Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова - ABCD42.RU

Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова

Общая характеристика военных повестей В. Быкова

1.3 Общая характеристика военных повестей В. Быкова

Военные повести В. Быкова в полной мере отвечают всем требованиям жанра. Небольшие по объему (не более ста страниц), охватывающие день – два – три, наполненные будничными, в общем-то, событиями, неторопливые, внимательные к несущественным вроде бы деталям. Герои Быкова – простые люди, именно в том смысле, как обыкновенно понимается этот эпитет: простые – малообразованные, ничем не примечательные крестьяне, рабочие-путейцы, сельская интеллигенция, рядовые солдаты и офицеры небольших чинов. Действие повестей Быкова разворачивается в годы войны, в ее непосредственной длительности, либо (реже) в рассказах дня сегодняшнего, которые зримо переносят нас в те, военные времена и обстоятельства. Характерно для военных повестей Быкова, что в них почти нет батальных сцен, темы всенародного подвига, победы как конечной цели, ради которой сражаются и погибают его герои. Событий мало (несколько эпизодов боя, или подготовка к диверсии, или захват и допросы партизан), и они имеют значение только для их непосредственных участников (но – судьбоносное значение!), четко локализованы в пределах повести от зарождения событий к их окончательному завершению на уровне факта (но не на уровне нравственных уроков, выходящих далеко за пределы факта и в будущее).

Персонажей в повестях Быкова немного (двое, трое, иногда десять-пятнадцать, если это взвод, партизанский отряд), причем в центре внимания всегда два-три центральных персонажа, которые составляют «рамку» конфликтов. Специфика конфликтов в том, что они не вынесены вовне, в какие-то открытые противоречия между участниками, в их активные действия, а помещены внутрь, в глубины души персонажей, который зачастую и не обнаруживают перед другими своих переживаний (не умеют – люди простые, не привыкшие выставлять напоказ, оформлять в слова свои чувства). Получается, что не конфликт, не взаимоотношения персонажей создают некие события и двигают сюжет повести, а независимые от персонажей обстоятельства и события приводят к развитию внутреннего конфликта в душе каждого и затем – к столкновению конфликтов (а не людей, характеров, принципов, идеологий).

В центре внимания автора – нравственные, философские проблемы. Их осмыслению подчинен весь художественный строй повестей, реализующийся в типичных средствах жанра: безыскусном рассказе, подробном неспешном показе событий и поступков, пейзажных зарисовках, создающих эмоционально-психологический фон, обнажении внутреннего мира персонажей, концентрации людей и событий на сравнительно небольшом пространстве и в недолгом времени.

Нетипичным, специфически быковским является подробное, очень подробное исследование причин поведения человека, его смыслов и ценностей; усиленный за счет монотонных описаний эффект обыденности, достоверности происходящего; несколько принужденный, сконструированный сюжет, организованный для создания предельно критической для героев ситуации, в которой они поставлены перед выбором: поступить по совести, по высшему нравственному закону – и погибнуть, или сделать уступку своему страху (жажде жизни) и погибнуть духовно. Такое впечатление, что война – прежде всего художественный прием, необходимый автору для того, чтобы подробно рассмотреть то, что его больше всего интересует, — душевное состояние людей в ситуации почти неразрешимого кризиса, заданного неподвластными им обстоятельствами. Характерна для Быкова и тема самопожертвования, невинной жертвы, мучений и смерти не на виду и не ради высокой цели, а исключительно ради сохранения духовной цельности героя. Таким путем – через рассмотрение «маленького человека» крупным планом – Быков проникает в общечеловеческое нравственное бытие, решает вопросы о смысле и ценности жизни, о значении смерти, о праве человека быть «простым» – и сложным, неоднозначным, слабым, грубым, жестоким – и подниматься к собственным высотам духа, когда иначе поступить нельзя.

ГЛАВА 2. ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ВОЕННЫХ ПОВЕСТЕЙ

В. БЫКОВА (НА ПРИМЕРАХ ПОВЕСТЕЙ «ОБЕЛИСК», «В ТУМАНЕ»)

2.1 Проблемы определения жанровой специфики военных повестей В. Быкова в советской литературной критике

Особенности прозы В. Быкова: острый интерес к общечеловеческим проблемам, максимализм в решении нравственных вопросов, «укрупнение» внутреннего конфликта героев, «достоверная условность» ситуаций и самой войны, которые выступает скорее как специфический художественный прием для постановки и решения философских вопросов, — побудили литературных критиков к поиску более точного определения жанровой принадлежности его военных повестей. А. Адамович и В. Цветков (1, 9) почти одновременно пришли к выводу о том, что повести В. Быкова тяготеют к жанру притчи. Однако «классическая» притча, как справедливо указывает исследователь творчества В. Быкова Л. Лазарев, «предполагает отрешенность от конкретности – бытовой, психологической и прежде всего исторической, она несет в себе абстрактную моральную проблему, которая находит свое выражение и решение в некой сентенции, формуле, представляющей собой и крайнюю степень художественной условности, и предельное обобщение. Именно поэтому притча допускает далеко расходящиеся толкования. Притча многозначна и дает простор для свободной, самостоятельной художественной интерпретации. Притча стремится выразить общечеловеческое, всеобщее впрямую, для Быкова же чрезвычайно важны индивидуальные психологические побуждения, неповторимые обстоятельства войны». (8, стр. 84)

Ощущая всю неочевидность, неточность соотнесения повестей Быкова с жанром притчи, А. Адамович делает попытку расширить само определение притчи: «Притчеобразность в реалистической литературе проявляется по-разному, но традиционная ее особенность – это заостренность моральных выводов, стремление к абсолютным оценкам. (….) есть, однако, вторая ее разновидность. Это тоже «притча» (по оголенности мысли и заостренности «морали»), но с предельно реалистическими обстоятельствами и со всем возможным богатством «диалектики души» (1, стр. 116).

В. Цветков, рассуждая о жанровых границах притчи и проблемах условности в реалистической прозе, предлагает свое определение для военных повестей В. Быкова: «их можно назвать повестями нравственного эксперимента, (…..) для которых существует своя художественная условность, свои средства решения художественных задач» (9, стр.112).

Фактически и В. Цветков, и А. Адамович изобретают новые жанры специально для прозы В. Быкова. Но, как бы это ни подчеркивало художественное своеобразие и ценность творчества Быкова, надо признать вслед за Л. Лазаревым, что «притча и «нравственный эксперимент» в качестве художественного ориентира для Быкова поминается за неимением точного определения» (8, стр. 86).

Дальнейшего развития полемики на эту тему, как и других попыток определить жанровую специфику повестей Быкова, в доступных источниках обнаружить не удалось. Следуя авторитету А. Адамовича, авторы либо упоминают о «притчевом» характере военных повестей Быкова, либо вообще обходят этот вопрос, уделяя основное внимание анализу нравственных коллизий.

В настоящей работе мы рассмотрим жанровую специфику военных повестей В. Быкова, опираясь на все то «непитичное» для жанра повести и в то же время характерное для прозы В. Быкова, что проявляется в композиционном построении, пространственно-временной организации повестей, характеристиках персонажей и морально-этических, мировоззренческих позициях автора. Для анализа выбраны повести «Обелиск» (1972) и «В тумане» (1987) – произведения зрелого Быкова, в которых наиболее полно и ярко, хотя и по-разному, отразилось художественное своеобразие его творчества.

Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова

Сразу же обращает на себя внимание нестандартная композиция повести. Жанр предполагает линейность, последовательность изложения событий и введения в повествование персонажей

Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова

Другие курсовые по предмету

Глава 1. Жанровые характеристики военной повести

1.1 Повесть как жанр

1.2 Жанровая специфика военной повести

1.3 Общая характеристика военных повестей В. Быкова

Глава 2. Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова (на примерах повестей «Обелиск», «В тумане»)

2.1. Проблемы определения жанровой специфики военных повестей В. Быкова в советской литературной критике

2.2. Жанровые особенности повести В. Быкова «Обелиск»…

2.3. Повесть «В тумане»: конструкция «нравственного эксперимента»

Список использованной литературы

Творчество белорусского писателя-фронтовика Василя Быкова выделяется на фоне не менее талантливых и близких ему по мировоззрению авторов особой мерной реалистичностью, создающей эффект достоверности и жизненной правды описываемых событий, и обостренным, жестким вниманием к нравственным вопросам, решение которых у Быкова поднимается до уровня философского обобщения. При этом писатель остается в пределах той реальности, того ограниченного времени, пространства, людских характеров, которые он (жизнь? судьба? война?) задает сам (или не выбирает, как предпочитал пояснять он сам).

Своеобразие творчества В. Быкова с самого начала, как только были опубликованы его первые повести, привлекло внимание литературной критики. Однако, судя по источникам, которые удалось изучить, критиков и читателей интересовала и интересует в первую очередь нравственная проблематика повестей, анализируются душевные переживания героев, причины их поступков, варианты развития событий. Бесспорно, что именно этого и добивался автор заставить читателей задуматься, осознать, как непросто, непарадно, неоднозначно все человеческое, как неожиданно сложны бывают «простые» жизненные обстоятельства, как буднично незаметны подвиги. Ставя своей целью рассказать правду о войне, Быков вышел за пределы войны как ситуации, и это сказалось не только на богатстве содержания, но и на характеристиках формы его повестей.

Интересно, что, будучи настоящим мастером формы, В. Быков не придавал ей особого значения «было бы честно, художественно, хорошо» (6, стр. 25). В одном из многочисленных газетных интервью он признавался, то пишет повести потому, что «это очень хороший жанр. Еще Твардовский говорил, что повесть это классический жанр, злободневный, оперативный и всегда художественный» (…) Естественно предположить, что он и не занимался целенаправленно совершенствованием формы, и тем не менее его повести разнообразны и часто неожиданно сложны по композиционному решению, организации конфликта, приемам введения символики и т.д.

Между тем критика, в частности А. Адамович, Л. Лазарев, В. Цветков, высоко оценивая писательское мастерство В. Быкова, задавалась вопросом о жанровой принадлежности его прозы. В рамки классической военной повести она явно не укладывалась. Однако вопрос этот дискутировался недолго; нам не удалось найти ни одной публикации на эту тему после 1980 года.

В настоящей работе поставлена задача проследить жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова как по сравнению с классическими критериями жанра военной повести, так и по признакам, выводящим его творчество за эти рамки, и попытаться установить, к каким жанрам тяготеет В. Быков. Предметом исследования, таким образом, являются художественные особенности военных повестей В. Быкова. Т. к. рамки работы ограничены, представляется целесообразным уделить большее внимание анализу жанровой специфики военных повестей в целом, а для подробного рассмотрения выбрать две по возможности непохожие повести В. Быкова (выбраны «Обелиск» и «В тумане») и сравнить их жанровые особенности.

В данной работе использованы статьи и монографии известных исследователей творчества В. Быкова А. Адамовича, И. Дедкова, Л. Лазарева, А. Шагалова, а также публикации различных авторов в периодической печати (всего просмотрено 102 журнальные и газетные публикации, посвященные В. Быкову и его творчеству).

ГЛАВА 1. ЖАНРОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВОЕННОЙ ПОВЕСТИ

1.1 Повесть как жанр

Прежде чем определять жанровое своеобразие повестей того или иного автора (в данной работе В. Быкова), необходимо уяснить типичные признаки жанра и художественные средства их воплощения.

Повесть как жанр занимает промежуточное положение между романом (крупной эпической формой) и рассказом (малой эпической формой). От романа повесть отличают сравнительно небольшой объем, как правило, краткий, неразорванный период времени действия, меньшее количество действующих лиц, ограниченное количество связанных с ними сюжетных линий и конфликтов. По сравнению с романом повесть менее динамична, более созерцательна по отношению к описываемым событиям, что проявляется в пристальном внимании к персонажам, описании их переживаний, наблюдению пейзажей (в повестях более, чем в романах, пейзажи используются для подчеркивания паралеллизма или контраста к происходящим событиям, душевным состояниям героев). Жанр повести тяготеет к обыденности, приземленности восприятия и изложения событий, автор стремится создать эффект достоверности (существует даже такой жанр, как документальная повесть). Как правило, и события, описываемые в повести, менее масштабны, чем в романе; даже если действие происходит в эпоху великих перемен и потрясений, то повесть охватывает небольшой, периферийный эпизод, жизненные коллизии «маленьких людей». (Классический пример повесть А.С. Пушкина «Капитанская дочка»: огромное по историческим масштабам событие пугачевский бунт высвечивает судьбы и переживания обычных, никому не известных людей, не сыгравших в истории никакой заметной роли, однако по своим нравственным качествам эти люди оказываются соизмеримы с главными историческими фигурами: Пугачевым и Екатериной Великой.)

Читайте также  Классификация лесных товаров. Характеристика жидких и газообразных топлив

Внимание к «маленькому человеку» вообще характерно для русской повести, начиная с народных повестей типа «Повести о Горе-Злосчастии» и включая шедевры отечественной классики (ср. А.С. Пушкин «Повести Белкина», Н.В. Гоголь «Невский проспект», «Шинель», произведения Лескова, Куприна). Именно судьба, внутренний мир «маленького человека» в трудной, драматической для него ситуации создает сюжетную линию повести и ее нравственный негромкий пафос.

По тематике повесть как жанр подразделяется на историческую, документальную, военную, лирическую, фантастическую и т.д. В данной работе нас интересуют жанровые особенности военной повести.

1.2 Жанровая специфика военной повести

Жанр военной повести восходит к военной журналистике и публицистике времен русско-турецкой войны 1877 1878 гг. Тогда же зародились и начали развиваться два внутрижанровых направления: первое, доминирующее затем на протяжении почти ста лет, — «ура-патриотическое» с сильной идеологической установкой на подчеркивание героизма, удали, легкости побед русского оружия и игнорирования тягот и ужасов войны, особенно выпавших на долю простого народа, нижних чинов (солдат) и младших офицеров. Таковы военные повести В.И. Немировича-Данченко («За дальних братьев»), очерки военного корреспондента газеты «Правительственный вестник» В.В. Крестовского и др. (6, стр. 18 22). Второе направление жанру военной повести задали В Гаршин (рассказ «Четыре дня» и др.) и Л.Н. Толстой, едва ли не впервые в истории отечественной литературы и философии осудивший войну как явление, какие бы цели она ни преследовала, и показавший войну насколько возможно объективно («Севастопольские рассказы», роман «Война и мир»).

Проблематика военных повестей второго, гуманистического направления в жанре поведение человека на войне, в исключительной, экстремальной ситуации, когда не «работают» или не принимаются в расчет все привычные поведенческие, культурные нормы и правила. Эстетика военной повести строится на контрасте «суровых будней», жестокости и абсурдности войны и человечного, жизнеутверждающего поведения людей. Трагические обстоятельства заданы самой ситуацией войны; авторов интересует преодоление (или подчинение) человеком шокирующих его обстоятельств, его духовные возможности, неожиданность выбора и решений.

В литературе Западной Европы тенденции, аналогичные гуманистическому антивоенному пафосу Толстого, получили мощное развитие после Первой мировой войны (творчество Э. Ремарка («На западном фронте без перемен»), Э. Хемингуэя, С. Моэма и др.). События, произошедшие в России вскоре после Первой мировой, как известно, привели к тотальной коммунистической идеологизации культуры, насаждению псевдопатриотизма, мифов о несокрушимой мощи Красной Армии и т.д. Все это, естественно, сказалось и на литературе, так или иначе связанной с военной тематикой: возобладало «патриотическое», блистательно-победное направление жанра, еще усилившееся после начала Второй мировой войны.

Подлинный расцвет жанра военной повести в русской (советской) литературе наступил после окончания Великой Отечественной войны. Пафос послевоенной литературы о войне заключался в высокой героике, романтизации и прославлении подвига советского народа, гиперболизации его нравственных достоинств. Народ-победитель, страна-победитель нуждались в поддержке и восстановлении своих духовных сил после пережитой трагедии и ужасов войны, и с этой точки зрения идеализация людей на войне, их поступков, обобщение героико-романтического идеала были необходимы не только как идеология, но и как духовное лекарство. В рамках этой традиции, однако, пробивалось и заявляло о себе гуманистическое направление, восходящее к Л.Н. Толстому, к его пристал

Общая характеристика военных повестей В. Быкова

Военные повести В. Быкова в полной мере отвечают всем требованиям жанра. Небольшие по объему (не более ста страниц), охватывающие день – два – три, наполненные будничными, в общем-то, событиями, неторопливые, внимательные к несущественным вроде бы деталям. Герои Быкова – простые люди, именно в том смысле, как обыкновенно понимается этот эпитет: простые – малообразованные, ничем не примечательные крестьяне, рабочие-путейцы, сельская интеллигенция, рядовые солдаты и офицеры небольших чинов. Действие повестей Быкова разворачивается в годы войны, в ее непосредственной длительности, либо (реже) в рассказах дня сегодняшнего, которые зримо переносят нас в те, военные времена и обстоятельства. Характерно для военных повестей Быкова, что в них почти нет батальных сцен, темы всенародного подвига, победы как конечной цели, ради которой сражаются и погибают его герои. Событий мало (несколько эпизодов боя, или подготовка к диверсии, или захват и допросы партизан), и они имеют значение только для их непосредственных участников (но – судьбоносное значение!), четко локализованы в пределах повести от зарождения событий к их окончательному завершению на уровне факта (но не на уровне нравственных уроков, выходящих далеко за пределы факта и в будущее).

Персонажей в повестях Быкова немного (двое, трое, иногда десять-пятнадцать, если это взвод, партизанский отряд), причем в центре внимания всегда два-три центральных персонажа, которые составляют «рамку» конфликтов. Специфика конфликтов в том, что они не вынесены вовне, в какие-то открытые противоречия между участниками, в их активные действия, а помещены внутрь, в глубины души персонажей, который зачастую и не обнаруживают перед другими своих переживаний (не умеют – люди простые, не привыкшие выставлять напоказ, оформлять в слова свои чувства). Получается, что не конфликт, не взаимоотношения персонажей создают некие события и двигают сюжет повести, а независимые от персонажей обстоятельства и события приводят к развитию внутреннего конфликта в душе каждого и затем – к столкновению конфликтов (а не людей, характеров, принципов, идеологий).

В центре внимания автора – нравственные, философские проблемы. Их осмыслению подчинен весь художественный строй повестей, реализующийся в типичных средствах жанра: безыскусном рассказе, подробном неспешном показе событий и поступков, пейзажных зарисовках, создающих эмоционально-психологический фон, обнажении внутреннего мира персонажей, концентрации людей и событий на сравнительно небольшом пространстве и в недолгом времени.

Нетипичным, специфически быковским является подробное, очень подробное исследование причин поведения человека, его смыслов и ценностей; усиленный за счет монотонных описаний эффект обыденности, достоверности происходящего; несколько принужденный, сконструированный сюжет, организованный для создания предельно критической для героев ситуации, в которой они поставлены перед выбором: поступить по совести, по высшему нравственному закону – и погибнуть, или сделать уступку своему страху (жажде жизни) и погибнуть духовно. Такое впечатление, что война – прежде всего художественный прием, необходимый автору для того, чтобы подробно рассмотреть то, что его больше всего интересует, — душевное состояние людей в ситуации почти неразрешимого кризиса, заданного неподвластными им обстоятельствами. Характерна для Быкова и тема самопожертвования, невинной жертвы, мучений и смерти не на виду и не ради высокой цели, а исключительно ради сохранения духовной цельности героя. Таким путем – через рассмотрение «маленького человека» крупным планом – Быков проникает в общечеловеческое нравственное бытие, решает вопросы о смысле и ценности жизни, о значении смерти, о праве человека быть «простым» – и сложным, неоднозначным, слабым, грубым, жестоким – и подниматься к собственным высотам духа, когда иначе поступить нельзя.

ГЛАВА 2. ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ВОЕННЫХ ПОВЕСТЕЙ

Дата добавления: 2019-07-15 ; просмотров: 117 ; Мы поможем в написании вашей работы!

Особенности прозы В. Быкова

Содержание

Краткая биографическая справка о В.Быкове……………3

Тенденция развития литературы о войне…………………4

Особенности прозы Быкова………………………………….6

Идейно-художественное своеобразие повести

Влияние повести на современного читателя…………. 13

Цель работы

На примере одного из произведений о Великой Отечественной войне доказать, что талантливые писатели-фронтовики сумели воссоздать трагедию страны, величие подвига народа путем постижения глубинных процессов психологии поступков советских людей.

Задачи

1. Определить особенности психологической прозы

2. Установить, какие художественные средства использовал Василь Быков в повести «Обелиск» для раскрытия идейного содержания произведения

3. Дать оценку повести Василя Быкова «Обелиск» с точки зрения современного читателя

Краткая биографическая справка о В.Быкове

Творчество Василя Быкова занимает достойное место в российской литературе.

Участник Великой Отечественной войны, Василь Владимирович Быков постигал правду жизни не в уютных кабинетах, а в солдатских окопах, под огнем противника вплоть до самой победы..

Восемнадцатилетним юношей крестьянский паренёк из Витебской области попал в действующую армию, в инженерный батальон. Строил оборонные укрепления, участвовал в боях на Юго-Западном фронте. После окончания в Саратове пехотного училища воевал в должности командира стрелкового взвода, взвода противотанковой артиллерии на Украине, в Румынии, Венгрии, Австрии. Он все испытал, что положено было испытать бойцу: дважды был ранен, считался без вести пропавшим, в перечне фамилий одной из братских могил даже осталось его имя.

Тенденция развития литературы о войне

Не случайно тема войны- тема всего творчества писателя. Его первые рассказы «Смерть человека»(1957), «Двадцатый»(1958)- свидетельство нового видения военной темы в художественной литературе. Отказ от помпезно- монументального стиля, от бравурного, картинного представления о войне поставил имя Быкова один ряд с писателями так называемой «второй волны».

Поколение «второй волны» представлено именами В.Астафьева, А.Адамовича, Г.Бакланова, Ю.Бондарева, В.Богомолова, Б.Васильева, Е.Носова, К.Воробьева, В.Кондратьева. Их называли «поколением лейтенантов», т.к. юными солдатами и младшими лейтенантами они познали тяжесть военного лихолетия. В широкой дискуссии о соотношении «окопной» и «масштабной» правды они имели право сказать своё слово. Люди, каждый день смотревшие смерти в лицо, знавшие передовую не понаслышке, хотели показать войну не с точки зрения великих стратегий и событий, а через описание ограниченного участка: одного боя, одного взвода, одного эпизода. Трагедия страны, величие подвига народа раскрывали имя через повествование о жизни передового края , через переживания рядового солдата и офицера. Показывая крупным планом участников военных действий, писатели убеждали современников в том, что общий успех напрямую зависел от надежности, мужества, терпения каждого из них.

Максимально приблизив читателя к фронтовому быту, останавливаясь на мельчайших достоверных подробностях, повседневных заботах и конфликтах, каждый из молодых писателей 50-х-60-х годов раскрывал новый ракурс понимания войны, её закономерностей и противоречий.

По мнению исследователя Ломидзе, «не размер пространства и протяженность времени определяют значимость правды. Все зависит от глубины и прозорливости проникновения в её сердцевину.… Один художник в малом, с первого взгляда несущественным увидит важное, исторически непроходящее; другой же, изображая, казалось бы, широкую панораму событий, множество человеческих судеб, не уловит биения сердца времени» 1 .

1. Трубина Л. Русская литература ХХ века. М., 1999, с.276.

Особенности прозы В. Быкова

О героизме фронтовых будней, о мужестве солдат и офицеров, о столкновении человеческих характеров рассказывают повести В.Быкова «Журавлиный крик» (1960), «Фронтовая страница» (1960), «Западня» (1964), «Мертвым не больно» (1966). В некоторых произведениях центральные герои похожи. Как правило, это молодые солдаты или лейтенанты, которые очень напоминают самого автора. Эта минимальная дистанция между автором и его героями придает повествованию «обнаженную, непререкаемую, как бы мемуарную достоверность». 1 Отвечая на вопросы журналистов, Быков говорил: «Я всегда писал о том, что видел и переживал сам, что пережили мои товарищи. Конечно, в моих книгах нет буквального воспроизведения жизненных ситуаций. Но всё, о чём я пишу, так или иначе было». 2

Тему массового героизма, подвига во имя спасения Родины прозаик рассматривал с точки зрения исполнения воинского долга каждым бойцом. «В такой жестокой войне, которую пережили мы, стойкость, верность своему солдатскому (подчас очень скромному) долгу были не менее важны, чем головокружительная отвага храбрецов»,-писал В.Быков. 3

1.Современная русская советская литература. Часть вторая. М., 1987, с.12.

2.Литература. Справочник школьника. М., 1995, с.77.

3.Збарский И., Полухина В. Внеклассная работа по литературе. М., 1975, с.139-140.

С середины 70-х годов «военная проза» вышла на новый этап своего развития: она подошла к философскому осмыслению жизни.

В творчестве В.Быкова эта тенденция стала главенствующей. В 60-е — 80-е годы появились произведения, в которых писатель исследует не батальную сторону войны, а возможности духа человека на войне: «Альпийская баллада» (1963), «Сотников» (1970), «Обелиск» (1972), «Знак беды» (1983), «Карьер» (1988), «В тумане» (1989).

Героями книг становятся заключенные, бегущие из немецкого концлагеря, партизаны, жители белорусских деревень: мужчины, женщины, дети – в общем внешне ничем не приметные, самые обычные. Изменился круг вопросов, проблем, волнующих писателя. Его заинтересовали глубинные процессы героизма людей.

Эти же проблемы интересовали и других прозаиков. Даже возникло новое направление в литературе- проза психологического драматизма. Определились общие тенденции. Главным критерием ценности человека в произведениях этого направления стало: трус или герой. Молодые писатели с оправданной фронтовой непримиримостью делили своих персонажей на смелых и трусливых, на стойких и безвольных, на верных долгу и обеспокоенных чувством самосохранения.

Читайте также  Психология как профессия, Климов Е.А.

Это дало возможность осмыслить психологическую глубину героизма и социально-психологические истоки трусости.

В.Быкова всегда интересовал «скрытый» внутренний конфликт человека с самим собой, т.е. столкновение различных чувств, убеждений, ценностных ориентиров. Как постичь сложность, многоплановость человеческого характера, как объяснить непостижимость психологических процессов?

Писателя волновал вопрос: почему люди, выросшие в одинаковых социальных условиях, в критический момент жизни ведут себя по-разному?

Возрастание интереса к нравственным проблемам у Быкова сочетается с усложнением самих нравственных проблем. Пожалуй, та обстановка, в которую попадают действующие лица произведений Быкова мало отличаются от очень тяжелого положения персонажей книг других авторов психологической прозы. Это и понятно. Только кризисная ситуация раскрывает глубинные процессы, происходящие внутри человеческого характера.

Как правило, для произведений психологической прозы характерны пограничные позиции, когда человек находится на грани жизни и смерти, на пределе своих сил и возможностей. Но герои Быкова всегда стоят перед необходимостью выбора. Для автора «Круглянского моста», «Атаки сходу», «Шестого батальона», «Волчьей стаи» очень важно было заострить внимание читателей на проблеме цены победы. По его мнению, на войне человек должен жить по совести, не поступаться принципами высокой человечности, не рисковать чужими жизнями. В.Быкову важно оценивать не только цель, но и средства достижения этой цели. По глубокому убеждению писателя, низкие средства компрометируют высокую цель.

В помощь школьнику. Военные повести Василя Владимировича Быкова. 11 класс

В 11 классе в середине мая проходят творчество прозаиков-фронтовиков. Одна из самых известных подобных фигур — белорусский писатель В. В. Быков. В помощь школьнику. Вторая неделя мая

Текст: Ольга Разумихина *

Фото: кадр из фильма Ларисы Шепитько «Восхождение» по повести Василя Быкова «Сотников» (1976)

На прошлой неделе мы изучили патриотическую лирику А. Т. Твардовского, Ю. В. Друниной, Б. Ш. Окуджавы и многих других. Теперь настало время прочесть несколько рассказов или повестей о Великой Отечественной. Выбор произведений остается, как правило, за учителем литературы, однако практика показывает, что чаще всего педагог рекомендует к прочтению одну из двух повестей Василя Владимировича Быкова — «Сотников» или «Дожить до рассвета». Чем примечателен этот автор?

Человек, который выжил

Советские читатели красноречиво называли Василя Владимировича Быкова (1924—2003) «человеком, который выжил». Во время Великой Отечественной войны Василь Владимирович был участником множества боёв — сначала в Белоруссии, а затем в Австрии, Болгарии, Венгрии, Румынии и Югославии. Он прошёл путь от рядового до командира артиллерии; в ходе одной из операций был тяжело ранен, три месяца провел в госпитале — и все эти месяцы считался погибшим. Однако, несмотря на тяжелейшие испытания, он сумел выстоять — и даже продолжил службу в армии в 1949—55 гг. Уж тут-то, казалось бы, можно было дать себе передышку; но Быков всегда был человеком деятельным — и нашел себе применение в лице сотрудника газеты «Гродненская правда». Впоследствии он активно участвовал в политической деятельности страны: в 1980-х гг. его десять раз избирали депутатом Верховного Совета БССР (Белорусской Советской Социалистической Республики). Но в 1991 г. Советский Союз распался, и Быков переехал в Европу. Преклонный возраст оказался не помехой для кочевой жизни: Василь Владимирович успел пожить в Финляндии, ФРГ (Федеративной Республике Германии) и Чехии. Вернулся на родину он аж в 2003 году — и через месяц умер в больнице под Минском; ему было 79 лет.

Удивительно, как при такой насыщенной жизни Быков успевал писать рассказы, повести и романы, но факт остаётся фактом: Василь Владимирович стал известным автором уже в 1960-е гг. и к концу жизни был обладателем множества почетных премий (в том числе Ленинской и Государственной премии СССР), а также звания «Народный писатель Беларуси». В 1963 г. его произведение впервые экранизировали; фильмы и сериалы по мотивам работ Быкова снимают до сих пор. А еще повести Василя Владимировича проходят в школе — но это мы и так уже поняли.

«Сотников»

«Сотников» — пожалуй, самая известная повесть В. В. Быкова. Ее главные герои — два партизана, которые пытаются под покровом ночи добраться до деревни и разжиться продовольствием. Один из них, сильно простуженный, изнуренный человек по фамилии Сотников, когда-то был командиром батальона, но первый же его бой с фашистами оказался последним: оккупанты застали вооруженную колонну врасплох. Комбату удалось подорвать четыре немецких танка, а затем командира ранили и взяли в плен, откуда тот сбежал. Но вернуться на линию фронта Сотников не сумел: все деревни вокруг были захвачены немцами. Тогда главный герой примкнул к отряду партизан, скрывавшихся в лесу. Там он познакомился с удалым, здоровым, удачливым юношей по фамилии Рыбак. В одном из сражений, проигранном русскими, Рыбака ранило в ногу, но он успел спрятаться от фрицев и попросить убежища у жителей ближайшей деревни — дядьки Ахрема и его дочери Зоськи. Когда рана зажила, совесть не позволила Рыбаку задерживаться в доме: он попрощался с Зоськой, которая к тому моменту стала его «невенчанной женой», и отправился искать своих.

Повесть «Сотников» написана в «фирменном» стиле В. В. Быкова: поминутное описание действий главных героев — осмотрелся, прислушался, сделал несколько шагов, спрятался, сверился с картой и так далее — сочетается с погружением во внутренний мир героев. Как мыслят люди, оказавшиеся на войне? Что помогает им справиться с вездесущим страхом? Откуда они черпают силы, чтобы держаться, даже когда надежда на лучшее иссякает? (Действие повести происходит в феврале 1942 года: Москву к тому моменту удалось отстоять, но немецкие захватчики продолжали вести активные наступательные действия.) В поисках ответа на эти вопросы В. В. Быков рассказывает читателю о детстве героев. Автор считает, что одно-единственное событие, произошедшее с человеком в раннем возрасте, может оказать значительное влияние на то, какими принципами он будет руководствоваться в самостоятельной жизни, в том числе — в чрезвычайных ситуациях. Так, Сотников рос в семье офицера: его отец, герой Гражданской войны, берег как зеницу ока свой старый пистолет «маузер» и строго запрещал сыну с ним играть. Но однажды Сотников ослушался отца и не только взял оружие в руки, но и случайно выстрелил. Мама убедила мальчика сознаться в содеянном:

[Мать] сразу почувствовала недоброе, кинулась к сыну с расспросами, и он рассказал всё как было. Разумеется, справиться с такой бедой не могла и мать, которая очень испугалась за него, даже заплакала, чего никогда прежде с ней не случалось, и сказала, что он должен признаться во всём отцу.

Решиться на это признание было непросто. Пока набирался решимости, минул час или больше, и наконец сам не свой он открыл дверь отцовской каморки.

— Папа, я брал твой маузер.

Отец как-то странно мотнул головой, привычным движением руки снял очки и строго посмотрел на сына.

— Никто. И это… Он выстрелил, — упавшим голосом произнёс сын.

Ничего не говоря больше, отец встал и вышел из комнаты. Он же остался стоять у двери с таким чувством, будто его сейчас должны положить под нож гильотины. Но он знал, что виноват, и готов был принять самую беспощадную кару.

Накричав на сына, отец спросил, почему мальчик все-таки решил признаться в содеянном. Сотников умолчал о том, что сделал это по настоянию матери, и отец сказал ему спасибо за честность. «Наказание ремнём его миновало, но его малодушный кивок болезненной царапиной остался саднить в душе. Это был урок на всю жизнь. И он ни разу больше не солгал ни отцу, ни кому другому, за всё держал ответ, глядя людям в глаза». Впоследствии юный Сотников делал всё, чтобы отец-офицер гордился им. Может, именно поэтому в партизанском отряде он, услышав, что Рыбаку нужен напарник, вызвался добровольцем, несмотря на плохое самочувствие? Вот только очень скоро выяснилось, что Сотников переоценил свои силы: к середине пути он едва держался на ногах, задерживая Рыбака, который то жалел напарника, то злился на него. Сотников хотел как лучше, он вызвался потому, что другие решили отсидеться, — но что из этого получилось? Может, если бы вместо него на задание пошел кто-то другой, к утру Рыбак бы преспокойно вернулся к своим?

В детстве Рыбака также произошло поворотное событие. Однажды он перевозил по опасной дороге доверху набитую телегу с сеном, где прямо на снопах расселись две крестьянские девчонки. И вот что произошло в пути:

…конь не сдержал, телега высоко задралась левой стороной и стала клониться направо. Коля бросил взгляд вниз и скатился с воза.

Ясно поняв, что должно произойти затем, он в каком-то бездумном порыве бросился под кренящийся тяжёлый воз, подставляя под его край своё ещё слабое мальчишеское плечо. Тяжесть была неимоверной, в другой раз он, наверное, ни за что бы не выдержал, но в этот момент выстоял. Девочки скатились на землю, его завалило снопами, но лошадь всё же как-то справилась с возом и отвернула передок в сторону от угрожающей крутизны оврага.

Потом его хвалили в деревне, да он и сам был доволен своим поступком — и начал думать тогда, что иначе поступить не мог. И ещё Коля поверил, что он человек смелый.

Рыбак привык считать себя героем — и не может простить окружающим слабости. Потому-то, добравшись до дома старосты (человека, который волей-неволей служит немцам — собирает с жителей своей деревни продовольствие для захватчиков, сгоняет их расчищать дороги и так далее), он едва удерживается от того, чтобы пристрелить этого немолодого уже мужчину. Рыбак даже не задумывается, что у старосты попросту не было выбора. «Надо было раньше о том думать», — говорит герой. И даже не представляет, что уже через сутки окажется в положении стократно худшем.

В. В. Быков показывает, что на войне — как и в обычной жизни — благие намерения могут привести к трагичному финалу. Но ещё он подчёркивает другую мысль: стойкость, выдержка, мужество — лишь наполовину залог успеха.

Не менее важно банальное везение. Потому-то так страшно, грустно и обидно видеть, как погибают или становятся калеками бравые воины. Если бы они каждый раз, в каждом сражении оказывались на равных с неприятелем, то война закончилась бы стремительно: советские люди, сражавшиеся за родину и всех, кого им пришлось покинуть, начисто разгромили бы оккупантов, ведомых бесчеловечными идеологическими соображениями. Но, увы, фортуна не знает, что такое добро и что такое зло…

«Дожить до рассвета»

Ещё одна повесть В. В. Быкова, которую нередко проходят в старших классах, — «Дожить до рассвета». Фабула такая же: небольшому отряду в тяжелых погодных условиях предстоит совершить ночной переход, который с самого начала идет не так, как задумано. Лейтенант Ивановский командует девятью бойцами; цель — напасть на немецкий склад. Около недели назад главный герой уже подступался к этому складу; тогда он еще не был командиром и исполнял приказы капитана Волоха. Этот боец был для Ивановского примером выдержки, мудрости и при этом — странного, даже неестественного в военное время спокойствия, почти смирения. Но при штурме склада Волох погиб, и Ивановский решил продолжить его дело. Начальство дало добро на вылазку, назначило главного героя лейтенантом и подыскало для него бойцов-помощников. Вот только от некоторых членов группы одни проблемы…

Подобно и Сотникову, и Рыбаку из предыдущей повести, Ивановский принимает неоднозначные решения. Например, в самом начале вылазки лейтенант отправляет тучного, неуклюжего сапера по фамилии Шелудяк обратно в тыл, приказывая ему доставить в госпиталь раненого товарища. Ивановский думает, что таким образом он спасет Шелудяка, но получается иначе: сапера замечают немцы и тут же расстреливают и его, и раненого, которого тот нес. Затем Ивановский, заметив, что несколько бойцов отстало, решает их не дожидаться. С одной стороны, ему боязно за подчиненных, а с другой — времени, чтобы добраться до склада, слишком мало. Сталкиваясь с неудачами, лейтенант не перестает спрашивать себя: в чем же я ошибся? Или, может, мне просто не повезло?

Читайте также  Критика культуры и цивилизации в творчестве Ж.Ж. Руссо

Второй важный персонаж повести — рядовой Пивоваров, простой, наивный деревенский парнишка, выросший в тепличных условиях. Если Ивановский никогда не знал материнской ласки (с его мамой была связана «какая-то семейная драма») и жил с отцом-выпивохой, то Пивоваров, напротив, так и не узнал отца. Мама-учительница воспитывала его одна — едва ли не пылинки сдувала. «С ребятами когда нашалишь — трагедия. Завтрак не доешь — трагедия. А уж если заболею — ого!» — вспоминает Пивоваров в финале произведения. Но, как ни странно, мальчик вырос совсем не избалованным; в отряде он проявляет себя как настоящий герой. Более того, между ним и Ивановским происходит такой диалог:

— [Мама] сколько мне про Питер нарассказывала. А я так ни разу и не съездил. Теперь после войны разве.

— После войны, конечно.

— Я, знаете, ничего. Я не очень: убьют, ну что же! Вот только мать жалко.

Избегая откровенных спойлеров, все-таки отметим, что «Дожить до рассвета», как и «Сотников», заканчивается грустно; душераздирающие сцены В. В. Быков как будто специально бережет для финала. Но что делать — такова война: перед ней бессильны законы жанра.

Если даже современному читателю, который перелистывает последнюю страницу «Сотникова» или «Дожить до рассвета», становится не по себе, — то каково было самому Быкову и миллионам таких же, как он, советских солдат?

Колонка «В помощь школьнику» будет полезна и тем, кто хочет просто освежить в памяти сюжет той или иной книги, и тем, кто смотрит глубже. В материалах О. Разумихиной найдутся исторические справки, отсылки к трудам литературоведов, а также указания на любопытные детали и «пасхалки» в текстах писателей XVIII— XX вв.

Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова

ОГЛАВЛЕНИЕВведение Глава 1. Жанровые характеристики военной повести 1.1 Повесть как жанр 1.2 Жанровая специфика военной повести 1.3 Общая характеристика военных повестей В. Быкова Глава 2. Жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова (на примерах повестей «Обелиск», «В тумане») 2.1. Проблемы определения жанровой специфики военных повестей В. Быкова в советской литературной критике 2.2. Жанровые особенности повести В. Быкова «Обелиск» 2.3. Повесть «В тумане»: конструкция «нравственного эксперимента» Заключение Список использованной литературы ВВЕДЕНИЕ Творчество белорусского писателя-фронтовика Василя Быкова выделяется на фоне не менее талантливых и близких ему по мировоззрению авторов особой мерной реалистичностью, создающей эффект достоверности и жизненной правды описываемых событий, и обостренным, жестким вниманием к нравственным вопросам, решение которых у Быкова поднимается до уровня философского обобщения. При этом писатель остается в пределах той реальности, того ограниченного времени, пространства, людских характеров, которые он (жизнь? судьба? война?) задает сам (или не выбирает, как предпочитал пояснять он сам). Своеобразие творчества В. Быкова с самого начала, как только были опубликованы его первые повести, привлекло внимание литературной критики. Однако, судя по источникам, которые удалось изучить, критиков и читателей интересовала и интересует в первую очередь нравственная проблематика повестей, анализируются душевные переживания героев, причины их поступков, варианты развития событий. Бесспорно, что именно этого и добивался автор – заставить читателей задуматься, осознать, как непросто, непарадно, неоднозначно все человеческое, как неожиданно сложны бывают «простые» жизненные обстоятельства, как буднично незаметны подвиги. Ставя своей целью рассказать правду о войне, Быков вышел за пределы войны как ситуации, и это сказалось не только на богатстве содержания, но и на характеристиках формы его повестей. Интересно, что, будучи настоящим мастером формы, В. Быков не придавал ей особого значения – «было бы честно, художественно, хорошо» (6, стр. 25). В одном из многочисленных газетных интервью он признавался, то пишет повести потому, что «это очень хороший жанр. Еще Твардовский говорил, что повесть – это классический жанр, злободневный, оперативный и всегда художественный» ( ) Естественно предположить, что он и не занимался целенаправленно совершенствованием формы, и тем не менее его повести разнообразны и часто неожиданно сложны по композиционному решению, организации конфликта, приемам введения символики и т.д. Между тем критика, в частности А. Адамович, Л. Лазарев, В. Цветков, высоко оценивая писательское мастерство В. Быкова, задавалась вопросом о жанровой принадлежности его прозы. В рамки классической военной повести она явно не укладывалась. Однако вопрос этот дискутировался недолго; нам не удалось найти ни одной публикации на эту тему после 1980 года. В настоящей работе поставлена задача проследить жанровое своеобразие военных повестей В. Быкова как по сравнению с классическими критериями жанра военной повести, так и по признакам, выводящим его творчество за эти рамки, и попытаться установить, к каким жанрам тяготеет В.

Быков. Предметом исследования, таким образом, являются художественные особенности военных повестей В. Быкова. Т. к. рамки работы ограничены, представляется целесообразным уделить большее внимание анализу жанровой специфики военных повестей в целом, а для подробного рассмотрения выбрать две по возможности непохожие повести В. Быкова (выбраны «Обелиск» и «В тумане») и сравнить их жанровые особенности. В данной работе использованы статьи и монографии известных исследователей творчества В. Быкова А. Адамовича, И. Дедкова, Л. Лазарева, А. Шагалова, а также публикации различных авторов в периодической печати (всего просмотрено 102 журнальные и газетные публикации, посвященные В. Быкову и его творчеству). ГЛАВА 1. ЖАНРОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВОЕННОЙ ПОВЕСТИ 1.1 Повесть как жанр Прежде чем определять жанровое своеобразие повестей того или иного автора (в данной работе – В. Быкова), необходимо уяснить типичные признаки жанра и художественные средства их воплощения. Повесть как жанр занимает промежуточное положение между романом (крупной эпической формой) и рассказом (малой эпической формой). От романа повесть отличают сравнительно небольшой объем, как правило, краткий, неразорванный период времени действия, меньшее количество действующих лиц, ограниченное количество связанных с ними сюжетных линий и конфликтов. По сравнению с романом повесть менее динамична, более созерцательна по отношению к описываемым событиям, что проявляется в пристальном внимании к персонажам, описании их переживаний, наблюдению пейзажей (в повестях более, чем в романах, пейзажи используются для подчеркивания паралеллизма или контраста к происходящим событиям, душевным состояниям героев). Жанр повести тяготеет к обыденности, приземленности восприятия и изложения событий, автор стремится создать эффект достоверности (существует даже такой жанр, как документальная повесть). Как правило, и события, описываемые в повести, менее масштабны, чем в романе; даже если действие происходит в эпоху великих перемен и потрясений, то повесть охватывает небольшой, периферийный эпизод, жизненные коллизии «маленьких людей». (Классический пример – повесть А.С. Пушкина «Капитанская дочка»: огромное по историческим масштабам событие – пугачевский бунт – высвечивает судьбы и переживания обычных, никому не известных людей, не сыгравших в истории никакой заметной роли, однако по своим нравственным качествам эти люди оказываются соизмеримы с главными историческими фигурами: Пугачевым и Екатериной Великой.) Внимание к «маленькому человеку» вообще характерно для русской повести, начиная с народных повестей типа «Повести о Горе-Злосчастии» и включая шедевры отечественной классики (ср. А.С. Пушкин «Повести Белкина», Н.В. Гоголь «Невский проспект», «Шинель», произведения Лескова, Куприна). Именно судьба, внутренний мир «маленького человека» в трудной, драматической для него ситуации создает сюжетную линию повести и ее нравственный негромкий пафос. По тематике повесть как жанр подразделяется на историческую, документальную, военную, лирическую, фантастическую и т.д. В данной работе нас интересуют жанровые особенности военной повести.

1.2 Жанровая специфика военной повести Жанр военной повести восходит к военной журналистике и публицистике времен русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. Тогда же зародились и начали развиваться два внутрижанровых направления: первое, доминирующее затем на протяжении почти ста лет, — «ура-патриотическое» с сильной идеологической установкой на подчеркивание героизма, удали, легкости побед русского оружия и игнорирования тягот и ужасов войны, особенно выпавших на долю простого народа, нижних чинов (солдат) и младших офицеров. Таковы военные повести В.И. Немировича-Данченко («За дальних братьев»), очерки военного корреспондента газеты «Правительственный вестник» В.В. Крестовского и др. (6, стр. 18 – 22). Второе направление жанру военной повести задали В Гаршин (рассказ «Четыре дня» и др.) и Л.Н. Толстой, едва ли не впервые в истории отечественной литературы и философии осудивший войну как явление, какие бы цели она ни преследовала, и показавший войну насколько возможно объективно («Севастопольские рассказы», роман «Война и мир»). Проблематика военных повестей второго, гуманистического направления в жанре – поведение человека на войне, в исключительной, экстремальной ситуации, когда не «работают» или не принимаются в расчет все привычные поведенческие, культурные нормы и правила. Эстетика военной повести строится на контрасте «суровых будней», жестокости и абсурдности войны и человечного, жизнеутверждающего поведения людей. Трагические обстоятельства заданы самой ситуацией войны; авторов интересует преодоление (или подчинение) человеком шокирующих его обстоятельств, его духовные возможности, неожиданность выбора и решений. В литературе Западной Европы тенденции, аналогичные гуманистическому антивоенному пафосу Толстого, получили мощное развитие после Первой мировой войны (творчество Э. Ремарка («На западном фронте без перемен»), Э. Хемингуэя, С. Моэма и др.). События, произошедшие в России вскоре после Первой мировой, как известно, привели к тотальной коммунистической идеологизации культуры, насаждению псевдопатриотизма, мифов о несокрушимой мощи Красной Армии и т.д. Все это, естественно, сказалось и на литературе, так или иначе связанной с военной тематикой: возобладало «патриотическое», блистательно-победное направление жанра, еще усилившееся после начала Второй мировой войны. Подлинный расцвет жанра военной повести в русской (советской) литературе наступил после окончания Великой Отечественной войны. Пафос послевоенной литературы о войне заключался в высокой героике, романтизации и прославлении подвига советского народа, гиперболизации его нравственных достоинств. Народ-победитель, страна-победитель нуждались в поддержке и восстановлении своих духовных сил после пережитой трагедии и ужасов войны, и с этой точки зрения идеализация людей на войне, их поступков, обобщение героико-романтического идеала были необходимы – не только как идеология, но и как духовное лекарство. В рамках этой традиции, однако, пробивалось и заявляло о себе гуманистическое направление, восходящее к Л.Н. Толстому, к его пристальному вниманию к людским судьбам, «маленьким человеческим трагедиям».

С целью мобилизации всего личного состава на успешное выполнение боевых задач в дивизии было проведено собрание партактива, на котором был заслушан доклад начальника политотдела дивизии гвардии полковникам И. Л. Ехичева «Своеобразие военно-политической обстановки на территории 4-го Украинского фронта и задачи партийных организаций по подготовке к боям в Карпатах». С такой же повесткой проводились собрания коммунистов первичных парторганизаций. На собраниях было выявлено одно из слабых мест подготовки к боям — отсутствие навыков полета в горной местности недавно прибывшей большой группы молодых летчиков. Надежда была на ветеранов-дивизии, которые имели в этом отношении некоторый опыт, приобретенный на Кавказе. Началась интенсивная и целенаправленная подготовка. В процессе учебы отрабатывались вопросы самолетовождения на предельную дальность полета, боевого использования истребителей в групповом воздушном бою и нанесения штурмовых ударов в горной местности. Заместитель командира 111-го авиационного полка по политической части подполковник И. А

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: