Творчество Ф. Грека и А. Рублева - ABCD42.RU

Творчество Ф. Грека и А. Рублева

Двойной портрет. Феофан Грек и Андрей Рублёв

Феофан Грек
(Ок. 1340 г. — ок. 1410 г.)

Места, связанные с жизнью и деятельностью: Константинополь, Халкидон, Кафа, Киев, Новгород, Москва, Нижний Новгород, Коломна, Серпухов, Тверь, Переславль-Залесский.
Покровители: Киприан, Дмитрий Суздальский, Владимир Серпуховской, Фёдор Кошка.
Ученики: Симеон Чёрный, Андрей Рублёв.
Друзья: Епифаний Премудрый.

Андрей Иванов сын Рублёв
(Ок. 1360 г. — 17 октября 1428 г.)

Места, связанные с жизнью и деятельностью: Москва, Новгород, Троице-Сергиев монастырь, Владимир.
Наставник: Прохор с Городца.
Покровители: Сергий Радонежский, Никон Радонежский, Андроник Московский.
Соавтор: Даниил Чёрный.

Современники: Василий I, Юрий Звенигородский, Тимур, Тохтамыш, Едигей, Витовт, Ягайло, Ян Гус, Ян Жижка, Карл Орлеанский, Мануил II, Баязет, Поджо Браччолини, Сигизмунд I, Чжу Юаньчжан, Мазаччо, Лоренцо Гиберти, Анастази, мастер Орозия, Бертрам, Хуберт и Ян ван Эйки.

Литература:
М.Казовский. Страсти по Феофану. М. 2005.
М.Алпатов. Андрей Рублёв. М. 1972.
Д.Лихачёв. Культура Руси времён Андрея Рублёва и Епифания Премудрого. М. 1962.
Д.Балашов. Святая Русь. Петрозаводск. 1992.
В.Прибытков. Сквозь жар души. М. 1968.
В.Лазарев. Русская средневековая живопись. М. 1970.

Епифаний Премудрый так писал о Феофане:
«Когда он все это рисовал или писал, никто не видел, чтобы он когда-либо взирал на образцы, как [это] делают некоторые наши иконописцы, которые в недоумении постоянно [в них] всматриваются, глядя туда и сюда, и не столько пишут красками, сколько смотрят на образы. Он же казалось, руками пишет роспись.»
«…у князя Владимира Андреевича он изобразил на каменной стене также самую Москву; терем у великого князя расписан невиданною и необыкновенною росписью…»

Предполагаемая дата создания «Троицы» Рублёва — 1425-1427 г.г. (или ещё 1411 г., когда был построен деревянный Троицкий собор).
«Формой, наиболее наглядно выражающей представление о единосущии трёх ипостасей Святой Троицы, в иконе Рублёва становится круг — именно он положен в основу композиции. При этом ангелы не вписаны в круг — они сами образуют его, так что взгляд наш не может остановиться ни на одной из трёх фигур и пребывает, скорее, внутри того пространства, которое они собой ограничивают. Смысловым центром композиции является чаша с головой тельца — прообраз крестной жертвы и напоминание об Евхаристии (силуэт, напоминающий чашу, образуют также фигуры левого и правого ангелов). Вокруг чаши, стоящей на столе, разворачивается безмолвный диалог жестов»(искусствовед Левон Нерсесян).
«В свете новейших исследований можно определенно утверждать, что Рублев не знал памятников итальянского искусства, а следовательно, и ничего не мог из них позаимствовать. Его главным источником была византийская живопись палеологовской эпохи, и притом столичная, константинопольская живопись. Именно отсюда почерпнул он элегантные типы своих ангелов, мотив склоненных голов, трапезу прямоугольной формы»(В.Н.Лазарев).
Стоглавый собор в 1551 г. утвердил канон Рублёва как образцовый в церковной живописи. «Писати иконописцем иконы с древних переводов, како греческие иконописцы писали, и как писал Ондрей Рублев и прочие пресловущие иконописцы, и подписывати святая троица, а от своего замышления ничтоже предтворяти».
Икона расчищена и заново открыта искусствоведами в 1904 г.
С 1929 г. — в собрании Третьяковской галереи.

В фильме Андрея Тарковского действие происходит в 1400-1423 г.г., но включены более поздние события, относящиеся к борьбе за власть между Василием II и князьями Звенигородскими. Почему произошло такое смещение? А ведь некоторые эпизоды и вовсе с исторической точки зрения — вымысел (воздушный шар).

Вопросы: Объясните, почему работы Рублёва стали считаться в XVI веке эталонными для иконописцев. До какого момента это приносило пользу, а когда стало сказываться на живописи отрицательно?

Когда я видел воплощенный гул
И меловые крылья оживали,
Открылось мне: я жизнь перешагнул,
А подвиг мой еще на перевале.

Мне должно завещание могил,
Зияющих как ножевая рана,
Свести к библейской резкости белил
И подмастерьем стать у Феофана.

Я по когтям узнал его: он лев,
Он кость от кости собственной пустыни,
И жажду я, и вижу сны, истлев
На раскаленных углях благостыни.

Я шесть веков дышу его огнем
И ревностью шести веков изранен.
– Придешь ли, милосердный самарянин,
Повить меня твоим прохладным льном?

Я твердо, я так сладко знаю,
С искусством иноков знаком,
Что лик жены подобен раю,
Обетованному Творцом.

Нос — это древа ствол высокий;
Две тонкие дуги бровей
Над ним раскинулись, широки,
Изгибом пальмовых ветвей.

Два вещих сирина, два глаза,
Под ними сладостно поют,
Велеречивостью рассказа
Все тайны духа выдают.

Открытый лоб — как свод небесный,
И кудри — облака над ним;
Их, верно, с робостью прелестной
Касался нежный серафим.

И тут же, у подножья древа,
Уста — как некий райский цвет,
Из-за какого матерь Ева
Благой нарушила завет.

Все это кистью достохвальной
Андрей Рублев мне начертал,
И в этой жизни труд печальный
Благословеньем Божьим стал.

Благодатный богомаз
(Иконописец Андрей Рублев)

Как под городом Москвою богомольной
В роще-пуще заповедной златоствольной,
Где ни филин не водился, ни упырь,
Но где жил скворец-чернец и Бога славил,
А отшельник-ельник свечи в небо ставил, —
Древле славился Андроньев монастырь.

Над горою яркотравной, плавносклонной
Встал он, крепкий, крестоверхий, побеленный,
Что корабль для неземного уж пути.
А в янтарнодонной Яузе-речушке
Отражались, как соты, лепясь друг к дружке,
Кельи утлые — приют святых житий.

И живал в одной из них во время оно,
Послушание приняв писать иконы,
Вельми чудный молодой монах Андрей —
Ряса радужным мазком перепелёса,
Сам невзрачный — худ и ряб, жидковолосый, —
Но сияющие пламена очей!

Он, бывало, на духу очистит совесть
И, к труду постом-молитвою готовясь,
Заключится, став для братии чужим.
И разводит на меду, желтках и сусле
Краски новые. И страх, унынье ль, грусть ли —
Лишь Господь знал, что тогда владело им!

Но потом, когда ступал он по подмосткам
В храме троицком, соборе ли московском,
Как бы все его менялось естество:
Леп и легок. Весь лучился! Даже — куколь.
И — ты мыслишь — сверху голубь реял-гукал?
Нет, сам Дух Святой спускался на него!

И сквозили стены воздухом-лазорем,
И росли-цвели смарагдовым узором
Кущи райских иль Сионских мощных древ,
И лилось-вилось вдоль вый кудрей обилье,
Никли веки, пели губы, стлались крылья
Серафимски-взрачных юношей и дев.

И сокровищем нам стала стенороспись,
По игуменским веленьям, княжьей просьбе
Сотворенная Андроньевским бельцом,
Тихим, трепетным, в веснушинках и оспе,
С дивным даром воплотившим в эту роспись
Мир, желанный им и зримый за письмом.

Мир небесный, что всей грезе русской близок,
Где — криницы, крины. венчик, бела риза.
Где Архангельский и лепет Девьих слов.
Мир, где несть ни мужеска, ни женска пола
И где духом пребывал, трудясь, как пчелы,
Благодатный богомаз — Андрей Рублев.

Елене Васильевне Гениевой

Три юноши под никнущей лозой
Предстали мне, с лучистыми кругами
Вокруг кудрей. У круглого стола
Они сидели, но ни вин, ни брашен
Не видно было: только посреди
Таинственная чаша с виноградом
Стояла, и над нею средний ангел
Простер с благословением персты.
Как небеса одежды их синели.
Все три они держали в узких дланях
Высокие и тонкие жезлы.

Я видел образ Троицы Небесной
Сидящий слева — это Бог Отец,
Единый, безначальный, непостижный,
А посреди — Его предвечный Сын,
Его равнообразная печать
И ипостаси Отчей начертанье,
Невинный Агнец, взявший мира грех,
Первосвященник, Жертва, Искупитель,
Благословивший гроздия лозы.
И третий — Дух любви Отца и Сына,
Дыханием животворящий мир,

Сердца воспламеняющий любовью
И землю одевающий в цветы,
Художников, пророков и поэтов
Объемлющий, как пламя. Где я был?
Что видел я еще в скудели плоти?
Кто был благочестивый тайнозритель,
Живописавший в красках на доске
Ту Тайну тайн, в которую проникнуть
Дано лишь серафимам и святым?

Андрей Рублев, глухой, смиренный инок,
Что Радонежской полон благодати,
Зажег на всю Россию, на весь мир,
Для всех веков светильник трисиянный.
Сентябрьский день, лазурно-золотой
Кругом сиял, и клены в синем небе
Струили кровь. Еловые холмы
Исполнены казались благодати,
Которой Сергий воздух напоил.
Сквозь тьму веков, средь пепла и развалин
Всего того, над чем всесилен тлен,
Нетленная и вечная святыня
В молчании справляла торжество.
И будущей прославленной России
Я видел лик. Из крови и огня
Она восстанет. Смысл ее угадан
Монахом — живописцем в дни татар.
Ей суждено быть Троицы престолом,
Восстать с одра, явить пред миром всем
Той Троичной любви отображенье,
Которая над всеми небесами,
Сжигая серафимов, вечно льется
От Сына и Отца, связуя их,
И мир объемлет лаской голубиной.

Иконописная школа: Феофан Грек, Рублев, Дионисий

Все лекции цикла можно посмотреть здесь .

XV век называют «золотым веком» русской иконописи, и это неслучайно. Действительно, в это время древнерусское искусство достигло своей высочайшей вершины: век начинается Рублевым, а заканчивается Дионисием. И между ними развивается немало прекрасных мастеров, имен которых мы часто не знаем, но тем не менее их произведения великолепны, и каждое из них можно было бы разбирать отдельно.

Давайте сделаем такой шаг – целый век от Рублева до Дионисия, потому что за этот век искусство, действительно, прошло огромный путь, и Дионисий уже знаменует собой новую эпоху. Андрей Рублев – мастер известный. Всемирно известное его произведение – «Святая Троица». И о ней мы в летописи читаем, что «в память и похвалу преподобного Сергия, по заказу Никона Радонежского, первого игумена Троицкого монастыря после Сергия, чернец Андрей Рублев написал икону Троицу. Во-первых, в память и похвалу преподобного, то есть того, о чем он учил. Как передает летопись слова преподобного Сергия: «воззрением на Святую Троицу побеждается ненавистная рознь мира сего». То есть этот образ единства, образ любви, гармонии – все это вложено Андреем Рублевым в эту икону. Когда ее открыли в 1904 году, все удивились, потому что краски этой иконы не сравнимы ни с чем. Это тончайший голубец, это легко положенное золото, глубокий багряный цвет, тончайший розовый с просвечивающим оттенком голубого и т.д. И сами силуэты, все в этой иконе действительно передает красоту Троицы, красоту этого собеседования и этой любви. Это, действительно, вершина древнерусского искусства. Этим начинается XV век, а заканчивается Дионисием.

Читайте также  Знание - сила. Ф. Бэкон

О Дионисии тоже пишут как о величайшем мастере, величайшем мастере композиции, гармонии. Если, например, взять две огромные его иконы святителей Московских: митрополитов Петра и Алексия, или самое, быть может, гармоничное его произведение – фрески Ферапонтова монастыря. Но это другой мастер. И тут удивительные краски, и тут силуэты, и тут гармония. Но это уже другая гармония. Во-первых, Дионисий – мирянин. Монах Рублев пишет свои иконы как молитву, созерцание. Неслучайно летописи называют его боговидцем. А Дионисий другой мастер, он художник по преимуществу. Да, он работал для монастырей и, возможно, сам практиковал Иисусову и другие виды молитвы, но он художник. Если Андрей Рублев – это прежде всего монах и искусство – это монашеское служение, то Дионисий – это художник, который пишет для монахов, пишет для князя, пишет для мирян, художник, который пишет для всех.

Язык красок Дионисия удивительно разнообразен. Если краски Рублева отражают гармонию небесную, то у Дионисия уже множество оттенков, не подверженных строгому символизму. Например, у него встречаются розовые, малиновые, бирюзовые краски, то есть его палитра гораздо богаче, чем любого другого древнерусского художника. Он ищет какие-то неведомые раньше сочетания, то есть ему интересно найти художественные оттенки, не только символические. Он насыщает свои фрески огромным числом персонажей, которых мы раньше не встречали. У него такое количество ликов, сцен, которых раньше мы тоже не видели. То есть ему интересна художественная сторона. Нет, он иконописец и потому не забывает о стороне религиозной. Его искусство тоже все проникнуто молитвой, богословием и т.д. Но это, скорее, гимнография. Если у Феофана Грека это проповедь Божественных энергий, нетварного света, величия Бога. У Андрея Рублева это молитва, созерцание, углубление в тайну общения Святой Троицы. У Дионисия же это гимнография, музыка, симфония.

С этого времени, может быть, начинает расходиться художественное и религиозное. Но поскольку Дионисий гений, то этого зазора в нем практически не видно. Зато мы видим, что последующая эпоха начинает как бы уходить от всех тех завоеваний, которые были прежде. И, действительно, к XVII веку художественное и религиозное очень сильно разойдется. Конечно, все это надо увидеть в Дионисии. Дионисий – это вершина, но эта вершина последняя, с которой, к сожалению, древнерусское искусство начинает снижать те завоевания, которые им были достигнуты. Но как о вершине о Дионисии принято говорить, потому что это действительно художник европейского уровня. Ведь он живет в то время, когда в Москве работают итальянцы. Половину Кремля, как мы знаем, отстроили итальянские зодчие.

Иван III , уже не только князь Московский, но и носящий титул Всея Руси, как мы знаем, женится на племяннице последнего императора Византии (разгромленной к этому времени) – Софии Палеолог, через которую осуществляется связь с Италией. Она воспитывалась в Италии и имеет с ней связь. И когда итальянские зодчие приезжают в Москву, Аристотель Фиораванти строит новый Успенский собор, то расписывает его Дионисий. То есть он совершенно вписывается в эту европейскую культуру. Говорит еще византийским, еще древнерусским языком, но уже как настоящий художник, который может позволить себе гораздо больше, чем любой другой. Он имеет широту, художественное выражение и свободу в том же колористическом решении и делает то, чего другие, может быть, до этого никогда не делали. Дионисий – это последняя вершина, но вершина очень ясная, очень высокая и недосягаемая. Ни один из работавших с ним сыновей (а с ним работали два его сына) не достигли того, чего достиг сам Дионисий.

Иконописцы преподобный Андрей Рублёв и Феофан Грек

Сведения о жизни великого русского иконописца преподобного Андрея Рублева скудны. Родился преподобный Андрей около 1360 года. Предположительно его отец также был иконописцем. В литературном памятнике XVII века «Сказание о святых и иконописцах» упоминается, что преподобный Андрей и его спостник иконописец Даниил Черный были иноками в Троицком монастыре в игуменство преподобного Никона. По его благословению преподобный Андрей написал икону Святой Троицы. Преподобный Андрей трудился также над росписью Успенского собора Звенигородского Саввина Сторожевского монастыря. В конце своей жизни преподобный Андрей подвизался в Московском Спасо-Андрониковом монастыре. Он является автором миниатюр созданного в этом монастыре рукописного Евангелия. Преставился преподобный Андрей в 1439 году. Погребен он был в Спасо-Андрониковом монастыре. Могила преподобного Андрея утрачена.

Одним из важнейших источников о жизни преподобного Андрея Рублева является творение преподобного Иосифа Волоцкого «Отвещание любозазорным и сказание вкратце о святых отцах». В этом сочинении, вошедшем в состав Великих Макарьевских Четьих Миней, преподобный Иосиф, в частности, воспроизводит рассказ игумена Троице-Сергиева монастыря Спиридона об иконописцах Андрее Рублеве и Данииле Черном. Игумен Спиридон рассказывал о них преподобному Иосифу спустя приблизительно пятьдесят лет после смерти иконописцев. В рассказе говорится, что «пресловущие иконописцы» Андрей и Даниил были учениками преподобного Андроника, бывшего учеником преподобного Сергия Радонежского. Иконописцы подвизались в обители в честь Нерукотоворенного Образа Спасителя.[88] «Оба иконописца имели такую добродетель и тщание о постничестве и монашеской жизни, что сподобились Божественной благодати и столь преуспели в Божественной любви, что не заботились о земном, но всегда мысль и ум возносили «к Невещественному и Божественному свету». Обычным занятием иконописцев в свободное от трудов время было созерцание образов Господа Иисуса Христа и Пречистой Его Богоматери, что наполняло их духовной радостью и Светом. И эту радость они несли другим».[89] Из рассказа игумена Спиридона преподобному Иосифу видно, что Андрей и Даниил подвизались в Спасском (Андрониковом) монастыре до своей блаженной кончины. Сначала преставился преподобный Андрей, затем – Даниил. Известно, что Андроников монастырь пользовался особым покровительством митрополита святителя Киприана.

Иконы, написанные преподобным Андреем Рублевым, высоко ценились его современниками и последующими поколениями. В 1479 годупреподобный Иосиф Волоцкий при постройке своего монастыря под Волоколамском взял с собой иконы преп. Андрея Рублева. Одну из них он позднее подарил Волоцкому князю, притеснявшему монастырь преподобного Иосифа, для его умилостивления. Стоглавый Собор указал на иконы, написанные преподобным Андреем Рублевым, как на образец иконописания. Прославление преподобного Андрея Рублева в лике святых произошло в 1988 году, на юбилейном Поместном Соборе Русской Православной Церкви.

Большая часть икон и росписей, созданных преподобным Андреем Рублевым, не сохранилась. В 1918 году звенигородская экспедиция по сохранению и раскрытию памятников древней живописи И.Э. Грабаря обнаружила близ Успенского собора на Городке в Звенигороде иконы Спасителя, архангела Михаила и апостола Павла. Эти иконы были признаны специалистами творениями Андрея Рублева. На иконе Спасителя иконопись сохранилась фрагментарно.

В 1405 году согласно Троицкой летописи иконописцы Феофан Грек, Прохор с Городца и Андрей Рублев расписывали Благовещенский собор московского Кремля. Эти фрески не сохранились, так как старое здание Благовещенского собора было разобрано перед строительством в 1484-1485 годах ныне существующего Благовещенского собора. Однако считается, что кисти Андрея Рублева принадлежат семь икон из иконостаса Благовещенского собора. Исследователи отмечают их несомненную стилистическую близость с другими иконами и росписями, являющимися творениями преподобного Андрея Рублева. Впрочем, это мнение принято не всеми специалистами. В 1547 году в Благовещенском соборе произошел пожар, во время которого внутреннее убранство храма погибло. Поэтому существуют некоторые сомнения в принадлежности кисти преподобного Андрея Рублева этих семи икон из иконостаса Благовещенского собора.

Под 1408 годом «Троицкая летопись» сообщает, что по повелению великого князя мастера Даниил иконник и Андрей Рублев начали роспись Успенского собора во Владимире. Летопись даже указывает точную дату начала работ – 25 мая. Росписи Успенского собора нуждались в поновлении, так как он пострадал еще во время нашествия Батыя. Росписи 1408 года сохранились в Успенском соборе Владимира частично. Они находятся на сводах под хорами, на подкупольных столпах, в жертвеннике[90], в южном нефе. В западной части среднего нефа сохранилось величественное изображение Страшного Суда. Вероятно, что одновременно с росписями Успенского собора преподобный Андрей Рублев и его товарищи создали в нем иконостас. Иконостас Успенского собора во Владимире сохранился частично. Императрица Екатерина II повелела устроить для Владимирского Успенского собора новый иконостас. Этот новый иконостас был выполнен в стиле второй половины XVIII века. Старый иконостас был передан в храм села Васильевского близ Шуи. Он получил впоследствии название Васильевский чин. Иконы Васильевского чина находятся в Государственном Русском музее и в Государственной Третьяковской галерее. Среди икон из иконостаса Успенского собора находятся две иконы из пророческого ряда. Пророческий ряд Успенского собора во Владимире – древнейший пророческий ряд из известных. Во время работы над росписями и иконостасом Успенского собора во Владимире преподобным Андреем Рублевым и Даниилом был выполнен список с чудотворной Владимирской иконы Божьей Матери.

В середине 20-х годов XV века преподобный Андрей Рублев и Даниил Черный украсили росписями новопостроенный каменный Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря. Этот собор сохранился до нашего времени. Росписи, однако, не сохранились. Сохранился древний иконостас Троицкого собора. Однако вопрос об авторстве его икон остается пока без ответа. Возможно, что в это время преподобный Андрей Рублев создал для Троицкого собора икону Святой Троицы. Это самое знаменитое творение преподобного Андрея Рублева. Написана икона по просьбе преподобного Никона Радонежского. Время ее написания, впрочем, не считается точно установленным. Существует версия, что икона была написана еще в 1412 году для деревянного Троицкого собора, построенного на месте первой Троицкой церкви, сгоревшей во время нашествия Едигея. С 1929 года икона находится в Третьяковской галерее.

Читайте также  Жанр элегии в творчестве В.А.Жуковского

Последняя работа преподобных Андрея Рублева и Даниила Черного – роспись Спасского собора Андроникова монастыря. Эти росписи были обнаружены в 1952 году. В настоящее время сохранились только фрагменты этой росписи. Возможно, преподобным Андреем Рублевым созданы также миниатюры и инициалы Евангелия Хитрово, созданного, предположительно, около 1400 года.

Современником преподобного Андрея Рублева был другой выдающийся иконописец – Феофан Грек. Он родился в 1330-е годы в Византии. Из письма Епифания Премудрого тверскому игумену Кириллу известно, что Феофан за свою жизнь расписал более 40 каменных храмов. Работал в пригородах Константинополя Халкидоне и Галате, затем в Кафе (Феодосии в Крыму). Затем, не ранее 1378 года, Феофан прибыл на Русь – работал в Великом Новгороде, в Москве, в Нижнем Новгороде. По словам Епифания, когда Феофан Грек писал, «никто не видел, чтобы он когда-либо взирал на образцы, как (это) делают некоторые наши иконописцы, которые в недоумении постоянно (в них) всматриваются, глядя туда и сюда, и не столько пишут красками, сколько смотрят на образы. Он же, казалось, руками пишет роспись». Феофан общался со всеми, но внутренне был сосредоточен. Для письма Феофана Грека характерна скоропись, почти монохромность[91], непроработанность мелких деталей. Цветовая гамма ограниченна. Все это производит потрясающее впечатление. Фрески Феофана словно светятся изнутри.

Наиболее известны следующие известные фрески Феофана Грека. В храме Спаса Преображения на Ильинской улице в Великом Новгороде – фрески 1378 года, в том числе большое погрудное изображение Спаса Вседержителя на куполе. Лучше всего сохранились фрески Троицкого придела.

Феофан оказал влияние на развитие новгородской иконописи. В манере Феофана Грека расписаны новгородские храмы Успения Пресвятой Богородицы на Волотовом поле и великомученика Феодора Стратилата на Ручье. Это работы местных, новгородских мастеров, подражавших творчеству Феофана. Творчество Феофана Грека отразилось на иконах новгородского письма и новгородских рукописях второй половины XV века.

Затем Феофан Грек жил в Нижнем Новгороде. Расписывал Спасский собор в Благовещенском Печерском монастыре. Росписи не сохранились.

В 1390-ых годах Феофан Грек работает в Москве, а также в Серпухове и Коломне. Из работ московского периода его творчества мало что сохранилось. В Благовещенском соборе московского Кремля некоторые иконы сохранились от старого собора, в том числе деисусный чин, письма, как полагают, Феофана Грека. Благовещенский собор он расписывал совместно с Андреем Рублевым и Прохором с Городца. Это первый в России иконостас с фигурами в полный рост. Иконы Василия Великого, Архангела Михаила, Богоматери, Спаса Вседержителя, Иоанна Предтечи, Архангела Гавриила, Апостола Павла, Иоанна Златоуста. Расписывал он также старый Архангельский собор московского Кремля. Из письма Епифания Премудрого игумену Кириллу известно, что Феофан «у князя Владимира Андреевича изобразил также на каменной стене саму Москву; терем у великого князя расписан невиданною и необыкновенною росписью».

В 1395 году (или несколько раньше) Феофан Грек расписал Успенский собор в Коломне. Росписи не сохранились.

Авторству Феофана Грека приписывается иконы «Успение Божией Матери», «Икона Божией Матери Умиление Донская», написанные на одной доске, с разных сторон. Икона «Преображение Господне», являющаяся храмовым образом Спасо-Преображенского собора Переславля-Залесского, также часто приписывается Феофану Греку, но она написана слабее икон письма Феофана и является лишь подражанием иконам его письма, и не весьма искусным.

В честь Феофана Грека назван кратер на Меркурии.

Феофан Грек и Андрей Рублёв как символы самоопределения русской культуры (А. Бакулина)

Феофан Грек . [ ]

Спас Вседержитель ,Фреска храма

В ряду немногих известных русских иконописцев стоит имя грека Феофана. Приехал на Русь он уже известным мастером. Много лет жил и трудился в Великом Новгороде, потом работал в Нижнем Новгороде, Переславле-Залесском, Коломоне. В Москву Феофан Грек перебрался в 90-х годах XIV века. Расписал более 40 церквей. В 1378 году был приглашен для росписи только что построенного храма Спаса Преображения на Ильине улице.

Троица Ветхозаветная, Фреска храма

Заглавный лист Евангелия

Особенностями письма Феофана являются тёмные красно-коричневые тона, контрастный белый, резкие, стремительные линии. Образы даны в движении, строгие, взирающие с высоты на мир. Феофан был одним из византийских христиан, которые принесли на Русь исихазм. Слово «исихазм» (от греч. «исихия» — «покой, безмолвие») имеет несколько значений. Обычно подразумевается мировозрение, связанное с представлением об «обожении» подвижника-христианина уже в земной жизни, с идеей видения Божественного Света в глубине собственного сердца.

Феофан Грек был известен не только своими фресками и иконами, но и мастерством книжной миниатюры. Феофан был искусным рисовальщиком и по праву считался родоначальником московской школы художественного украшения рукописей.

Феофан Грек оказал заметное влияние на развитие новгородского искусства. Его мировоззрение и манера письма были восприняты многими местными мастерами. Также влияние Феофана видно и в новгородской книжной графике.

Донская икона Божьей Матери

Успение Божьей Матери

Относительно икон, написанных Феофаном, не сохранилось четкой информации. Его авторству приписывают: Феофан Грек возглавил роспись ряда московских церквей – церковь Рождества Богородицы и церковь Благовещения.

Андрей Рублёв. [ ]

О жизни Рублёва ничего не известно. В летописях его называют черенцом за тёмное одеяние. Имя, которое он получил при крещении, неизвестно, имя Андрей ему дали при монашеском постриге. Впервые Андрей Рублёв упоминается в летописи 1405 года, когда он участвовал в росписи Благовещенского собора Московского кремля. С его именем связано возникновение художественного направления на многие десятилетия, определившего развитие русской живописи.

Не только Рублев: 5 великих русских иконописцев

В месте с православием Русь позаимствовала у Византии и живопись, которая до XVII века сводилась лишь к церковным иконам и фрескам. Первоначально храмы оформляли византийские мастера или их ученики. Но в конце XIV века иконопись в Древней Руси начала быстро развиваться: талантливые отечественные мастера стали создавать свои приемы и уходить от канонов. Читайте, что привнесли в церковное искусство пять известных художников и как менялся стиль русской иконописи на протяжении XIV–XVII веков.

Феофан Грек

Иконописец Феофан Грек родился в Византии в 1340 году. До 30 лет он расписывал храмы в Константинополе, Халкидоне и Галате, эти работы не сохранились.

Художник иногда отходил от иконописного канона той эпохи. Он дополнял образы индивидуальными деталями, прорисовывал контуры фигур и складки одежды, высветлял лики и делал их более яркими на фоне черных или красновато-коричневых одеяний. У святых на его иконах появлялись реалистичные человеческие черты.

Вольный стиль Феофана Грека не соответствовал строгому византийскому академизму, и в 1370-х годах он приехал в Новгород, где стал известным мастером. В 1378 году по заказу боярина Василия Машкова художник за одно лето оформил церковь Спаса Преображения на Ильине улице. Многие фрески сохранились. Самая крупная — изображение Спаса Вседержителя в куполе. Он укутан в голубой хитон, в одной руке держит Евангелие, другой благословляет. Вокруг порхают серафимы, а в барабане, основании купола, изображены праотцы и пророки.

В начале 1380-х годов Феофан Грек переехал в Москву, к этому времени у него уже сформировалась своя школа. Вместе с учениками иконописец расписывал храмы Московского Кремля, оригинальные фрески воссоздавались последователями художника. Считается также, что именно Феофан Грек написал деисусный чин современного иконостаса Благовещенского собора. Феофан Грек расширил его до 11 фигур, а также впервые в русской иконописи изобразил их в полный рост.

Его же кисти приписывают Донскую икону Божией Матери. Существует гипотеза, что икону создали в 1392 году для Успенского собора в Коломне. Она относится к иконографическому типу «Умиление», на котором младенец прижимается к щеке Богородицы и держится за ее накидку. Однако на Донской иконе есть нюансы: Иисус стоит коленями на левом запястье Божией Матери, правой рукой благословляет, а в левой руке держит свиток.

Андрей Рублев

Андрей Рублев был учеником Феофана Грека. Впервые летописцы упоминают его в 1405 году: тогда он вместе со своим учителем и неким Прохором с Городца расписывал Благовещенский собор. Рублева считают автором семи икон праздничного ряда. Они, по словам живописца Игоря Грабаря, написаны «художником, одержимым красочными исканиями и умеющим не только брать первые пришедшие в голову яркие сочетания, но объединять их в гармоническое впечатление». Рублев тонко выписывал переходы от света к тени, избегал бликов и точно прорисовывал детали, а также добавлял в изображения эмоциональности, например в «Рождестве Христовом» и «Крещении», где ангелы склоняются перед Христом. Эти приемы были новы для живописи того времени.

В мае 1408 года иконописец вместе с Даниилом Черным оформил фресками и иконами Успенский собор во Владимире, после чего стал известным русским мастером — ему поручили написать новую главную икону Троице-Сергиева монастыря. Знаменитая «Троица» повторяла привычную композицию: три ангела-вестника сидят за столом во время посещения дома Авраама и Сарры. Они явились, чтобы сообщить о том, что у Сарры родится сын. Визуально фигуры ангелов образуют круг — символ единения Отца, Сына и Святого Духа. Однако Рублев опустил некоторые подробности, которые раньше включали в композицию. На иконе нет Авраама и Сарры, а атрибуты трапезы и элементы на фоне сведены к минимуму и играют лишь роль символов. Такое изображение Святой Троицы стало новым каноном в русской иконописи.

Вероятно, Рублев написал не только главную икону. По словам искусствоведа Энгелины Смирновой, его стиль можно проследить во всем иконостасе белокаменного Троицкого собора.

  • Иконы Богородицы: как появились образы и что они символизируют
  • Иконы, сказки и былины: палехские мастера в приложении Artefact
  • Как устроен древнерусский храм

Дионисий

Дионисий — иконописец второй половины XV века, который продолжил традицию Андрея Рублева и окончательно сформировал стиль Московской школы. На иконах московских художников фигуры святых стали тоньше, длиннее и изящнее, а краски ярче и холоднее.

Читайте также  Шибалково семя. Шолохов М.А.

Первый заказ Дионисий получил между 1467 и 1477 годом — вместе со своим учителем Митрофаном он расписывал церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Пафнутьево-Боровском монастыре. В 1481 году мастер написал деисусный чин для иконостаса Успенского собора Московского Кремля и стал любимцем Ивана III. Произведения Дионисия были яркими и парадными. В 1482 году ему поручили написать «Богоматерь Одигитрию» для Вознесенского монастыря Московского Кремля. Образ получился величественным: торжественная поза, пурпурное одеяние, светло-золотистый фон и ангелы вокруг.

Самая монументальная работа живописца — роспись собора Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре. С ней Дионисию помогали сыновья Феодосий и Владимир. Фрески со сценами из земной жизни Девы Марии — «Покров», «Собор Богородицы», «О Тебе радуется», «Страшный Суд» — выполнены в необычной для тех лет цветовой гамме: светлых и чистых тонах зеленовато-голубого, золотистого и белого. Ансамбль прекрасно сохранился, потому что у монастыря не было средств записать стены заново — обычно так делали, когда краски блекли или менялась мода.

Дионисий написал житейские иконы многих святых. По центру в таких работах находилось изображение преподобного, а вокруг — рама с сюжетами из его жизни. Наиболее известны парные иконы митрополитов Петра и Алексея: фигуры на них изображены в полный рост в торжественных одеяниях и симметричны друг другу.

Симон Ушаков

Придворный живописец Симон Ушаков работал во второй половине XVII века. Его произведения отражали моду на все западное и привнесли в русскую иконопись новый стиль. Лики святых стали более округлыми, черты более мягкими, а цвет лица приблизился к теплому телесному. Здания художник начал изображать реалистичными. Его работы напоминали западноевропейские гравюры, но композиция все еще оставалась условной, отсутствовал источник света.

Сперва Ушаков служил «царским жалованным иконописцем» и быстро стал популярен. В 1664 году он уже руководил мастерами Оружейной палаты — главного на тот момент художественного центра России. Его художники расписывали дворцы и церкви, создавали иконы и миниатюры. Именно Симон Ушаков воплотил метод совместного труда: один художник придумывал композицию иконы, второй писал лики святых, третий — одежду и фон. Так, икону «Благовещение с акафистом» Ушаков написал вместе с Яковом Казанцем и Гавриилом Кондратьевым.

Характерный пример «живоподобной» иконы Ушакова — «Спас Нерукотворный» для московской церкви Троицы в Никитниках. Там же художник создал свою версию Богоматери Владимирской — «Древо Государства Российского». На иконе корни древа «произрастают» из Успенского собора, на ветвях в медальоны вписаны портреты двадцати московских святых, а в медальоне по центру — образ Богоматери.

Федор Зубов

После смерти Симона Ушакова царским знаменщиком, то есть руководителем жалованных иконописцев Оружейной палаты, стал мастер Федор Зубов. К своему имени он всегда добавлял прозвище «усолец», потому что родился в Соликамске в семье солеваров и торговцев солью. Писать иконы Зубов начал в Великом Устюге и перенял у местных мастеров пристрастие к декоративному «узорочью». В своих работах Зубов сочетал тонкое письмо и приемы барокко: объемные формы, выразительные образы, звучные краски — и стремился вернуть ликам святых духовную значимость и непорочность. Так, он объединял достижения иконописи XVII века и древние традиции в единое целое.

Стилистические приемы Зубова видны в иконах «Илья Пророк в деяниях», «Иоанн Предтеча — ангел пустыни», «Вознесение» и «Благовещение» — мастер написал их по заказу купцов Скрипиных для церкви Ильи Пророка в Ярославле. Сцены из жизни святых он вписал внутрь икон — изобразил на фоне крупных фигур пророков Ильи и Иоанна, а не в раме, как это было принято раньше.

Зубов служил жалованным мастером Оружейной палаты 27 лет. Он оформил соборы Новодевичьего, Донского и Новоспасского монастырей. Расписал в Кремле часть иконостаса Успенского собора и стены Архангельского. Там же мастер создал настенную парсуну с Михаилом Федоровичем и Алексеем Михайловичем Романовыми — изображение стало одним из первых русских портретов. Поначалу картины этого жанра напоминали иконы, но светские реформы Петра I на рубеже XVII–XVIII веков отодвинули искусство древних живописцев на второй план — начался расцвет портрета.

Творчество Андрея Рублева

Андрей Рублев (около 1360-1370 — около 1430 гг.) — русский живописец, создатель московской школы иконописи, наиболее известный и почитаемый ее мастер, а также всей книжной и монументальной живописи XV века.

Творчество Рублева сложилось на почве художественных традиций Московской Руси. Он был хорошо знаком также с византийским и южнославянским художественным опытом.

Иконописец продолжил лучшие традиции современного русского и византийского искусства. Сильное воздействие на него, несомненно, оказало творчество Феофана Грека. Он наследует не только высокое техническое мастерство — для него, так же как для Феофана, иконопись — это «умное делание». И Феофан, и Рублев стремятся выразить в искусстве «мудрость жизни».

Однако в творчестве московского художника живописная концепция ХIV века подверглась коренной переработке. Феофановское «индивидуалистическое» начало — свободный, широкий мазок, эскизность исполнения — несвойственно живописи Рублева.

На формирование мировоззрения иконописца большое влияние оказала атмосфера национального подъема второй половины XIV — начала XV века, для которого характерен глубокий интерес к нравственным и духовным проблемам. В своих произведениях в рамках средневековой иконографии он воплотил новое, возвышенное понимание духовной красоты и нравственной силы человека.

Биографические сведения о Рублеве крайне скудны: жил в Москве, воспитывался в светской среде. До 1390-х годов он учился и работал в дружине московских художников. В зрелом возрасте (до 1405 года) принял монашеский постриг с именем Андрей в Троицкой Лавре, а впоследствии перешел в московский Спасо-Андроников монастырь. В 1405 году он совместно с художниками Феофаном Греком и Прохором с Городца расписывал Благовещенский собор Московского Кремля; в 1408 — вместе с художником Даниилом Черным написал фрески и иконы в Успенском соборе во Владимире.

Из фресок иконописца в Успенском соборе наиболее значительна композиция «Страшный суд», где традиционно грозная сцена превратилась в светлый праздник торжества справедливости, утверждающий духовную ценность человека. Работы Андрея во Владимире свидетельствуют, что уже в это время он был зрелым мастером, стоявшим во главе созданной им школы живописи.

Около 1408 года Рублев написал иконы, получившие впоследствии название «Звенигородский чин». Между 1422 и 1427 годом — совместно с Даниилом Черным руководил работами по росписи и созданию иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря. Тогда художник и написал икону «Троица».

Сохранились и другие иконы — они выполнены в различных манерах и неравноценны по художественным качествам. Время, когда на Руси назревали новые междоусобные войны и гармонический идеал человека, сложившийся в предшествующий период, не находил опоры в действительности, сказалось и на творчестве Рублева. В ряде произведений ему удалось создать впечатляющие образы, в них чувствуются драматические ноты, ранее ему не свойственные («Апостол Павел»). Колорит икон более сумрачен по сравнению с ранними произведениями; в некоторых иконах усиливается декоративное начало, в других проявляются архаические тенденции.

За 1427-1430 года Андрей создал росписи Спасского собора Спасо-Андроникова монастыря. А 29 января 1430 года он скончался во время морового поветрия и был погребен возле колокольни в Спасо-Андроникове монастыре.

Творчество Рублева является одной из вершин русской и мировой культуры. О нем не забывают все последующее время:

1551 год — постановление русского церковного собора («Стоглав») об объявлении иконы Андрея образцом для художников;

1647 год — первое печатное упоминание имени Рублева;

конец XVII века — глава в рукописном «Сказании о святых иконописцах», посвященная этому художнику;

1947 год — в Спасо-Андроникове монастыре открыт Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени А. Рублева. Перед главным входом в него находится памятник преподобному Андрею;

1960 год — всемирное празднование 600-летнего юбилея иконописца по решению ЮНЕСКО;

1988 год — канонизация Собором Русской Православной Церкви преподобного Андрея Рублева «на основании святости жизни и подвига иконописания» и установление ежегодного церковного праздника ему 17 июля по новому стилю;

также в честь Рублева назван кратер на Меркурии.

Наивысшее творческое достижение Рублева — икона «Троица». Ныне ее знают все — даже те, кто имеет самое приблизительное представление о русском искусстве. Ею гордится Третьяковская галерея как одной из своих драгоценностей. Художник создал эту икону для собора Троице-Сергиева монастыря в начале XV века, незадолго до смерти, а расчищена она была только в 1904 году.

Историческая канва Рублевского шедевра — библейская легенда о явлении бога Аврааму и его жене Саре под видом трех мужей; об угощении, приготовленном для них пожилыми супругами под сенью дуба и состоявшем из заколотого тельца, лепешек, молока и сливок; о предсказанном Аврааму рождении сына.

Рекомендуем также:

Отношение к росписям современников
Благодаря деятельности А.В. Прахова росписи стали хорошо известны публике ещё до их завершения. Е.Д. Поленова в письме Васнецову В.М. из Москвы от 21 октября 1885 года пишет: «На днях приехал сюда Адриан Викторович и привёз Ваши эскизы, в .

Что такое промышленный дизайн
Словосочетание «промышленный дизайн» сейчас у многих на слуху. Но, представление о том, что это такое всех совершенно разное.Промышленный дизайн, такой же вид творческой деятельности, как и обыкновенный дизайн, но предметами промышленного .

Штриховая графика
Штрих всегда соседствует с линией и редко используется самостоятельно. Изображения, где доминирует штрих, называются штриховыми. Многие мастера изобразительного искусства блестяще владели штрихом и виртуозно применяли его. Среди них: Ремб .

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: