Политическая история, общественное устройство, хозяйственная жизнь и культура государств Хунну - ABCD42.RU

Политическая история, общественное устройство, хозяйственная жизнь и культура государств Хунну

Политическая история, общественное устройство, хозяйственная жизнь и культура государств Хунну

(Древнее хуннское государство: часть 3)

Историк и публицист Тынчтыкбек Чоротегин в своей очередной статье вкратце совершает экскурс на общественный строй древних хуннов — этноса, который был в гуще этнокультурных и этнополитических процессов в древней кочевой цивилизации Внутренней и Центральной Азии.

Раннеклассовое общество

Для хуннского общества были характерны раннеклассовые (по иной терминологии «раннефеодальные») отношения. В эпоху Модэ-шаньюя хуннские роды хойань, лань, сюйбу отличались от других своим политическим влиянием. Шаньюй же являлся выходцем из рода луаньди (луаньти).

Хунны делились на левое и правое крыло. Беки или акимы (правители или предводители) правого крыла жили на западе и граничили с народами юечжи. Правители левого крыла занимали восточные регионы кочевой империи.

Такую дуалистическую систему правления у хуннов переняли позднее кыргызы и ряд других тюрко-монгольских народов. И ещё одно правило, унаследованное от хуннов — это управление всем государством посредством системы 24-х акимов (глав родов и региональных правителей).

Ноин-Ульский хуннский курган. Раскопки археологов СССР в Ноин-Уле, сезон 1924 или 25 года, 100 км на север от Улан-Батора (Урги). Журнал «Вокруг света», СССР.

Как свидетельствует китайский историк Е.Фань, среди этих акимов особым уважением пользовались четверо локальных правителей, названных «четырьмя рогами».

Иерархия этих четырёх акимов состояла позднее из нижеследующих ступеней: самый влиятельный — сянь-ван левого крыла и лули-ван левого крыла, сянь-ван правого крыла, затем лули-ван правого крыла (китайское слово «ван» здесь по-кыргызски означает титул «бек», т.е. правитель или вождь более мелкой конфедерации племен и этносов). Конечно, вся эта система зависела от уровня авторитаризма власти шаньюя и от того, сколько еще этносов и новых регионов включила в себя эта хуннская держава.

Тенгир-куту, степной вариант Сына Неба

Гибкая военно-феодальная система управления, созданная хуннами, была освоена и последующими государствами кочевников в Центральной и Внутренней Азии. С момента превращения государства хуннов в мощную державу их верховный правитель, не удовлетворившись титулом «шаньюй», потребовал добавления в отношении к своей персоне особого эпитета «тенгир куту» (кит. «чэнли гуду»), т.е. «Одарённый Небесами Сын» (в письмах Модэ-шаньюя, отправленных Ханьской династии Китая в 176 г. до н.э.).

При Лаошань-шаньюе, сыне и наследнике Модэ-шаньюя, в 166 г. до н.э., императору династии Хань значение титула «тенгир куту» переведено на китайский язык следующим образом: «Великий хуннский шаньюй, избранный по воле небес» («О Лаошане»).

Здесь «Назначенный небесами» означает дословный перевод с древнетюркского (хуннского) титула «Тенгир куту».

В раннесредневековье орхоно-тюркские правители Восточно-Тюркского каганата также называли себя «Тенгирде болмыш каган», т.е. «Правитель, назначенный волей небес». Вера в тенгрианство являлась удобным инструментом в укреплении единоличной власти хуннского шаньюя (также и для каганов Второго Восточно-Тюркского каганата и других каганатов, где тенгрианство было основной религией и идеологией большинства населения).

Глава хуннского государства в период его расцвета обладал абсолютной единоличной властью. Во времена ослабления власти шаньюя возрастала роль и влияние 24-х глав родов и съезда с их участием.

Земля – основа империи

Одежда и вооружение знати хуннов

Слова Модэ-шаньюя «земля — основа государства» стали символом отношения к земельной и пограничной политике не только хуннов, но и всех тюркских кочевых народов, ставших историческими наследниками хуннов. Земля была в основном собственностью государства.

Но владение ею по ступенчатой схеме перераспределялось сыновьям шаньюя, его родным и родственникам, а также влиятельным родовым и региональным акимам из правящего клана.

Региональный характер деления земельных территорий позволял родоплеменным акимам распоряжаться землею по своему усмотрению и выделять её своим подданным.

Самую нижнюю ступеньку занимала семья кочевника, не принадлежащая к родовой знати. Занимаемые ими участки земель выделялись с учётом постоянной смены пастбищ. Такая система пользования пастбищами в экстенсивном скотоводстве применялась во все времена и кое-где сохранялась вплоть до 20 века.

Воин и муж – хозяин семьи

Для семьи хуннов были характерны патриархальные отношения. Богатые имели много жён. Старший из сыновей шаньюя объявлялся наследником.

Стала традицией женитьба младшего брата на вдове своего старшего брата.

Обязательным считалось и то, что хуннский парень должен жениться на девушке из другого рода (экзогамия, т.е. запрет брачных отношений между членами родственных групп; подобная традиция сохранилась и в среде кыргызов, имевших табу на женитьбу среди родственников мужской линии до седьмого колена).

За преступление собственного члена семьи вся семья хуннов вместе несла ответственность.

Правила поведения и иные правовые традиции хуннского общества были схожи с последующим адатом (неписанным обычным правом) у кыргызов и других кочевых народов и устно передавались от поколения к поколению.

Общегосударственные интересы постоянно находились под особой защитой. Например, военные преступники, изменники и другие подвергались смертной казни.

Пантеон раннего тенгрианства

Хунны, кроме Неба (Тенгир), поклонялись также Солнцу, Луне, звёздам, Земле и духам предков.

Во время съездов хуннских правителей приносились жертвоприношения во имя бога.

Хунны верили в существование потустороннего мира.

Спорт и игры

У хуннов великолепно развивался конный спорт, который имел и воинские предназначения.

Это было частью народных игр и повседневней подготовки к возможным внезапным боевым действиям.

Стрельба из лука и ловкое применение меча в бою были органической частью сноровки отважного воина-всадника, который был в обыденной жизни вольным кочевником и охотником.

Как живописно описаны народные игры кыргызов при поминке Кёкётёй-хана в эпосе «Манас», такими же украшениями годичных съездов хуннов («джыйын» по-кыргызски, хурал или хурилтай у монголоязычных народов) были скачки аргамаков и бег верблюдов, которые были культурными мероприятиями, сопровождавшими обсуждение государственных дел советом глав родов, племен и конфедераций под предводительством шаньюя.

Когда кочевая держава охватывала все больше этносов Внутренней и Центральной Азии, подобные спортивные состязания, конечно, были подобны региональной олимпиаде номадов.

Фото с сайта http://commons.wikimedia.org

P.S.

См. также: Гумилев Л.Н. Хунну. Троецарствие в Китае. Хунны в Китае. — М.: Айрис-пресс, 2008. — 624 с. — (Библиотека истории и культуры). ISBN 978-5-8112-3115-7.

Гумилев Л.Н. История народа хунну. — АСТ, Люкс, 2004. ISBN 5-17-026629-4, 5-9660-0501-X.

Крадин Н.Н. Империя Хунну. Изд. 2-е, перераб., доп. – М.: Логос, 2002. – 312 с. – ISBN 5-94010-124-0.

Н.Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. — М-Л. АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950. – Т. 1. (Ср.: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/China/Bicurin/bicurin.htm )

Т.К.Чоротегин, президент Международного общественного объединения “Кыргыз Тарых Коому”, профессор КНУ им. Жусупа Баласагына, д.ист.н.

(Из серии статей по истории Кыргызстана и кыргызоведению)

Хунну: политическая история

ВЫСШАЯ ШКОЛА ПРАВА.

ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ «АДИЛЕТ»

Кафедра: История Казахстана

РЕФЕРАТ

ТЕМА: Политическая история, общественное устройство,

хозяйственная жизнь и культура государств

Хунну и Усунь.

Студентка: Орыспаева С.

(Д-05-2)

научный руководитель:

профессор-Панфилов А.В.

Алматы

2005г.

содержание:

1.политическая история государства

7.хозяйство и культура

Введение.

Со времен появления человека на территории Казахстана прошло не мало времени. В настоящее время подлинная история казахов забыта, и она нуждается в возрождении. Без исторической памяти нет национальной гордости и патриотизма. Особенно это актуально в наше время, поэтому мы должны по крупицам, тщательно накапливать знания о своём прошлом, о своём народе. В истории Казахстана есть события, память о которых должна быть не только исторической, но и народной.

Моя цель в этой работе — рассмотреть два самостоятельных государства Хунну и Усуней. Как складывались отношения между этими государствами, чем они отличались, как строили хозяйственную жизнь.

Как они взаимодействовали, и существовала ли между этими государствами связь. А так — же культуру этих государств. О том, как они пересекались

Хунну: политическая история

Ещё в 4-3 веках до нашей эры у северных границ Китая основались племена сюнну или хунну, говорящие на одной из алтайских языковых ветвей (про — тюркский язык), монголоидного типа лица.

Само название хунны появляется из Китайских источников в конце 3 века до нашей эры. В 206 г.д.н.э. глава хуннов шаньюй Модэ подчинил множество кочевых племён казахских степей, в том числе усуней, дунху и часть Китая, создав союз племен. В 209 г. д. н.э.был решающим для хуннского народа, объединив 24 хуннских рода, и благодаря уму и энергии Модэ, из союза племен государство превратилось в державу. В результате, владея большой территорией, он, путем реформирования укрепил своё государство. Модэ смог создать такую империю, которой платили дань китайские императоры. Но платить прямую дань китайцы категорически отказывались, считая это унизительным, они посылали подарки для шаньюя. Модэ умер в 174г., достигнув величия о котором даже не мог помышлять в начале своей жизни. Смерть шаньюя внесла свои коррективы в существование государства. Китай объявил войну хуннам и в результате проиграл её. Но империя созданная Модэ просуществовала более 500 лет.

Однако в 59 г.до н.э. начались междоусобные войны за власть. В 47 году до нашей эры государство хунну распалось на 2 части — Северные Хунну и Южные Хунну. Государство южных хунну остались на своей земле,их возглавил шаньюй Хуханье.

Южане приняли подданство Китая и вступили в средне — азиатский союз. Северные — вынуждены были покинуть насиженные места и отойти в северную часть Монголии. И это была первая волна переселения народов..

Правитель cеверных хунну — шаньюй Чжичжи основал свою резиденцию у озера Кыргыз Нур. Оттуда он совершал свои набеги на соседние племена , в том числе и на усуней. Китай находился во враждебных отношениях с Чжичжи после убийства им посла и китайского чиновника. Тесненные Китаем Северные хунны перешли Тянь-Шань, и это была первая волна переселения их на территорию Казахстана и Центральной Азии.

В этот период предложение от Кангюйского правителя о союзе было как нельзя кстати. Правитель Кангюя приглашает шаньюя Чжичжи в свои восточные владения, и предоставляет ему право пользоваться своей армией. В надежде на то, что Чжичжи разобьёт усуней и захватит их территории. Но как это не печально, Чжичжи не смог этого сделать, чем вызвал конфликт между ним и аристократами Кангюя. Это заставило Чжичжи отойти в верховья реки Талас.

Создав в своём государстве военную демократию, шаньюй Чжичжи неоднократно предпринимал попытки воссоединить государства в единое целое, но эти попытки не увенчались успехом. Ведь с момента раскола южане и северяне стали заклятыми врагами. Их войны между собой были более жестокими, чем с другими государствами.

Постоянные набеги на усуней, которые, являются подданными Китая, провоцирует Китай объявить ему войну. Китайское войско двинулась в поход двумя путями: северным, через Иссык-Кульскую котловину, из Восточного Туркестана, и южным: через Кашгар и Фергану. Китайцы окружили город, в котором находился шаньюй, сожгли внешнюю деревянную стену, проломили земляной вал, и не смотря на сопротивление хуннов, ворвались в него. Чжичжи и вся его многочисленная родня вместе с женами были обезглавлены.

Вторая волна переселения выпадает на период 1-го века нашей эры(93 год). Хунны, снова теснимые китайцами, отходят уже на запад. В свою очередь другие племена, теснимые хуннами, вынуждены были переселяться дальше. Это передвижение этнических масс заняло более 300 лет. И уже в 4-м веке н. э. хунны появляются в Европе под именем – гунны. С переселением хуннов связывают изменение антропологического облика современных казахов и других народностей, населяющих Казахстан.

Читайте также  Политические партии России в годы первой мировой войны

Государство Хунну

В первом тысячелетии до н. э. обширные пространства Центральной Азии от Ордоса на юге современной Монголии до Прикаспия населяли различные по своему происхождению и этническому составу племена.

Прогресс хозяйства, относительная общность быта, этническая близость, факторы политического порядка привели к созданию в Центральной Азии государств и объединений. Одним из них было государство Хунну. Наименование Хунну (Сюнну), появившееся в китайских источниках в конце III в. до н. э., относилось к политическому образованию, воспринявшему в свою среду племена различного происхождения и периодически распространявшему сферу своего влияния на территорию от берегов Тихого океана и Северного Китая до Алтая и Семиречья, а позднее и дальше на запад.

Содержание и реальное звучание этнонима хунну (сюнну) пока не ясны. Его древнекитайская транскрипция, как показывают исследования, восходит к той же форме, что и фруна (труна) греческих и древнерусских летописцев. Термины трун и гунн одинаково использовались по отношению к одной и той же этнополитической общности, районы которой были различны.

Верховного правителя хуннов китайские авторы называют шаньюй. В 206 г. до н. э. во главе гуннских племен становится Модэшаньюй. В первые же годы своего правления Модэ нанес сокрушительные удары по границам Китая, заставив только что утвердившуюся династию Хань отказаться от своих претензий на кочевья хуннов в Ордосе. Ханьский император Гаоцзу был вынужден склониться перед Модэ и подписать с ним «договор о мире и родстве», согласно которому обязывался выдать за шаньюя княжну из своего дома и ежегодно платить дань в виде «даров», ставшую затем постоянной.

На востоке хунну подчинили племена «восточных ху», в состав которых входили сяньби и ухуань, обитавшие, предположительно, в долинах Керулена и Онона. На западе и северо-западе под угрозой подчинения хуннам находились племена юеди (юеджи). Под властью хуннских шаньюев оказались территории от современной Кореи до земель Западного Китая, на севере же племена, объединенные в хуннскую конфедерацию, распространялись до южных районов Забайкалья.

В источниках зарегистрировано и еще одно направление хуннских походов — алтайское. В 201 г. до н. э. сообщается, что хунну, продолжая движение на север и северо-запад, покорили страны Хуньюй, Цюйшэ, Динлин, Гэкунь и Синьли. В комментарии к тексту значится, что названные пять стран находились от хунну на севере, по-видимому, на западе от р. Кем (Енисей) до Илийской долины.

Усиление хуннских племен в последующие десятилетия сопровождалось активизацией их действий на западе. В 177 г. до н. э. Модэ отправил своего западного туки (князя) в поход против юеди, якобы за самовольное выступление против соседей. Хуннская конница нанесла поражение юеджийцам где-то в районе Чжанье-Гантчжоу и, кроме того, покорила несколько уделов на окраине складывавшейся хуннской коалиции.

Общество хунну уже в середине I в. до н. э., помимо утраты своих вассальных владений, раскололось на две группировки — южную, под предводительством Хуханьешаньюя и северную, под руководством Чжичжи. Южные хунну остались обитать на территории Ордоса, а северные, под давлением своих соплеменников, передвинулись на Саяны и в Прибайкалье.

Главную роль в жизни хуннов играло скотоводство. Как писал Сыма Цянь, что, «обитая за северными пределами Китая, они переходят со своим скотом с одних пастбищ на другие. Из домашнего скота более содержат лошадей, крупный и мелкий рогатый скот; частью разводят верблюдов, ослов, лошадей. Перекочевывают с места на место, смотря по приволью в траве и воде… Начиная с владетелей, все питаются мясом домашнего скота, одеваются его кожами, прикрываются шерстяными и меховыми одеяниями». Особенно важную роль в жизни хунну играла лошадь. Овца же давала мясо, овчину, шерсть. Овчина и шерсть шли на изготовление одежды и обуви, из шерсти также делались кошмы.

Почти все поголовье круглогодично содержалось на подножном корму.

Хунну знали оседлость и земледелие. В источниках сообщается, что «в северных землях стужа рано наступает, и хотя неудобно сеять просо, но в земле хунну сеяли». При раскопках Нижне-Иволгинского городища в Забайкалье обнаружена изрубленная солома в глиняной обмазке полов. Здесь же найдены остатки постоянных зимних жилищ — полуземлянок, обогреваемых системой канов. Обнаружены зерна проса, чугунные сошники, железный серп, каменные зернотерки и ямы-зернохранилища. Об оседлости у хунну свидетельствуют деревянные срубы, в которых совершались захоронения.

Охота играла в жизни хунну важную роль. Об этом источники сообщают так: «…мальчики могут ездить верхом на овцах, натягивать лук и стрелять птиц и мышей; немного подросши, они стреляют лисиц и зайцев, которых употребляют в пищу… По существующим среди них обычаям, в спокойное время следуют за скотом и попутно охотятся на птиц и зверей, поддерживая таким образом существование». При раскопках погребений хунну найдены кости антилопы, кабана, кулана, дикого оленя, горного барана, косули, зайца и лисицы.

В погребениях встречена керамика — кувшины, горшки, кружки, лепленных от руки и изготовленных на гончарном круге, что свидетельствует о развитии гончарства. Встречаются вещи иноземного происхождения, шелковые ткани, предметы роскоши, зеркала, поделки из нефрита.

Рис. 4.6. Хунну. Реконструкция М.В. Горелика

Основу войска хунну составляла подвижная маневренная конница. На вооружении воина-всадника были лук и стрелы. Луки, судя по материалам раскопок, были двух типов. Ранний лук имел деревянную основу с тетивой из сухожилий животных. Его деревянная основа обкладывалась костяными пластинками (всего до семи), по две с вырезами для крепления тетивы на краях, по четыре трапециевидных пластины в центре и последняя на вершине дуги. Так увеличивалась гибкость лука. Длина лука достигала 70-80 см. Стрела имела железный трехреберный наконечник. Второй тип лука больше и тяжелее. От него сохранились массивные трехреберные железные наконечники стрел с черешком. Такие луки и стрелы предназначались для стрельбы по противнику, носящему кольчугу. Имелся и щит, круглой и овальной формы, с деревянной рамой, в которую вставлялась основа из прутьев.

Согласно источникам, хунну делились на 24 рода, во главе которых стояли «начальники поколений» (старейшины). Сохранялись такие институты родового строя, как совет старейшин и народное собрание. Источники сообщают, что «у гуннов было обыкновение три раза в году собираться в Лунци, где в первой, пятой и девятой луне, в день под названием «сюй» приносили жертву духу неба… на сих собраниях начальники поколений рассуждали о государственных делах, забавляясь конской скачкой и бегом верблюдов».

Материалы из захоронений ясно характеризуют момент имущественного неравенства в хуннском обществе.

У хунну имелись рабы из военнопленных и населения подвластных областей. Они использовались в качестве домашней прислуги, пастухов, ремесленников и землепашцев.

Во главе страны стоял шаньюй, обладавший почти неограниченной властью. Вслед шли князья, называвшиеся темниками. Они являлись сыновьями, братьями или близкими родственниками шаньюя. Всего темников было 24, и каждый из них имел свой район для кочевания. В своих владениях темники могли ставить тысячников, сотников. Шаньюй, однако, мог отбирать у непокорных или провинившихся темников их земли, тем же правом обладал темник по отношению к своим сотникам и десятникам. Должности и высшие чины передавались по наследству. Хунну были тюркоязычным народом.

Характерной чертой объединений типа общества хунну является формирование государственности со своей администрацией и аппаратом принуждения, частично уже сменяющими органы родоплеменного устройства, частично выступающими в их обличии, приспосабливая их к новым условиям.

Государство хунну: политическая история

Довольно подробные данные о социально-экономической и политической истории хунну содержат произведения китайских историков, прежде всего Сыма Цяня и Бань Гу. Как же составлялась эта история? Как пишут исследователи: «При дворе уже в древности имелось специальное учреждение со штатом чиновников и переводчиков, ведавшее приемом иностранных гостей — вождей племен, глав государств и их послов… Именно по сообщениям своих и иностранных послов, Собранным при дворе, составлялись в династийных историях описания иностранных государств. Сведения же об этих народах и государствах, полученные вне сферы государственного управления, если и были (в основном рассказы купцов), при дворе не фиксировались и в историю не попадали. В IV-III веках до нашей эры у северных границ Китая в Центральной Азии происходит консолидация племен сюнну или хунну, потомки которых в первые века нашей эры стали известны в западной истории как гунны. Сюнну (хунну) принадлежали к монголоидному расовому типу. Ряд ученых считает сюнну (хунну) носителями одного из языков алтайской языковой семьи, ветвью которой являются тюркские языки. Все специалисты единодушны в том, что именно с сюнну (хунну) связаны кардинальные изменения в этнополитическом развитии Евразийского континента.
«Обитая за северными пределами Китая,- писал о хунну в своих «Исторических записках» Сыма Цянь, — переходят со своим скотом с одних пастбищ на др[угие]. Из домашнего скота более содержат лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, частью разводят верблюдов, ослов, лошаков и лошадей лучших пород. Перекочевывают с места на место, смотря по приволью в траве и воде. Не имеют ни городов, ни оседлости, ни земледелия; но у каждого есть отделенный участок земли. Письма нет, а законы словесно объявляются. Мальчик, как скоро может верхом сидеть на баране, стреляет из лука пташек и зверьков; а несколько подросши стреляет лисиц и зайцев и употребляет их в пищу. Могущие владеть луком, все поступают в латную конницу. Во время приволья, по обыкновению следуя за своим скотом, занимаются полевою охотою, и тем пропитываются; а в крайности каждый занимается воинскими упражнениями, чтобы производить набеги. Таковы суть врожденные их свойства. Длинное их оружие есть лук со стрелами, короткое оружие — сабля и копье. Начиная с владетелей, все питаются мясом домашнего скота, одеваются кожами его, прикрываются шерстяным и меховым одеянием. Обыкновенно называют друг друга именами; прозваний и проименований не имеют» [10, с. 29-30].
Образование государственности и возвышение хунну связывают и с именем шаньюя (титул верховного владетеля) Модэ. Модэ был сыном шаньюя Туманя. Вот как это описывал историк:
«У хуннов Шаньюй назывался Тумань. Шаньюй имел наследника по имени Модэ; после от любимой Яньчжы родился ему меньшой сын; Шаньюй хотел устранить старшего, а на престол возвести младшего: почему отправил Модэ в Юечжы заложником. Как скоро Модэ прибыл в Юечжы, Тумань тотчас произвел нападение на Юечжы. Юечжы хотел убить Модэ, но Модэ украл аргамака у него и ускакал домой. Тумань счел его удальцом и отделил ему в управление 10 000 конницы. Модэ сделал свистунку и начал упражнять своих людей в конном стрелянии из лука с таким приказом: всем, кто пустит стрелу не туда, куда свистунка полетит, отрубят голову; кто на охоте пустит стрелу не туда, куда свистунка полетит, тому отрубят голову. Модэ сам пустил свистунку в своего аргамака. Некоторые из приближенных не смели стрелять, и Модэ немедленно нестрелявшим отрубил головы. Спустя некоторое время Модэ опять сам пустил свистунку в любимую жену свою, некоторые из приближенных ужаснулись и не смели стрелять. Модэ и сим отрубил головы. Еще по прошествии некоторого времени Модэ выехал на охоту и пустил свистунку в Шаньюева аргамака, приближенные все туда же пустили стрелы. Из сего Модэ увидел, что он может употреблять своих подчиненных. Следуя за отцом своим Шаньюем Туманем на охоту, он пустил свистунку в Туманя, и приближенные также пустили стрелы в Туманя Шаньюя. Таким образом Модэ, убив Туманя, предал смерти мачеху с младшим братом и старейшин, не хотевших повиноваться ему, и объявил себя Шаньюем» [10, с. 30-31].
Верховным правителем сюнну, как уже отмечалось, был шаньюй, которого избирал совет старейшин; управлял он своими владениями через наместников из числа близких родственников. Шаньюем Модэ стал в 206 году до нашей эры. Он провел реформы по укреплению своего государства. Войско сюнну, по подсчетам китайцев, насчитывало от 300 до 400 тыс. воинов. Организация войска строилась на десятичной системе, а основой армии сюнну были отряды по 10 тыс. конников, которые назывались «тьма». Соответственно во главе тьмы был командир.- темник. Далее тьмы делились на тысячи, сотни, десятки, к которым приписывалось все мужское взрослое население. На поле боя войско составляло три отряда- центр и два крыла. Дисциплина была строгой: за проступок одного головы рубили многим. Сюнну разгромили дунху, часть усуней, саяно-алтайские племена, успешно воевали против Китая, который платил им дань. В результате они владели огромной территорией от Забайкалья до Тибета, от Восточного Туркестана до среднего течения реки Хуанхэ.
Хозяйственная жизнь, экономика, социальное устройство, политическая система общества хунну были характерными для кочевников. Были и поселения хунну, одно их которых исследовано археологами у впадения реки Иволги в Селенгу; оно занимало площадь в 75 га, в нем открыто около 80 жилищ-полуземлянок. Городище экружено четырьмя валами и четырьмя рвами; там обнаружены следы железоделагельного и бронзолитейного производства, а также земледельческие инструменты: плуги, серпы, зернотерки. Население хунну было достаточно многочисленным -около 1,5 млн. человек. Основным видом хозяйственной деятельности хунну являлось кочевое скотоводство. Первостепенную роль играла лошадь, имевшая то преимущество, что она могла тебеневать, т.е. круглый год находиться на подножном корму. Лошади были типичными монгольскими — небольшого роста, грубого, мускулистого сложения, с короткой и широкой мордой. Содержались также стада быков, яков, верблюдов, громадные отары овец и коз. Скот находился в семейной собственности, каждая семья имела право на определенную часть родовой территории для выпаса скота и пользовалась защитой своего рода. Существовала коллективная ответственность за преступление. В семейных отношениях бытовали многоженство и аменгерство.
Верхушку хуннского общества составляли четыре аристократических рода, связанных между собой брачными отношениями, когда мужчины этих родов брали себе жен только из трех других знатных родов. Глава государства, шаньюй, мог быть только из самого знатного из четырех родов, рода Люаньди.
В государстве хунну впервые проявилась имперская тенденция на евразийском пространстве. Это было централизованное государство, основанное на военно-административных принципах. Во главе его стоял шаньюй, власть которого была освещена божественным авторитетом и передавалась по наследству. Его называли сыном Неба», «Небом и Землей рожденный. Солнцем и Луной поставленный». Шаньюй распоряжался всей территорией государства, всеми землями, принадлежавшими хуннам, был призван обеспечивать их охрану. Шаньюй объявлял войну и заключал мир, лично руководил войском; вел все внешние сношения, определял внешнеполитический курс; распоряжался жизнью и смертью каждого подданного и был верховным судьей; соблюдение культа исходило от шаньюя. Следующую ступень иерархии занимали его советники, военачальники. Это были его сыновья или ближайшие родственники. Они управляли западными и восточными территориями империи и командовали левым и правым крылом армии. Ниже их стояли другие родичи шаньюя, управлявшие определенной территорией. Это были темники, число которых составляло 24 человека. Темников назначал сам шаньюй. Он же выделял им территорию вместе с населением. Какое-либо перемещение племен без приказа шаньюя строго каралось. В пределах своих владений темник назначал тысячников, сотников и десятников, наделяя их землей с населением. Основной повинностью всего мужского населения была военная служба. Таким образом, правящий класс хуннского общества сложился из родоплеменной знати. У хунну было рабство. Рабами становились в основном пленные, а также и соплеменники, совершившие какие-либо преступления.
Однако держава хунну оказалась непрочной, в I веке до нашей эры она начала распадаться под давлением извне и внутренних междоусобиц. В 47 году до нашей эры хунну распались на южных и северных. Южную группу возглавил шаньюй Хуханье, а северную — его младший брат Чжичжи. Чжичжи предпринимал попытки вернуть единство хунну, привлекая на свою сторону государство Кангюй. Со временем южные хунну приняли подданство Китая, а северные, вступив в союз со среднеазиатскими племенами, откочевали на запад, сохраняя свою независимость. Но они находились под постоянным давлением Китая и вынуждены были перейти Тянь-Шань, войти в контакт с кангюй. Это была первая волна переселения хунну на территорию Казахстана и Средней Азии.
Вторая волна началась в I веке нашей эры, когда северные хунну, теснимые китайцами, снова двинулись на запад. Одни племена они втягивали в союз, других оттесняли. Под давлением сюнну началось движение племен в Центральном Казахстане, на севере от Сырдарьи, а также в районе Аральского моря и Каспия. Этот процесс протекал лавинообразно и длился более 300 лет со II по V век. Это было «великое переселение народов», когда массы пестрых по этническому составу кочевников двигались из Центральной Азии на запад через территорию Казахстана. Под предводительством Аттилы они нанесли сокрушительный удар Римской империи. Аммиан Марцеллин, автор V в., так описывал гуннов: «Гунны превосходят всякую меру дикости. Они плотные и крепкие, у них толстые затылки, их можно принять за двуногих зверей; кочуя по горам и лесам, они с колыбели приучены переносить холод, голод, жажду. Они плохо действуют в пеших стычках, но зато как бы приросшие к своим выносливым, но безобразным на вид лошаденкам, и иногда сидя на них по-женски, они исполняют на них все обычные свои дела: на них каждый из этого племени ночует и днюет, покупает и продает, ест и пьет и, пригнувшись к узкой шее своей скотины, погружается в глубокий сон. Если случается рассуждать о серьезных делах, они все сообща советуются в том же обычном порядке… У них никто не занимается хлебопашеством и никогда не касается сохи. Все они, не имея определенного места жительства, кочуют по разным местам, как будто вечные беглецы с кибитками, в которых они проводят жизнь. Никто из них не может ответить на вопрос, где его родина; он зачат в одном месте, рожден далеко оттуда, вскормлен еще дальше» [50, с. 67-68]. Сюнну внесли изменения в состав и расселение жителей этого региона, что привело к преобладанию тюркских племен на этой территории.

Читайте также  Коррупция и антикоррупционная политика.

Хунну: археология, происхождение культуры, этническая история

Предлагаемый вниманию читателей сборник статей посвящен археологии древнего центральноазиатского народа хунну (сюнну), или гуннов, как их принято называть в европейской историографии. История хунну, известная по письменным источникам древнекитайских исторических сочинений, существенно дополняется археологическими материалами. В связи с этим большое, если не решающее, значение приобретают археологические источники, позволяющие изучить во всем богатстве и разнообразии материальную и духовную культуру, хозяйственно-экономическую основу, социально-демографическую структуру общества, территориальное распространение, влияние и роль хунну в историко-культурном процессе в ЦА и ЮС на рубеже древности и раннего средневековья. Специальная статья посвящена проблеме культурогенеза хунну на основе исследования происхождения и формирования погребального комплекса. Сборник включает статьи археологов России и Монголии, работающих в широком хронологическом диапазоне и на обширном географическом пространстве.

Книга предназначена для научных исследователей — историков, археологов, этнологов, антропологов и всех, кто интересуется историей и культурой кочевых народов Евразии.

Содержание

Бураев А. И. Географический фактор в формировании военно-политического объединения хунну

Данилов С. В. Городища хунну Монголии и Забайкалья (к вопросу о функциональном предназначении поселенческих комплексов хунну)

Данилов С. В., Симухин А. И., Цыденова Н. В. Черепица из хуннского городища Тэрэлжин Дэрэвэлжин (Центральный аймак Монголии)

Дашибалов Б. Б., Миягашев Д. А., Дашибалов Э. Б. Новые исследования на Иволгинском городище

Именохоев Н. В. Костяное изделие из могильника Баргай

Ковалев А. А. Император Китая в Хакасской степи

Коновалов П. Б. Происхождение и формирование погребального комплекса хунну

Коновалов П. Б., Миллер Б. К., Баярсайхан Ж., Эгиймаа Ц., Логан Дж., Махичек М. Хуннский некрополь Шомбуузийн бэльчээр в горах Монгольского Алтая

Симухин А. И. Результаты обследования 2007 г. стоянки Тологой-VI (Иволгинский район Республики Бурятия)

Тишкин А. А., Матренин С. С. Кенотаф хуннского времени на памятнике Яломан-II в Центральном Алтае

Харинский А. В., Коростелев А. М. Западное побережье оз. Байкал в хуннское время (по материалам могильника Цаган Хушун-II)

Эрдэнэбаатар Д. Исследование кургана хуннской знати Гол Мод-2

Географический фактор в формировании военно-политического объединения хунну

А. И. Бураев Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. Улан-Удэ

Хунну (сюнну, гунны) — широко известный как среди историков, так и среди людей, далеких от исторических изысканий, народ, создавший первую кочевую империю, оказавшую влияние на всю евразийскую цивилизацию своего времени. Имена Модэ и Аттилы по достоинству заняли место в ряду наиболее ярких исторических деятелей всех времен. Археологические памятники хунну, особенно курганы могильников Ноин Уула, Гол Мод в Монголии, Царам и Ильмова падь в Бурятии, производят неизгладимое впечатление своей грандиозностью и полученными в ходе раскопок материалами. Отсюда -устойчивый многолетний интерес специалистов к хуннской проблематике. (далее…)

Городища хунну монголии и забайкалья

(к вопросу о функциональном предназначении поселенческих комплексов хунну)

С. В. Данилов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Первые сведения о центральноазиатских гуннах, или хунну (сюн ну), появляются в древнекитайских исторических сочинениях, основ ным из которых было «Ши цзи» — Исторические записки, написанные Сыма Цянем, где одна из глав, «Повествование о сюнну», была по священа этому древнему кочевому народу. Здесь впервые в китайской историографии даны обобщенные сведения о происхождении, поли тической истории, приводились сведения о внутреннем устройстве хумнекого общества, давались сведения этнографического характера. До создания «Ши цзи» сведения о северных варварах, в том числе и хунну, были рассеяны по многочисленным хроникам разных царств и имели отрывочный характер. Впоследствии китайские историки Бань Г у и Фань Е, авторы соответственно «Истории Старшей династии Хань» (Цянь хань-шу) и «Истории Младшей династии Хань» (Хоу хинь-шу), взяв за основу «Повествование о сюнну» Сыма Цяня, вклю чили в свои сочинения отдельные разделы о хунну. (далее…)

Черепица из хуннского городища тэрэлжин дэрэвэлжин

(Центральный аймак Монголии)

(Работа выполнена в рамках гранта РГНФ МИН ОКН Монголии «Создание элктронной карты городов древних кочевников Центральной Азии».)

С. В. Данилов, А. И. Симухин, Н. В. Цыденова Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

Исследование хуннских поселений и городищ, начало которым было положено раскопками Иволгинского городища, произведенного Г. П. Сосновским в 1928 г., в настоящее время уже имеет довольно длительную историю. Их изучение было продолжено на территории России и Монголии: фортификационные сооружения на Иволгинском городище и городище Баян Ундэр. На Иволгинском городище и поселении Дурены раскопаны и изучены полуземлянки, долгое время считавшиеся основным типом жилищ, существовавших у хунну [Давыдова, 1980, 1995]. Наземные жилища изучались в Хакасии на городи ще близ Абакана [Евтюхова, 1946, 1947; Евтюхова, Левашева, 1946; К иселев, 1951; Кызласов, 2001], на Иволгинском городище [Давыдова , 1995], городище Баян Ундэр в Бурятии [Данилов, Жаворонкова, 1995; Данилов, 1998], наряде городищ в Монголии [Пэрлээ, 1957]. (далее…)

Новые исследования на Иволгинском городище

(Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 08-01 -00390а.)

Б. Б. Дашибалов, Д. А. Миягашев, Э. Б. Дашибалов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН

С 2008 г. на Иволгинском городище хунну начала работы Бай кальская археологическая экспедиция Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. Оно было известно у местного населения под названием «Китайское место». Первые письменные сведения об Иволгинском городище оставил В. В. Попов, который в 1927 г. осмотрел этот памятник вместе с В. П. Дуненко и А. Ф. Ко былкиным [Отчет о деятельности…, 1929, с. 45-46]. Г. П. Сосновский и 1928-1929 гг. исследовал 3 жилища типа полуземлянок и опублико- иал описание и планы городища (1934). В 1949 г. по инициативе А. П. Окладникова в составе Бурят-Монгольской археологической экспедиции был организован Иволгинский отряд под руководством И. П, Шилова, который в 1949-1950 гг. предпринял раскопки на Иволгинском городище и заложил 18 раскопов. Отряд раскопал железоплавильную мастерскую, 22 жилища и большое наземное здание Давыдова, Шилов, 1952]. (далее…)

Император Китая в хакасской степи

НИИ комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета

Дворцовое здание с китайской черепицей, руины которого были исследованы археологами в 1940-1946 гг. недалеко от Абакана, до сих пор не получило общепринятой атрибуции. Для этого уникального памятника не нашлось еще надлежащего места в кругу источников по этнополитической истории Восточной и Центральной Азии. Автор настоящей статьи еще в 2005 г. в Минусинске, на конференции в честь 100-летия С. В. Киселева, обнародовал новую гипотезу о принадлежности «дворца», а в 2007 г. на конференции «Этноистория и археология Северной Евразии: теория, методология и практика исследования» сделал более подробное сообщение [Ковалев, 2007]. Хоти эта публикация в некоторых аспектах носит поверхностный характер, а ряд положений изложен слишком конспективно, острота не прекращающейся полвека дискуссии вокруг атрибуции и датировки сооружения, а также необходимость привлечения не известных российским специалистам китайских источников настоятельно требуют развернутого критического исследования. (далее…)

Читайте также  Политика неоконсерватизма Маргарет Тэтчер в Великобритании

Происхождение и формирование погребального комплекса хунну

П. Б. Коновалов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН Бурятский госуниверситет Улан-Удэ

Одной из нерешенных проблем изучения хунну является их этногенез. Интерес к нему никогда не затухал, и в последнее время он вновь овладел вниманием многих ученых. Заметим, что тема эта раньше затрагивалась в публикациях разных исследователей под следующими характерными заголовками: «Происхождение сюнну: современное состояние проблемы» [Миняев, 1987]; «Некоторые аналогии погребениям в могильнике у дер. Даодуньцзы и проблема происхождения сюннуской культуры» [Полосьмак, 1990]; «Скифские памятники Алтая, Ордоса и происхождение сюннуской культуры» [Вареное, 1995]; «Происхождение и ранняя история хунну» [Коновалов, 1996]; «Происхождение хунну» [Ковалев, 2002] и др. Однако хочу обратить внимание на то, что материал, который рассматривался в этих работах, отражал на самом деле лишь часть проблемы происхождения, или этногенеза, хунну. Авторами рассматривались только погребальные памятники Северного Китая на пространстве от Ордоса до Южной Маньчжурии периода до образования державы Хунну в сопоставлении с хуннскими памятниками Центральной Азии периода великодержавия. Причем в трактовке сходства и различий сопоставляемых памятников у названных авторов выявились разногласия относительно прародины хунну и их культурогенеза. В настоящей ста тье автор как участник этой дискуссии намерен вернуться к обозначенной проблеме, но с той оговоркой, что постановка цели в ней ограничивается рамками или, вернее сказать, уточняется ровно так, как сформулирована в заголовке его статьи, ибо решение задачи этно- и культурогенеза в целом потребовало бы более широкого и многопл анового подхода. (далее…)

Краткая характеристика места расположения могильника

Хуннский могильник, получивший название Шомбуузийн бэльчээр, находится в отрогах северо-восточного фаса Монгольского Алтая, в районе одного из священных его вершин Мунх Хайрхан в верховье р. Дунд Цэнхэр. Топографо-геодезическим ориентиром местонахождения некрополя при заезде на него со стороны города Ховд через Манхан сомон служит: Мунххайрхан сомон выше среднего те чения р. Дунд Цэнхэр — от сомона вверх по речке 16-17 км до впаде ния в нее слева горной рч. Борт, напротив устья этого притока на пра вой стороне р. Дунд Цэнхэр в 0,5 км — в небольшой впадине между сопок. К востоку от этого места начинается сравнительно широкое пространство межгорной котловины со сложным рельефом, называе мое Шомбуузийн бэльчээр, т. е. могильник находится с западного края этой котловины. (далее…)

Внешний вид могил

№ 1 — выпуклый курган из мелких камней, по краям кое-где торчащие из земли крупные камни. Диаметр — 4,5×4,5 м, высота — 20 см.

№ 2 — кольцевая, с редкими слабовыступающими камнями, с перерывами, внутри кольца пусто, без впадины. Диаметр — 5,5×6 м.

№ 3 — кольцевая, диаметр — 8×8 м, внутри пусто, без впадины, с ритуальными камнями с северной стороны.

№ 4 — кольцевая, 6,5×6,5 м, внутри пусто, без впадины. (далее…)

Ритуальные объекты на некрополе

Особенность могил данного некрополя заключается в том, что многие из них сопровождаются рядами ритуальных камней, расположенных на определенном расстоянии в 5-10 м с северной стороны могилы. Камни лежат на поверхности парами, расставленными в цепочки (вереницей) по направлению 3-В перед каждой могилой. Такая особенность зафиксирована нами на некрополе в Тахилтын хотгоре вблизи Манхан сомона Ховд аймака, причем там такие камни сопровождали как крупные элитные курганы, так и мелкие рядовые могилы, хотя последние не всегда имели подобное сопровождение, а некоторые крупные могилы там были окружены вереницами камней в несколько рядов [Brayan et al., 2009, р. 301, 303, 307]. Если могилы располагались близко друг к другу и по линии 3-В, как в данном случа* в Шомбуузийн бэльчээре, то лежащие перед ними сопроводительные камни трудно было разграничить: сколько пар относятся к одной, сколько — к другой. (далее…)

7. Хунны: хозяйственная жизнь, социальный строй, политическая система.

Среда обитания хуннов не давала им возможности активно развивать земледелие, поэтому они занимались прежде всего скотоводством и вели кочевой образ жизни. Основным их богатством были лошади и овцы. В III-II вв. до н.э. у хуннов происходил процесс разложения родоплеменных порядков. Родоплеменная знать начала борьбу за первенство в объединении кочевников. Китайский историк II в. н.э. Сыма Цянь оставил нам красочное описание событий, положивших начало могуществу хуннов. Маодунь с успехом предпринимал завоевательные походы, расширяя границы своего государства. В первую очередь он присоединил северные территории предгорья Алтая и Прибайкалье, богатые разнообразными полезными ископаемыми. Сразу же после захвата новых земель хуннские мастера приступали к разработке месторождений железа. Появились поселения металлургов, литейщиков и кузнецов, которые снабжали армию оружием и походным снаряжением. Именно тогда возникло большинство хуннских городов и крепостей, ремесленных и земледельческих поселений. Таким образом, сообщения средневековых авторов о том, что варвары-хунны «в поисках воды и травы переходят с места на место, и у них нет городов, обнесенных внутренними и наружными стенами, нет постоянного местожительства, и они не занимаются обработкой полей», оказались далекими от действительности. Значительная часть хуннов вела и оседлый образ жизни. Недалеко от прибайкальского города Улан-Удэ, на левом береги р. Селенга, археологи раскопали развалины большого хуннского города, названного Иволгинским. Город был укреплен пятью рядами земляных валов и рвов. При раскопках были обнаружены десятки жилищ с уникальной отопительной системой из дымоходных каналов, зернохранилища, погреба для продовольственных запасов, печи для выплавки железа и меди, остатки мастерских, инструменты ремесленников, разнообразные изделия из железа, чугуна, бронзы и кости, обработанные с удивительным мастерством. Важное место среди находок занимает оружие сложные луки с костяными накладками и свистящие стрелы. Много украшений из серебра, золота и драгоценных камней. Глиняная посуда, украшенная волнистыми узорами, изготовлена вручную и на гончарном круге. Городов, подобных Иволгинскому, у хуннов было немало. Два из них Лунчэнь и Дайлин являлись столицами. По сообщению Сыма Цяня, «летом хунны съезжаются на большое собрание в Лунчэне, где приносят жертвы предкам, небу, земле, духам людей и небесным духам. Осенью, когда лошади откормлены, съезжаются на большое собрание в Дайлине, где подсчитывают и проверяют количество лошадей и домашнего скота». В этих городах были храмы, дворцы-резиденции, другие общественные сооружения. Население окрестных поселков занималось земледелием.

8. Внешняя политика державы Хунну, распад державы.

Маодунь с успехом предпринимал завоевательные походы, расширяя границы своего государства. В первую очередь он присоединил северные территории предгорья Алтая и Прибайкалье, богатые разнообразными полезными ископаемыми. Сразу же после захвата новых земель хуннские мастера приступали к разработке месторождений железа

Противоборство с Китайской империей и его последствия. Китайская империя не могла примириться с появлением на севере такой могущественной и воинственной державы. Хунну захватили территорию, по которой пролегал Великий шелковый путь, и тем самым препятствовали торговле Китая с Западом. Китай долгое время не признавал государство Хунну, требовал от него покорности, посылал большие военные отряды, чтобы уничтожить его. Хунну были заинтересованы в торговле с Китаем: обмен скотоводческих продуктов на зерно, ткани и ремесленные изделия сулил выгоду. Но непримиримая политика империи по отношению к соседям заставила хуннов подняться на борьбу. В I в. до н.э. хуннские войска окружили и уничтожили китайскую армию численностью свыше 320 тысяч человек. Хунны продемонстрировали свою силу, и Китай с того времени в течение многих лет платил им дань. Китайцы предпринимают попытки изгнать хуннов со своей территории. Между хуннами и Китаем идет беспрерывная война. Стремясь защищаться от набегов хуннов и других кочевых племен, китайцы на севере страны начинают строить мощную крепостную стену протяженностью в сотни километров. Она вошла в. историю под названием Великая Китайская стена и в значительной части сохранилась до нынешнего времени. Постоянные войны с китайцами и другими соседями истощили силы хуннов. Ослабло единство и внутри их государства. Хунны разделились на две части. В результате они были наголову разбиты китайскими войсками в I в. н.э. После поражения часть хуннов начинает двигаться на Запад. К ним присоединяются насильно или добровольно другие кочевые и полукочевые племена Южной Сибири. Пройдя через степи современного Казахстана, они появляются на берегах Аральского и Каспийского морей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: