Федерализм в современных условиях понятие и перспективы развития сравнительный анализ - ABCD42.RU

Федерализм в современных условиях понятие и перспективы развития сравнительный анализ

Современный российский федерализм и перспективы развития

Оглавление

2. Современный российский федерализм и перспективы развития. 6

3. Разделение полномочий и сфер деятельности федерации и ее субъектов. 11

Список использованной литературы.. 15


Введение

В современном мире существуют различные формы государственно-территориального устройства, в том числе более 20 федераций.

Федеративное устройство – разновидность государственного устройства, являющегося необходимым институтом конституционного права каждой страны.

Устанавливая ту или иную форму государственного устройства, конституция любого государства распределяет или, наоборот, концентрирует властные полномочия, тем самым предопределяя правовую базу решения проблем общественного развития.

Федеративное устройство Российской Федерации основано на единстве системы государственной власти и разграничении предметов ведения и полномочий. Это означает, что в Российской Федерации ее субъекты имеют право на принадлежащее им и за ними закрепленные предметы ведения и полномочия.

Невзирая на это, тематика федерализма в последнее время не пользуется особой популярностью в среде практической политики. Часто и с разных сторон приходится слышать мнения о том, что федерализм для нашей страны неактуален, что Россия может существовать лишь как унитарное централизованное государство, управляемое «сильной рукой», что ценности федерализма нам чужды, да и сам он представляет собой всего лишь переходную форму по направлению к образованию нормальной унитарной государственности.

Таким образом, вопрос о развитии федерализма как формы государственного, национального устройства является весьма дискуссионным, что и определяет его актуальность для дальнейшего исследования на примере Российской Федерации.

Федерализм

Существуют две основные формы государственного устройства: унитарная и федеративная. Унитарное государство (фр. unitaire – единое, составляющее одно целое) – единое, слитное государство, состоящее в своей основе из административно-территориальных единиц, которые не имеют права собственного местного законодательства, хотя могут издавать другие нормативные акты (решения, постановления)[1].

Федеративное государство (от позднелат. foederatio – «союз, объединение») – сложное государство, субъекты которого, обладая государственным суверенитетом, объединились в общее государство для решения общих долгосрочных задач. В теории различают автономную и союзную (договорную) федерацию[2].

В федеративном государстве существуют общефедеральные органы государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной), решения которой являются обязательными для субъектов федерации только в той мере, в какой это определено в ее компетенции. Законодательный орган традиционно состоит из двух палат, в одной из которых представлены ее субъекты. В Российской Федерации в Совете Федерации каждый из ее субъектов имеет по два представителя. Наряду с высшими федеральными органами существуют высшие органы государственной власти субъектов федерации.

Право выхода из состава федерации за их субъектами в современных конституциях не признается, что обеспечивает целостность и федеративное единство государства.

Самостоятельность субъектов федерации определяется чаще всего специальным нормативным актом или конституцией союзного государства.

Федерализм – понятие более широкое, нежели федерация. Он определяется как принцип, концепция, парадигма государственного устройства, позволяющая обеспечить единство и плюрализм государственной и общественной власти в условиях ее территориальной организации на нескольких уровнях. Как принцип федерализм воплощает способ урегулирования разногласий и объединения людей и их образований на государственном уровне; как режим и форма государственного устройства он определяет разделение государственной власти по вертикали между территориальными образованиями различного уровня в едином государстве.

Понятие федерализма, таким образом, характеризуется достаточно широким объемом. Существенной его частью является идеологическая составляющая. Федерализм может совпадать с федеративной формой государственного устройства, но это не обязательный признак, поскольку «федерализм… может существовать без федерации, но невозможно существование федерации без федерализма»[3].

Современный российский федерализм и перспективы развития

В науке конституционного права федерализм рассматривается как принцип, режим и форма государственного устройства. Как принцип федерализм представляет собой способ разрешения противоречий и объединения людей на государственном уровне. В качестве режима и формы государственного устройства он определяет разделение государственной власти по вертикали[4].

Принцип федерализма в России обладает своими особенностями, обусловленными той политической обстановкой 90-х годов, в которой он складывался, экономическими, социальными условиями его становления, идеологической основой и иными обстоятельствами. В результате он нашел свое отражение в Конституции РФ 1993 г. и в практике ее последующей реализации.

Принципы российского федерализма закреплены главным образом в ст. 5 Конституции РФ, а также вытекают из толкования отдельных ее положений. Исследователи по-разному называют принципы, их количество. Однако по вопросу содержания основополагающих принципов российского федерализма они в целом придерживаются схожих точек зрения. К таким принципам относятся: принцип построения Российской Федерации на сочетании национально-территориального и территориального начал; принцип государственной целостности Российской Федерации; принцип равноправия и самоопределения народов в Российской Федерации; принцип равноправия субъектов Российской Федерации; принцип разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами; принцип единства системы государственной власти в Российской Федерации[5].

Перечень принципов российского федерализма отражен в конституции РФ в которых входят следующие принципы:

– принцип государственной целостности;

– принципа равноправия народов и субъектов Российской Федерации;

– принципа единства системы государственной власти;

– принципа разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами, а также разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и органами государственной власти ее субъектов;

– единый и равный для всех субъектов РФ стандарт основных прав и обязанностей человека и гражданина;

– принципы верховенства федерального права.

Каждый принцип, будучи закрепленным в Конституции РФ, должен был получить свое воплощение в российской действительности. На бумаге эти основополагающие начала и направления развития государственности Российской Федерации представлялись ясными и очевидными. Противоречия и сложности стали возникать в процессе их реализации.

Несмотря на положительный характер отдельных нововведений, в целом федеративная реформа, проводимая в настоящее время в Российской Федерации, характеризуется своей непоследовательностью и противоречивостью.

Причинами этого, является отсутствие единой, научно обоснованной концепции федеративного преобразования России. Инициаторы реформы, с одной стороны, понимают необходимость модернизации федерализма в России, с другой стороны, у них отсутствует его стратегия и модель конечного результата процесса проведения реформ. Это является одной из причин непоследовательности законодателя, которая проявляется в следующем: во-первых, в резкой смене направления от централизации (закрепление перечня полномочий субъектов Федерации в сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов – 41 позиция, введение нового способа наделения полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации)) к децентрализации (попытка расширить полномочия субъектов Федерации в сфере совместного ведения); во-вторых, в существовании сложной системы наслоения нормативных правовых актов (внесение изменений и дополнений в федеральные законы, которые, в свою очередь, вносят изменения и дополнения в другие федеральные законы или даже целый комплекс законов), которая порождает проблемы в правопонимании и, как следствие, сложности в правоприменительной деятельности.

Таким образом, подобное законодательное реформирование федеративных отношений (частое изменение законов, широкое распространение фрагментарного нормотворчества, перегруженность законов отсылочными нормами и т.д.) влечет нестабильность законодательства и, как следствие, негативные результаты их реализации.

Как отмечает Н.М. Добрынин, федеральное законодательство в сфере федеративных отношений содержит множество пробелов, оно туманно, противоречиво[6]. Основной перспективой применения такой законодательной практики является еще большее усложнение и запутывание нормативно-правовой базы федерализма в Российской Федерации, в которой не сможет разобраться не только правоприменитель, но и сам законодатель.

Тенденция к централизации компетенции у федерального центра и минимизация собственных полномочий у субъектов Российской Федерации не может быть бесконечной (автономии многих унитарных государств имеют больше полномочий и самостоятельности, чем субъекты Российской Федерации). Перспективой развития данной тенденции является преобразование фактически в унитарное государство. Некоторые ученые называют сложившееся положение вынужденной временной мерой и в перспективе предвидят постепенное возвращение субъектам Федерации полномочий, которые они ранее имели[7], так как без этого невозможно развитие федерализма.

Вызывает опасение развитие начавшейся в 2003 году тенденции к укрупнению субъектов Российской Федерации, так как в действующем законодательстве не урегулированы пределы развития данного процесса. Правом на объединение обладают все субъекты Федерации. В результате Россия в своем составе может получить некоторое количество субъектов – республик с характерными именно для республик претензиями на суверенизацию[8]. Также, если вместо 86 субъектов будет создано 10 – 15, то федеральный центр столкнется с тем, что новые субъекты станут очень сильными в экономическом, политическом, социальном отношении, что позволит им конкурировать с Федерацией. Это в перспективе может привести к распаду государства либо приспособлению и уступчивости федерального центра к требованиям сильных субъектов (начнется обратный процесс децентрализации – расширение полномочий субъектов и т.д.). Существующий в настоящее время в России субъектный состав сложен, он нуждается в реформировании. Но необходимо выработать перспективную модель федеративных отношений на долгосрочную перспективу, с учетом которой последовательно производить коррекцию состава субъектов Федерации.

Таким образом, основными тенденциями в период реформирования федеративных отношений в России стали: централизация государства и государственной власти, развивающаяся в направлении создания унитарного государства, и укрупнение субъектов Российской Федерации путем их объединения.

Реформа в нашей стране идет уже более десяти лет. Но если в настоящий момент проанализировать Российскую Федерацию, с точки зрения минимального набора критериев федеративного государства, то можно сделать вывод, что Россия так и не стала федерацией, а еще более от нее отдалилась. Но теперь не в сторону конфедерации, а в направлении унитарного государства. В России не развиты следующие обязательные признаки Федерации:

1) наличие у субъектов Федерации системы собственных органов государственной власти, которая ими самостоятельно установлена и сформирована (так как система органов государственной власти установлена федеральным законом, на федеральном уровне четко регулируется порядок их формирования, функционирования и прекращения деятельности, высока роль федеральных органов государственной власти в процессе формирования и прекращения деятельности органов государственной власти субъектов Федерации);

2) разграничение предметов ведения и компетенции между Федерацией и ее субъектами на основании конституционных актов и договоров (так как субъекты Федерации обладают минимальными полномочиями, Федерация периодически вмешивается в эти незначительные сферы ведения субъектов, разграничение полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется часто изменяющимися федеральными законами, возможность договорного разграничения полномочий на практике сведена законодателем к минимуму – путем усложнения процедуры).

В настоящее время Россия не обладает всеми признаками федеративного государства, следовательно, является формальной федерацией. Для исправления такой ситуации требуется проведение комплексной реформы в сфере федеративных отношений.

Российский федерализм на современном этапе

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 16.01.2017 2017-01-16

Статья просмотрена: 4871 раз

Библиографическое описание:

Гаврилова, М. И. Российский федерализм на современном этапе / М. И. Гаврилова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2017. — № 2 (136). — С. 302-304. — URL: https://moluch.ru/archive/136/37997/ (дата обращения: 16.09.2021).

Особое внимание уделяется проблемам современного российского федерализма и рассматривается важность его существования на современном этапе, а также взаимодействие на международной арене и польза данного сотрудничества.

Ключевые слова: Федерация, федерализм, субъекты РФ, государство, Конституция

Special attention is paid to the problems of modern Russian Federalism and examines the importance of its existence at the present stage, as well as cooperation in the international arena and benefit from this cooperation.

Keywords: Federation, federalism, the federal subjects of Russia, state, Constitution.

Федерализм проявляется в демократии. Его демократичность содержится в том, что федерализм предполагает рассредоточение власти. В сущности термина федерализма поднимается вопрос взаимоотношений. В теории государства и права федерализм обозначен как способ распределения властных полномочий (определения предметов ведения) по вертикали между федеральным центром и его субъектами на основе конституции, договоров или соглашений (общих или индивидуальных) [1].

Тенденции развития федерализма в России обусловлены целым комплексом присущих ему своеобразных особенностей, связанных с историческими, экономическими, социально-культурными и национально-этническими факторами. [2].

Российский федерализм олицетворяет государственное единство, объединение народов как этнос-территориальных общностей вокруг русского народа, являющегося ядром и главной цементирующей силой многонационального федеративного государства. А именно это взаимодействие в обществе, где люди разных национальностей, конфессий, взглядов и культур соглашаются жить по законам единой Конституции страны. Как известно, основы конституционного строя характеризуют Россию как демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления, следовательно, федеральная система правления различает властные полномочия между местными, региональными и национальными уровнями. Также стоит заметить, что именно федерализм гарантирует свободу от диктатуры. Российский федерализм — это не идеальная категория, это та реальность, которая имеет на сегодняшний день ряд нерешенных аспектов [3]. Это относится не только к форме правления, но также и к содержанию федеративных отношений в стране. Современному федерализму более 20 лет за это время любые преобразования и новшества имеют положительные и отрицательные стороны. Не остается данная проблема и без внимания отечественных ученых, исследования которых во многом послужили теоретической базой для законотворчества и формирования практики Конституционного Суда РФ. И еще, современные проблемы федеративного устройства России связаны с огромным количеством субъектов и с большим размером территории государства. В содержании Федеративного договора от 31 марта 1992 г. «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации» является основой Конституции РФ от 12 декабря 1993 г. [4]. Нужно не забывать, что у российского федерализма имеются свои корни, и без понимания этого построение стабильной и прочной государственности практически невозможно. С 2002-е года Россия начинает развиваться как централизованная федерация, но мы так же понимаем, что степень независимости субъектов может не соответствовать разделению полномочий между ними и с федеральным центром, следовательно, параметры этого деления не дают права судить о характере федерации. Признание в Федеративном договоре и Конституции России 1993 года субъектами федерации национальных республик, национальных автономий, краев, областей и городов федерального значения подтверждает, что Россия перешла к новому для ее типу федерации, в основе которой лежит комплексный принцип построения федерации. Процесс совершенствования федерализма не может проходить в коротки сроки. Разумеется, некоторые проблемы становятся заметны со временем, когда закон начинает действовать и сталкивается с объективной реальностью и какие-то проблемы явно дают о себе знать с самого начала, но за неимением иного регулирования законодатель вынужден останавливаться на тех методах и способах регулирования, которые доступны и функционируют на современном этапе, даже если на практике они устарели или демонстрируют явное несовершенство [5]. В современном мире трудно сравнить Российский федерализм с другим, так как он уникален. Много времени пытались копировать его у других стран, например у таких государств как США и Германия, но ничего не получалось так как федерализм у других стран не совпадает с настоящими интересами Российского государства [6]. Он не был присущ ни к национально-государственному устройству, ни к территориальному. Наша страна отличается от других стран экономическими, историческими, идеологическими, социально-политическими факторам, поэтому модель построения федерализма это универсальная особенность Российской Федерации.

Читайте также  Анализ современной системы обеспечения безопасности гидротехнических сооружений

Для нашей страны важна интеграция на международной арене и в мировой правовой системе, но повторить федерализм других стран не получалось и не получится в настоящее время. Однако многие вопросы федерализма до сегодняшнего дня не разрешены, тем более что для некоторых федеративных государств участников СНГ вопрос об оптимальной форме государственного устройства остается важным, и ситуация в Украине является ярым тому примером. Известно, что федерализм это не только комплекс управления государством, но также это еще и политического поведение в стране и способ разрешение конфликтов. Важно, что одним из ценностей федеративной формы государства является то, что разрешение конфликтов и противоречий происходит в публичной форме, между конституционными партнерами, а не в закрытых централизованных бюрократических учреждений [7]. В настоящее время актуальность сравнительных исследований проблем федерализма чрезвычайно высока. Федерализм — это не только особым образом выстроенный институциональный дизайн, но и состояние политики. Федерализм помогает нам фокусировать наше внимание на присутствующих проблемах в стране, и если даже мы отменим его в современном обществе, то совокупность политических процессов изменяется недостаточно для того, чтобы снять ту или иную угрозу стабильности, если она присутствует в государстве. Иными словами, именно федерализм помогает нам справиться с внешними и внутренними угрозами, ведь механизм федерализма необходим обществу в современном обществе, так как без него решение проблемы не будет найдено, и мы можем прийти в к выводу о том, что федерализм в современном обществе нам необходим и является важным элементом в построение государства. И еще одно существенное замечание. Необходимо понимать, что федеративный порядок для демократического государства — это не только вопрос выбора, но и важная необходимость.

Безусловно, современный российский федерализм сложно назвать идеальным. Однако можно констатировать тот факт, что законодатель не стоит на месте, перманентно проводя мероприятия по реформированию современного государственного устройства [8].

На сегодняшний день Российский федерализм строится намного лучше, предыдущего, заметны изменения и видно переходящую ступень в светлое будущее, главное, чтобы поступки, которые будут предприняты нашим государством были обдуманы и дальновидны, ведь от них будет зависеть развитие страны, которое будет отвечать за высокие требования демократического государства.

Современный федерализм (сравнительный анализ)

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 30 Ноября 2010 в 10:01, контрольная работа

Краткое описание

Целью данной работы является изучение федерации как формы государственного устройства в сравнении отдельных ее видов. Для достижения поставленной цели необходимо рассмотреть ряд вопросов. Во-первых, дать определение и общую характеристику федерации и типологии федерации. Во-вторых, рассмотреть основные классификации и типологии современного федерализма.

Содержание работы

ВВЕДЕНИЕ 3
1. Определение и общая характеристика федерализма. 4
2. Классификации и типологии современного федерализма. 7
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 10
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 12

Содержимое работы — 1 файл

КПЗС.doc

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

специальный факультет

заочное отделение

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине: Конституционное право зарубежных стран

на тему: Современный федерализм (сравнительный анализ)

студент 1 курса 381 группы

Чмеленко М.В.

Моб.тел.8-921-874-2799

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

ВВЕДЕНИЕ

Федерализм получил широкое распространение в современном мире. Среди федеративных государств — страны, существенно отличающиеся по размерам своей территории, национальному составу и региональным особенностям, вызванным спецификой их государственного развития, влиянием местных законов и политических традиций.

Федеративное устройство государства представляет собой многоплановую и сложную проблему. Ее раскрытию посвящено большое число работ монографического характера и научных статей. Но, тем не менее, действительность показывает, что этот в высшей степени актуальный комплекс проблем остается далеко не исчерпывающе исследованным.

Многоплановость этой проблемы состоит, прежде всего, в том, что аспекты национальных моделей федерализма, действующих в современном мире невозможно свести к единому знаменателю: по сути дела каждое отдельное федеративное государство имеет свои специфические особенности, отличающие его, порой существенно, от всех других вариантов федеративного государства, а тем более конфедеративного.

Фактически объективный анализ федерализма как теории, конкретных форм федеративного устройства, особенностей различных моделей федеративного государства начался в нашей стране примерно десять лет тому назад, переходом к развитию обновленной, демократической России.

Среди исследователей, специализирующихся по проблемам федерализма и федеративных отношений, необходимо также назвать В. А. Михайлова, И. Ф. Залевскую, В. А. Тишкова, Р. Г. Абдулатипова, А. Д. Шутова, Д. Хоркинса, Ж. Кенвери, У. Олсби и других авторов.

Целью данной работы является изучение федерации как формы государственного устройства в сравнении отдельных ее видов. Для достижения поставленной цели необходимо рассмотреть ряд вопросов. Во-первых, дать определение и общую характеристику федерации и типологии федерации. Во-вторых, рассмотреть основные классификации и типологии современного федерализма.

  1. Определение и общая характеристика федерализма.

Федерация как форма государственного устройства представляет собой состоящее из нескольких (двух и более) государственных образований суверенное государство, власть которого исходит от отдельных его членов, связанных в одно государственное целое. Это государственно-правовое объединение, в котором власть составляющих его частей пользуется известной самостоятельностью по вопросам, не входящим в компетенцию центральной власти. Федерация всегда является объединением исторически сложившихся устойчивых государственных образований. Если она складывается из государств, до тех пор не связанных в государственно-правовом отношении, то ее образованию предшествуют договоры, относящиеся к ее конституции. Превращение же единого государства в федеративное, как это имело место в Венесуэле, Мексике, Аргентине, Бразилии, возможно лишь в силу допустимости этого союзной конституцией.

В большинстве зарубежных федераций наряду с общефедеральной конституцией и общефедеральными законами действуют конституции и законы субъектов федерации (США, ФРГ, Канада, Австрия, Швейцария и др.). При этом обеспечивается верховенство федеральной конституции и федеральных законов. В то же время не во всех федеративных государствах субъекты федерации имеют собственные конституции. Отсутствуют конституции у субъектов федерации ряда афро-азиатских стран (Индия, Пакистан, Малайзия, Нигерия). В некоторых федеративных государствах в целях единообразного регулирования однотипных общественных отношений предпринимаются организационно-правовые меры по унификации законодательства субъектов федерации.

В большинстве зарубежных федераций наряду с федеральным гражданством существует и гражданство субъектов федерации. Следует, однако, иметь в виду, что речь идет не о наличии двойного гражданства, а о двух уровнях гражданства одного государства. Предпосылкой получения гражданства субъекта федерации является наличие общефедерального гражданства. Наличие гражданства субъекта федерации влияет на содержание правового статуса гражданина внутри страны, но в международно-правовом плане все граждане федеративного государства имеют единый статус.

В федеративном государстве наряду с федеральной системой законодательной, исполнительной и судебной власти существуют системы законодательной, исполнительной и судебной власти субъектов федерации. Порядок их организации и компетенцию определяют, как правило, конституции субъектов федерации. Если законодательные органы субъектов федерации действуют строго в рамках компетенции этого субъекта, то исполнительная власть обладает более широкой компетенцией. Она организует исполнение не только местного законодательства, но и федеральных законов на территории соответствующего субъекта. Аналогично решается вопрос и в отношении судебной власти субъектов федерации 1 .

У субъектов федерации, как правило, есть собственное гражданство, столица, герб и иные элементы конституционно-правового статуса государства, за исключением государственного суверенитета.

При этом субъект федерации не имеет права выхода из состава федерации (сецессии) и, как правило, не может быть субъектом международных отношений. Субъекты федерации могут иметь различные наименования, которые, как правило, определяются историческими или правовыми факторами: штаты, провинции, республики, земли или федеральные земли (как в Германии и Австрии) и иное.

Одним из наиболее сложных вопросов при федеративной форме государственного устройства является разграничение компетенции между союзом и его членами. Компетенция как совокупность законодательно зафиксированных полномочий в отношении определенных предметов ведения в зарубежных федеративных государствах может подразделяться на четыре основных вида:

1) исключительную компетенцию союза;

2) исключительную компетенцию субъекта федерации;

3) совместную (конкурирующую) компетенцию союза и его членов;

4) остаточную компетенцию.

Можно выделить наиболее общие черты, которые характерны для большинства федеративных государств:

  • Территория федерации состоит из территорий её отдельных субъектов: штатов, кантонов, республик.
  • В союзном государстве верховная законодательная, исполнительная и судебная власть принадлежит федеральным государственным органам. Компетенция между федерацией и её субъектами разграничивается союзной конституцией.
  • Субъекты федерации обладают правом принятия собственной конституции, имеют свои высшие законодательные, исполнительные и судебные органы.
  • В большинстве федераций существует единое союзное гражданство и гражданство федеральных единиц.
  • Основную общегосударственную внешнеполитическую деятельность в федерациях осуществляют союзные государственные органы. Они официально представляют федерацию в межгосударственных отношениях (США, ФРГ, Бразилия, Индия и др.).
  • Обязательным признаком федеративной формы считается двухпалатная структура союзного парламента. Одна палата рассматривается как орган общесоюзного представительства, депутаты в неё избираются со всей страны. Вторая палата призвана представлять интересы членов федерации.

В современном мире насчитывается достаточно большое количество федеративных государств. В Европе это: Австрийская Республика, Босния и Герцеговина, Королевство Бельгия, Российская Федерация, Федеративная Республика Германия, Швейцарская Конфедерация. В Азии: Исламская Республика Пакистан, Малайзия, Объединённые Арабские Эмираты, Непал, Республика Индия, Республика Ирак. В Африке федеративную форму государственного устройства имеют: Республика Судан, Союз Коморы, Федеративная Демократическая Республика Эфиопия, Федеративная Республика Нигерия, Танзания. На Американском континенте также немало федеративных государств: Америка, Аргентинская Республика, Боливарианская Республика Венесуэла, Канада, Мексиканские Соединённые Штаты, Соединённые Штаты Америки, Федеративная Республика Бразилия, Федерация Сент-Кристофер и Невис. Также федерациями являются такие государства Австралии и Океании как Австралийский Союз и Федеративные Штаты Микронезии.

  1. Классификации и типологии современного федерализма.

Федерализм является родовым понятием и включает в себя несколько подвидов.

Первый из них — федерация — представляет собой форму организации государственной власти, главные принципы которой были сформулированы основателями Соединенных Штатов в Конституции 1787 г. Федерация предполагает учреждение единого центрального правительства, в пределах охвата которого формируется полития, а составляющие ее единицы получают право, с одной стороны, на самоуправление, с другой — на соучастие в общем конституционном управлении образованием в целом. Полномочия центрального правительства делегируются ему населением всех составляющих политию единиц. Оно имеет прямой выход на граждан страны и верховную власть в сферах, отнесенных к его компетенции. Для роспуска федерации требуется согласие всех или большинства входящих в нее единиц. К классическим современным федерациям можно отнести США, Швейцарию и Канаду.

Второй подвид — конфедерация — был общепризнанной формой федерализма до 1787 г. При конфедеративном устройстве объединившиеся единицы образуют союз, но в значительной степени сохраняют свои суверенитет и законодательные полномочия. Они устанавливают и поддерживают постоянный контроль над центральным правительством, которое может достичь уровня простых граждан, только действуя через эти единицы. Для выхода из состава конфедерации каких-то ее членов не требуется согласия остальных — подобное право фиксируется при заключении изначального конституционного соглашения.

Третий подвид — федератизм — асимметричные взаимоотношения между федерированным государством и более крупной федеративной державой. В этом случае основой поддержания союза является сохранение федерированным государством широкой внутренней автономии при отказе от некоторых форм участия в управлении федеративным образованием. В Соединенных Штатах подобное устройство называется «содружеством».

Четвертый подвид — ассоциированная государственность — сходен с описанным выше в той же степени, в какой конфедерация сходна с федерацией. И в том и в другом случае отношения асимметричны, но при ассоциированной государственности федерированное государство в меньшей степени связано с федеративной державой, и в конституции, оформляющей взаимоотношения сторон, как правило, предусмотрена возможность разрыва существующих между ними уз при каких-то специально оговоренных условиях. Подобного рода взаимоотношения установлены между Соединенными Штатами, с одной стороны, и Федерированными Штатами Микронезии и Маршалловыми островами — с другой 2 .

Помимо уже названных существуют и другие — квазифедеративные — формы, в том числе:

    • унии (например, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии);
    • лиги (например, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии);
    • кондоминиумы (например, Андорра под совместным протекторатом Франции и Урхельского епископа (Испания);
    • государство автономий (Испания);
    • конституциональная регионализация (например, Италия);
    • конституциональное самоуправление (например, Япония).
    • содружества или сообщества (Британское Содружество наций объединение Великобритании и ее бывших колоний, получивших независимость. Оформлено Вестминстерским статутом в 1931 г. Французское Сообществ — федерация Франции, ее заморских территорий и бывших французских колоний, которые изъявили желание остаться в сообществе после получения независимости.)

Каждая из данных форм или конкретных их вариаций предлагает свое собственное решение неких специфических проблем управления, встающих в этом мире, но все они призваны найти пути, позволяющие обеспечить сочетание единого управления политией в целом с достаточным уровнем самоуправления ее частей и/или добиться создания системы соучастия во власти с тем, чтобы способствовать демократическому самоуправлению всего государства либо его составляющих.

Сравнительный анализ федерализма

Д.Дж. ЭЛЕЙЗЕР Сравнительный федерализм

Долгие годы федерализм считался объектом, не заслуживающим внимания политологов, разве что в качестве системы взаимоотношений между правительствами различных уровней в особых — федератив­ных — образованиях, в первую очередь, в Соединенных Штатах. Однако в последнее время он превратился в важнейшую проблему миро­вой политики и, соответственно, политической науки. Понятие «феде­рализм» имеет два значения. В узком смысле оно обозначает взаимо­отношения между различными правительственными уровнями, в более широком — сочетание самоуправления и долевого правления через конституционное соучастие во власти на основе децентрализации.

Читайте также  Анализ методов исследования наноматериалов

Типология федерализма

Становится все более очевидным, что сам федерализм, если исполь­зовать взятую из биологии аналогию, является родовым понятием и включает в себя несколько подвидов. Первый из них (именно его, как правило, имеют сегодня в виду, когда говорят о федерализме) — федерация (federation) — представляет собой форму организации госу­дарственной власти, главные принципы которой были сформулированы отцами-основателями Соединенных Штатов в Конституции 1787 г. Фе­дерация предполагает учреждение единого центрального правительст­ва, в пределах охвата которого формируется политая, а составляющие ее единицы получают право, с одной стороны, на самоуправление, с другой — на соучастие в общем конституционном управлении образо­ванием в целом. Полномочия центрального правительства делегируют­ся ему населением всех составляющих политик) единиц. Оно имеет пря­мой выход на граждан страны и верховную власть в сферах, отнесенных к его компетенции. Для роспуска федерации требуется согласие всех или большинства входящих в нее единиц. К классическим современным федерациям можно отнести США, Швейцарию и Канаду.

Второй подвид — конфедерация (confederation) — был общепри­знанной формой федерализма до 1787 г. При конфедеративном устрой­стве объединившиеся единицы образуют союз, но в значительной сте­пени сохраняют свои суверенитет и законодательные полномочия. Они устанавливают и поддерживают постоянный контроль над централь­ным правительством, которое может достичь уровня простых граждан, только действуя через эти единицы. Для выхода из состава конфедера­ции каких-то ее членов не требуется согласия остальных — подобное право фиксируется при заключении изначального конституционного соглашения. Классические образцы конфедерации — Ахейский союз[1] и Республика Соединенных провинций[2]. Лучшим примером современ­ной конфедерации может служить Европейский союз.

Третий подвид — федератизм (federacy) — асимметричные взаи­моотношения между федерированным государством и более крупной федеративной державой. В этом случае основой поддержания союза яв­ляется охранение федерированным государством широкой внутренней автономии при отказе от некоторых форм участия в управлении феде­ративным образованием. В Соединенных Штатах подобное устройство называется «содружеством» («commonwealth»). Именно таким обра­зом построены взаимоотношения этой страны с Пуэрто-Рико и Гуамом.

Четвертый подвид — ассоциированная государственность (as­sociated statehood) — сходен с описанным выше в той же степени, в какой конфедерация сходна с федерацией. И в том, и в другом случае отношения асимметричны, но при ассоциированной государственности федерированное государство в меньшей степени связано с федератив­ной державой, и в конституции, оформляющей взаимоотношения сто­рон, как правило, предусмотрена возможность разрыва существующих между ними уз при каких-то специально оговоренных условиях. Подоб­ного рода взаимоотношения установлены между Соединенными Шта­тами, с одной стороны, и Федерированными Штатами Микронезии и Маршалловыми островами — с другой.

Помимо уже названных, существуют и другие — квазифедератив­ные — формы, в том числе:

1) унии (например, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии);

2) лиги (например, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии);

3) кондоминиумы (например, Андорра под совместным протекто­ратом Франции и Урхельского епископа (Испания);

4) конституциональная регионализация (например, Италия);

5) конституциональное самоуправление (например, Япония). Каждая из данных форм или конкретных их вариаций предлагает свое собственное решение неких специфических проблем управления, встающих в этом мире, но все они призваны найти пути, позволяющие обеспечить сочетание единого управления политией в целом с доста­точным уровнем самоуправления ее частей и/или добиться создания системы соучастия во власти с тем, чтобы способствовать демократи­ческому самоуправлению всего государства либо его составляющих. В XX столетии (начало этому процессу было положено Октябрьской ре­волюцией в России) некоторые тоталитарные режимы, стремясь укре­пить свою власть, воспользовались тем, что они называли федерализ­мом, предоставив минимально необходимый уровень культурной авто­номии проживающим на их территории этническим группам. В после­дующие годы между исследователями федерализма развернулись дис­куссии о том, есть ли действительные основания рассматривать подоб­ные формы в рамках тоталитарных систем в качестве федеративных. Часть ученых утверждала, что поскольку по самой своей сути федера­лизм — это средство укрепления демократического республиканизма, предполагающего разделение властей, тоталитарные системы, неотъ­емлемой чертой которых является неприятие разделения властей в какой бы то ни было форме, не могут быть подлинно федеративными. Другие, не отрицая справедливость подобных утверждений, доказыва­ли, что воздействие федерализма, даже если тот был задуман в качестве ширмы, придает определенного рода институционально-конституцион­ную силу местным этническо-территориальным интересам, позволяя им сохраняться хотя бы в ограниченном виде. Как показало дальнейшее развитие событий, правы были и те, и другие.

Стоило пасть тоталитарным режимам, СССР, Чехословакия и даже Югославия, где режим был относительно мягким, раскололись, и по меньшей мере в двух случаях из трех этот раскол повлек за собой кро­вопролитие. В то же самое время формирование на территории распав­шихся образований новых государств происходило в рамках установленных ранее федеральных границ и преподносилось как обретение каждой из входивших в состав федерации этнических единиц суверенитета и не­зависимости. Несомненно также, что для установления и/или поддер­жания мира — по крайней мере в двух случаях из трех названных — потребуются какие-то альтернативные федералистские решения.

Из всего вышесказанного следует, что в своей основе федера­лизм — это вопрос взаимоотношений. Он воплощается в конститу­циях и институтах, структурах и функциях, но в конечном счете имеют значение именно взаимоотношения.

Сравнительный анализ федерализма

Повсеместное распространение компаративных методов в изучении федерализма объясняется теми же причинами, по которым компарати­вистика обрела столь высокую популярность в других областях науки. Сравнительный анализ позволяет: 1) лучше понимать самих себя; 2) использовать опыт других народов, сталкивающихся с теми же или аналогичными проблемами; 3) располагать большим объемом инфор­мации, обеспечивающим возможность более глубокого проникновения . в предмет; 4) совместно со специалистами из других стран разрабаты­вать теоретические вопросы, что благотворным образом сказывается на работе каждого из них. Федерализм как предмет исследования хорош тем, что в него изначально встроены механизмы проверки и оценки аде­кватности результатов анализа: каждое плодотворное теоретическое положение должно иметь соответствующее практическое воплощение и наоборот. Конечно, то же самое, вероятно, можно сказать и о других объектах, изучением которых занимаются политические науки; однако при исследовании федерализма и теоретическое, и практическое изме­рения особенно необходимы. Теория федерализма должна получить подтверждение практикой, а любой опыт по практическому воплоще­нию федералистских проектов, чтобы быть действительно федералист­ским, должен отвечать определенным теоретическим требованиям.

Сравнительные исследования федерализма можно, в первом при­ближении, подразделить на 3 основные группы:

1) федерализм в англоязычных странах, в том числе колониальный федерализм, например в Британской империи;

2) федерализм в германоязычных странах, прежде всего в Германии и Швейцарии;

3) федералистские идеологии и проекты, выдвигаемые по большей части философами — сторонниками утопических федеративных сис­тем.

Компаративистские исследования затрагивают 6 важнейших аспек­тов федерализма: 1) теорию; 2) институты; 3) конституции, в том числе конституционные законы; 4) основы, т.е. учреждение или организацию федеративных систем; 5) функции, или систему взаимоотношений уп­равленческих структур различных уровней; 6) финансовые вопросы, к примеру, распределение налоговых поступлений и расходов. К этому можно добавить и еще один аспект — примеры функционирования фе­деративных систем и проблемы, возникающие при воплощении феде­ративной организации в жизнь. Плодотворная работа проведена и ве­дется по всем названным направлениям.

В исследованиях поднимаются следующие вопросы теории и прак­тики федерализма: 1) конституции федеративных систем, в том числе процессы конституционального конструирования и самоорганизации, лежащие в основе федеративных государств; 2) институциональная

структура федеративных и использующих федеративные механизмы систем, в первую очередь формы и структуры федерированных единиц и центрального правительства, в котором такие единицы и их граждане имеют свою долю; 3) проблемы совместного отправления и разделения власти или полномочий меящу центральным правительством и прави­тельствами федерированных единиц либо их представителями или за­меняющими их органами; 4) учреждение и сохранение раздельных ин­ститутов центрального правительства и правительства федерирован­ных единиц; 5) особое сочетание процессов самоуправления и долевого правления и обрамляющие их институциональные структуры, которые в каждой федеративной системе могут иметь свою специфику, но — чтобы федерализм успешно функционировал — во всех случаях долж­ны быть внутренне сбалансированы; 6) распределение и разделение финансовых полномочий и ответственности, статьи формирования до­хода и расходов; 7) различия между симметричными и асимметричными федеративными образованиями.

Хорошо известно, что не бывает абсолютно одинаковых федератив­ных систем; в каждой из них достигнуто свое отношение соучастия во власти ее разделения. Так, в отличие от германоязычных стран, где ши­рота полномочий центральных правительств обычно уравновешивает­ся передачей институтам федерированных единиц функций управления непосредственной реализацией этих полномочий, в англоязычных фе­деративных системах важнейшие конституционные функции, как пра­вило, осуществляются раздельными для каждого уровня управления институтами. Это одна из причин, почему институты, механизмы и про­цедуры одной федеративной системы так трудно пересадить в другую, предварительно не внеся в них существенные изменения, которые по­зволили бы приспособить их к иным условиям.

Весьма разнятся между собой и типы общего баланса или искомого соотношения соучастия во власти и ее разделения, присущие федера­циям и конфедерациям, симметричным и асимметричным федератив­ным образованиям, а также иным формам федеративного устройства. Другими словами, сильный Европейский союз — это не Соединенные Штаты Европы. В первом случае мы имеем дело с конфедерацией, во втором — речь шла бы о федерации, т.е. о совсем ином типе федера­тивного устройства. Более того, в свете европейской политической культуры Соединенные Штаты Европы были бы гораздо более бюро­кратизированным и ориентированным на исполнительную власть госу­дарством, чем Соединенные Штаты Америки. Этот факт должен сыграть свою роль при решении вопроса о том, преобразовывать ли ЕС в федерацию или нет.

Дата добавления: 2018-10-27 ; просмотров: 440 ; Мы поможем в написании вашей работы!

Новое в блогах

Сообщество «Русские мы»

Особенности и перспективы федерализма в России

Основные вопросы,интересующие народ в настоящий период (во время избирательной кампании), это вопросы о будущем составе основных органов власти. Вместе с тем, нельзя забывать, что в стране еще масса злободневных проблем, одной из которых является федеративное устройство России, пока еще далекое от совершенства.

По Конституции Россия является демократическим федеративным, правовым государством, президентской республикой и состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения,автономной области и автономных округов. Все отмеченные территориальные объединения — равноправные субъекты Российской Федерации. Верховенство Конституции РФ и федеральных законов распространяется на всю территорию страны,на все субъекты федерации.

Федерация как тип государственного устройства в России не случайна. Она обоснована огромной территорией, разнообразием этнического и национального состава населения,природной и экономической обособленностью регионов. Ценность федеративной территориальной организации заключается в ее способности сочетать возможности крупных государств с преимуществами малых стран.

Большинство крупных государств мира, такие как США, Индия, Бразилия, Мексика, Германия, Канада,Нигерия, Аргентина, также имеют федеративное устройство.

Особенности федеративного устройства

Федерализм в России находится еще в процессе становления и приспособления к либерально-демократическим принципам управления страной.

Если рассмотреть Россию в исторической плоскости, то видно, что ранее унитарное государство -Российская империя было достаточно произвольно разделено в Советском союзе на субъекты федерации. При этом единая нация (в гражданском понимании) – советский народ стала разделенной границами субъектов.

Россия (точнее РСФСР) в составе СССР была по сути отдельным субъектом (но имеющим также федеративное устройство).

После распада СССР и начавшегося «парада суверенитетов» народов России пришлось спешно вырабатывать приемлемые принципы федерализма и закреплять их в федеративных договорах с новообразованными субъектами федерации и в основном законе.

Кстати, не будь в СССР такого недальновидного союзного договора, допускающего суверенитет советских республик и возможность их отделения, история могла бы сложиться совсем иначе.

С другой стороны, если бы Россия, так же, как и все союзные республики, была унитарным государством, то сейчас бы в стране отсутствовал легитимный рост национализма и центробежные тренды.

Несмотря на провозглашенные в Конституции РФ нормы федеративного устройства, российский федерализм нельзя назвать целостным, отработанным, беспроблемным.

Какие же это проблемы?

1. Многочисленность и видовое разнообразие субъектов федерации

В состав РФ на текущий момент входит 83 равноправных субъекта – 21 национальная республика, 9 краёв, 46областей, 2 города федерального значения, 1 автономная область и 4 автономных округа.

Безусловно, многочисленность и многообразие субъектов РФ обусловлены огромной территорией, природно-экономическим разнообразием регионов, полиэтничностью и разной конфессиональной ориентацией населения,но такое положение затрудняет управление страной и ее развитие.

Поэтому стоит задача сокращения количества субъектов (в основном за счет их объединения) и некоторая унификация их структуры.

2. Асимметрия и фактическое неравенство субъектов.

«В идеале» симметричная федерация должна состоять из однотипных, близких по характеристикам, однородных и равноправных территориальных единиц с единым статусом.

Как не существует реального равенства людей (даже перед законом), а напротив, налицо колоссальная дифференциация доходов и образа жизни различных слоев народа, так нет и равенства субъектов федерации.

Конечно, реально не существует полностью симметричных федераций, но субъекты РФ, резко отличающиеся своим конституционно-правовым статусом, никак нельзя назвать равными.

Этому есть подтверждение.

Как и в СССР, где народы делились на «союзно-республиканские», «автономно-республиканские»,«автономно-областные» и «автономно-окружные», в РФ сохранилось подобное статусное деление.

Так, национальным республикам дозволено иметь свою государственность и собственные конституции, дополнительные права и федеральные дотации, а многие этносы почему-то не имеют таких прав, дискриминируются.

Более того, русский народ(составляющий 80% населения России) как не имел собственного национально-территориального образования и собственных институтов суверенитета в СССР, так не имеет и в современной России.

Ряд субъектов (краёв и областей)имеет сложное «матрешечное» построение.

Фактическое неравенство различных по территории, населению и валовому региональному продукту (ВРП)субъектов подтверждает тот факт, что в Совете Федерации все равно представлены по 2 сенатора от каждого субъекта, независимо от его статуса.

Асимметрия субъектов федерации вызывает необходимость наряду с Конституцией, определяющей сферы разграничения полномочий

федеральной власти и субъектов, иметь еще и дополнительные договоры с каждым субъектом федерации(или хотя бы с национальными территориальными образованиями) о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий.

Читайте также  Основные понятия и виды экономического анализа

В таких договорах выявляются«более равные» субъекты федерации (например, Чечня и Татарстан).

3. Централизованное управление и суверенитет отдельных субъектов.

Главной проблемой любого федеративного государства является достижение баланса тенденций к централизации и децентрализации государства (вплоть до предоставления суверенитета отдельным субъектам федерации).

Конституция РФ не дает прямых указаний по вопросу о суверенитете национальных республик.

Однако, в отличие от существующих в мире федераций, РФ в отдельных договорах с республиками допускает определенную «долю суверенитета» и верховенство законов республик.

В настоящее время в России налицо противоречие между федеративной структурой государства с присущим для нее децентрализованным управлением, требующим достаточно высокого уровня развития демократии, и формирующейся жесткой «вертикалью власти»централизованного управления, более свойственного унитарным государствам.

Э то может привести к региональной суверенизации, особенно в национальных республиках, где добавляется еще и угроза национальной автономизации.

4. Национально-территориальный принцип федеративного устройства для отдельных субъектов федерации.

Это наиболее важная и наиболее опасная для российского федерализма особенность.

Федерации, построенные по этому принципу, обычно рассыпались (Чехословакия, Югославия, СССР) в отличие от федераций, построенных только по территориальному принципу.

Существование национальных республик как субъектов федерации, построенных на национально-территориальном принципе, ведет к размежеванию народа России, к этнической суверенизации и сепаратизму (вспомним СССР).

Такое положение способствует и дезинтеграции единого информационно-культурного пространства РФ. В республиках идут процессы принижения государственного (русского)языка, разрушения единой системы образования, искажения общей истории и создания собственных историко-политических мифов.

Такие «особо равные» регионы с «титульным» населением (которое, как правило, не составляет большинства)имеют расширенные права. Коренное население требует абсолютной власти для своих представителей (в таких республиках органы власти практически полностью «титульные») и…получает ее от федеральной власти (а заодно и огромные экономические дотации).

Более того, федеральная власть старается никак не вмешиваться в распределение властных полномочий в национальных республиках.

Ведь нельзя же «раскачивать лодку» национального вопроса.

Такая «страусиная» политика федеральных властей и неравноправное положение отдельных национальных республик по отношению к другим субъектам федерации закономерно рождает недовольство народа. Не случайно возникло движение «Хватит кормить Кавказ». Это отнюдь не маргинальное выступление – его поддерживает не менее половины всего населения страны, и закрывать на него глаза просто не допустимо.

Надо также отметить такой вопрос — что есть «коренная» национальность?

На рассматриваемой территории жили и сменялись различные этносы и народы, и развитие таких регионов происходило благодаря усилиям многих проживающих здесь народов, а не только «коренных».

В этом плане справедливо рассматривать только конкретный небольшой временной период жизни населения на такой территории (например, 100 лет), когда сменяется ряд поколений и не остается конъюнктурного подхода заинтересованных в чем либо лиц, и не бередить«преданья старины глубокой».

Жить надо сегодняшним днем,существующими реалиями, а не спорить, кто жил раньше, «изначально» на данной территории. Ведь для всех проживающих именно этот регион, это культурно освоенное пространство – Родина и ее богатства создавали все.

Перспективы российского федерализма

Так или иначе, структуру Российской Федерации придётся изменять и корректировать, это только вопрос времени.

Какие здесь могут быть варианты?

В перспективе возможна альтернатива- «республиканизация» краев и областей или «губернизация» республик.

В случае первого варианта края и области, где титульным населением являются русские, могут образовать собственную республику (одну или даже несколько).

Кроме того, возможна постановка вопроса о создании унитарного государства.

Предположим, народ России(все этносы и народы, идентифицирующие себя с Россией, разделяющие все ее цивилизационные ценности) не захочет больше развивать и дотировать за свой счет те нации и республики, которые фактически отдаляются от России и всячески демонстрируют сепаратистские наклонности, растить местные национальные коррумпированные элиты. В этом случае существует возможность образования унитарного государства.

Такой вариант нельзя назвать удачным, поскольку это неизбежно приведет к развалу федерации или, в лучшем случае, превращению России в конфедеративный союз (по аналогии с подобным нежизнеспособным СНГ, появившимся после распада СССР). А именно этого и добиваются западные геостратеги, плотно интересующиеся судьбами России.

Поэтому современная Россия еще не «созрела», чтобы стать унитарным государством.

Второй альтернативный вариант предполагает, что все национальные субъекты федерации, как и края и области России, структурируются по единым регионально-экономическим и природно-историческим принципам с образованием современного полиэтнического государства,где нация рассматривается только с гражданских позиций.

Рассмотрев особенности и негативные моменты федерализма в России, видно, что для развития страны необходимо решить ряд первоочередных задач:

1. сократить общее количество субъектов федерации (приблизительно до 20);

2. в процессе объединения существующих территориальных образований создать сравнительно симметричные,однородные и равные по населению, территории и валовому региональному продукту(при сохранении и правового равноправия) субъекты;

3. ликвидировать разнотипность и сложноподчиненность субъектов;

4. наделить образованные субъекты федерации большей самостоятельностью, перейдя при этом от назначения к выборам глав субъектов, и обеспечить преимущественно децентрализованное управление государством;

5. главное – отойти от национально-территориального принципа федерализма, для чего объединить национальные республики с другими федеративными образованиями с созданием культурно-этнической автономии для всех народов и этносов страны.

Безусловно, такие преобразования встретят сильное сопротивление со стороны существующей власти,особенно в национальных республиках, где местную власть полностью устраивает существующее привилегированное положение в стране.

Кроме того, изменение федеративного устройства России потребует корректировки Конституции государства. Но нашей власти не привыкать это делать, о чем свидетельствуют многочисленные поправки к Конституции по вопросам политической и федеративной организации страны.

Надо заметить, что нельзя относиться к законам и Конституции как к незыблемым документам, принимая во внимание, что Россию никак нельзя назвать процветающей державой (страна занимает последние места в мире по показателям социально-экономического развития), а также то, что предыдущая история России имела слишком много бифуркационных встрясок, трансформаций и реформ. Все это затрудняет формирование оптимального основного закона на переходный для России период.

Как и любое законоположение,Конституция должна гибко развиваться и отрабатываться адаптивно к существующим реалиям и не тормозить общего развития страны.

От успешного решения проблем российского федерализма в большой мере зависит территориальная целостность страны, социально-политическая стабильность, судьбы социально-экономических реформ, гармонизация региональных и межэтнических отношений.

Особенности федерализма в России сквозь призму проблематики разграничения предметов ведения и полномочий между РФ и ее субъектами

В современных условиях, в частности, вызванных коронавирусным кризисом, актуализировалось обсуждение вопросов взаимодействия различных уровней государственной власти в России. Разумеется, в силу самого факта сложности и многоаспектности феномена федерализма неизбежно возникновение различных теоретико-правовых коллизий, возникающих в процессе построения федеративных отношений. К тому же, в поле зрения конституционалистов уже давно находятся проблемы экономического и политического неравноправия субъектов федерации; сложность в восприятии многоаспектности особенностей становления и развития российского федерализма, выразившегося в неоднозначном оформлении статусов субъектов федерации как неотъемлемых, но в то же время, самостоятельных частей Российского государства.

Казалось бы, разграничение предметов ведения и полномочий достаточно конкретно изложено в Конституции. Однако в практической деятельности границы этих полномочий могут меняться, расширяться и уменьшаться в зависимости от казуса. Существует сложность в определении совместной компетенции Российской Федерации и ее субъектов, так как в данной области вполне закономерно образуется конфликт их интересов. Как известно, органы власти субъектов России вправе самостоятельно осуществлять правовое регулирование в рамках предметов совместного ведения в порядке так называемого «опережающего» правотворчества, в случае, когда соответствующий федеральный закон еще не принят. Таким образом, вполне оправдано опасение возможного повышения автономности регионов ultra vires в ущерб интересам федерации, что корреспондирует с позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 7 июня № 10-П, где Конституционный Суд категорично обратил внимание на то, что «Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Содержащееся в Конституции Российской Федерации решение вопроса о суверенитете предопределяет характер федеративного устройства, исторически обусловленного тем, что субъекты Российской Федерации не обладают суверенитетом, который изначально принадлежит Российской Федерации в целом».

Говоря же об общетеоретических правовых коллизиях федеративного устройства, как правило, выделяют следующие аспекты его правового регулирования: известно, что Конституция России определяет ведущую роль федерального законодательства, но в то же время дает определенную автономию субъектам федерации (ч. 1 ст. 77). Отдельное внимание этому будет уделено чуть ниже. В соответствии с ч. 1 ст. 5 Конституции, субъекты равноправны. Вместе с тем, интересно, что по согласованию с центральными органами власти статус субъекта может быть изменен (ч. 5 ст. 66), а республика выделяется как государство с собственной конституцией (ч. 2 ст. 5). Следует упомянуть и о том, что международные связи таких субъектов федерации как республики намного шире, чем у остальных субъектов. В то же время, различие в правовом статусе субъектов федерации, бесспорно, вызвано экономико-географическим положением, национальной структурой.

Разумеется, что такое различие субъектов федерации в правовом и политико-экономическом статусе требует принятия различных организационно-управленческих решений в бюджетной сфере, соразмерно отвечающих потребностям отдельных регионов. В этой связи, некоторые указывают на необходимость введения в законодательство понятия бюджетного федерализма. С понятием бюджетного федерализма, подразумевающего разделение полномочий между центральными органами власти, органами субъектов Федерации и органами местного самоуправления в области финансов, сопряжена сложность в нахождении компромисса в отношениях различных уровней государственной власти. Некоторые указывают на необходимость ухода от дотационности, посредством формирования таких экономико-правовых условий, которые бы позволили субъектам федерации «самостоятельно прокормить себя», что, впрочем, требовало бы проявления крайне осмотрительного и дифференцированного подхода в распределении средств, что обусловлено различной социально-экономической развитостью субъектов федерации.

На сегодняшний день, наиболее ярким примером неблагоприятного развития сценария бюджетной самостоятельности дотационного региона служит сложившаяся ситуация с банкротством республики Ингушетия. Размер госдолга в республике Ингушетия превысил объем собственных доходов, поступивших в бюджет региона. Объем государственного долга Ингушетии на 1 ноября 2016 года составляет 1 млрд 663,7 млн рублей. Правительство распорядилось передать управление финансами республики Министерству Финансов. Как отмечают некоторые, представляется, что следствием таких мер будет мобилизация доходов, сокращение налоговых льгот, что, по видимости, будет частью масштабного плана по возврату платежеспособности региона. Примечательно, что законодателем в рамках действующего Бюджетного Кодекса РФ уже давно предусмотрена процедура внешнего финансового управления для регионов.

Некоторые указывают на возможность повторения сценария Ингушетии другими субъектами федерации, долговая проблема которых уже давно обострена. К таким регионам можно отнести Псковскую область и Мордовию. Конечно, в целях предотвращения развития ситуации, связанной с госдолгом в дотационных регионах, требуется принятие масштабных экономико-правовых управленческих решений на основе последующего опыта восстановления платежеспособности Ингушетии.

Конечно наиболее дискуссионные аспекты в процессе построения федеративных отношений возникают по вопросам именно распределения полномочий и предметов ведений между органами федеральной государственной власти и органами государственной власти субъектов федерации, в особенности, в бюджетной сфере. Отсутствует четкое разграничение между сферами совместного ведения федерации и ее субъектов и исключительного ведения субъектов федерации.

К примеру, особого внимания заслуживают вопросы распределения таких полномочий в процессе исполнения федерацией различных международных договоров, а именно: ввиду отсутствия четкого разграничения предметов ведения, возникают сложности в вопросах возможного административно-технического взаимодействия федерации и субъектов федерации по вопросам исполнения постановлений межгосударственного судебного органа, такого как ЕСПЧ, когда требовалось бы изменение нормативного правового акта на уровне субъекта федерации в целях исполнения постановления наднацинального органа, поскольку на данный момент законодательством прямо не определен правовой механизм воздействия органов федеральной государственной власти на органы государственной власти субъектов федерации в случае необходимости проведения трансформации законодательного регулирования какого-либо вопроса, входящего в сферу исключительного ведения субъекта федерации (в силу ст. 73 Конституции), когда эта необходимость вызвана исполнением предписания межгосударственного органа. Представляется, что при разрешении таких вопросов, законодателю следует руководствоваться общеизвестной ч. 4 ст. 15 Конституции, а также тем, что исполнение международных договоров и, соответственно, постановлений межгосударственных органов, таких как ЕСПЧ, является все же сферой совместного ведения РФ и ее субъектов (ст. 72 Конституции).

Считаю, однако, что тематика настоящей заметки не позволяет мне высказать свое мнение по указанному вопросу в более развернутом виде, что обуславливает целесообразность его более предметного раскрытия в другой работе в рамках этого блога.
Очевидно, что построение федеративных отношений ipso facto не может не вызывать различные проблемы в вопросах нахождения баланса во взаимоотношениях центральных и региональных органов власти. Таким образом, ограничиваясь обобщенными выводами, стоит отметить, что:

  • в ряде вопросов требуется разработка более четкого законодательного разграничения вопросов совместного ведения федерации и ее субъектов и исключительного ведения субъектов федерации;
  • следует рассмотреть возможность введения в законодательство понятия бюджетного федерализма;
  • наряду с разграничением полномочий между федерацией и ее субъектами, требуется создание более четкого правового механизма воздействия федеральной власти на субъекты федерации в процессе исполнения международных договоров и (или) постановлений межгосударственных органов.

Однако нельзя и отрицать перманентный характер процесса развития федерализма. Законодатель не стоит на месте, предпринимаются новые шаги на пути к реализации наиболее эффективной модели федеративных отношений.

  • Конституция Российской Федерации
  • . Принята всенародным голосованием 12.12.1993 // Собрание законодательства РФ. — 04.08.2014. — № 31. С. 4398.
  • Бекбосынов М.Б. Проблемы и противоречия современного российского федерализма // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. — 2011. — № 4. С. 75
  • Бырдин Е.Н. Проблемы развития федерализма в Российской Федерации и Федеративной Республике Германия: сравнительно-правовой аспект // Юридическая наука и правоохранительная практика. — 2018. — № 1 (43). С. 156.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: