Развитие медицины и фармации в эпоху ятрохимии - ABCD42.RU

Развитие медицины и фармации в эпоху ятрохимии

ЯТРОХИМИЯ

Ятрохимия (греческий iatros врач + химия) — направление в медицине, представители которого рассматривали химию в качестве главнейшей основы медицины и с этих позиций объясняли процессы жизнедеятельности организма человека в нормальных и патологических условиях.

Возникновение ятрохимии связано с влиянием на медицину алхимии. Идея использования достижений алхимии в медицине была обоснована в трудах арабских и среднеазиатских ученых Джабира-ибн-Хайяна (Гебера, около 721 — около 815), Рази и Ибн-Сины, а от них пришла в Европу. Алхимические опыты и поиски философского камня были связаны в значительной степени со стремлением отыскать универсальное средство для лечения болезней и продления жизни.

Врач и алхимик Ленальдо де Вилланова (около 1235— около 1311) в «Салернском кодексе здоровья» (см.) определил четыре аристотелевых первоэлемента в терминах медицинской алхимии, ориентированной на микрокосмос, и заменил мир металлов иным объектом — гуморальной патологией человека. Он занимался изысканием средств продления жизни, исследованием ядов и противоядий и сделал первые шаги в создании медицинской алхимии, предметом изучения которой был не металл, а человек. Лечение «больных» металлов алхимическими эликсирами трансформировалось в лечение больного человека ятрохимическими эликсирами.

Однако подлинным основоположником ятрохимии был Парацельс (1493— 1541), который провозгласил химию основой медицины. Подчеркивая необходимость тесной связи медицины с химией, Парацельс говорил о себе: «Действительно, я ятрохимик, потому что я знаю медицину и химию». Как отмечали А. И. Герцен и Дж. Бернал, Парацельс явился первым в мире профессором и основателем химии. Борясь против обскурантизма, схоластики и галенизма, Парацельс отстаивал «химическую» теорию функций организма. Он утверждал, что основой знания является опыт, и поэтому врач-исследователь должен обязательно вести работу в химической лаборатории в новой области лекарственной химии, используя методы ятрохимии. Таким образом, алхимическое искусство он сблизил с искусством врачевания.

В своих теоретических представлениях о процессах жизнедеятельности Парацельс использовал алхимические антиподы — серу (начало сгораемости) и ртуть (то, что улетучивается, не сгорая), к которым он добавил нейтральную соль (то, что остается после сгорания). Он считал, что здоровье — гармония этих начал, болезни — нарушения их соотношения, а важнейший процесс жизнедеятельности — пищеварение имеет химический характер и заключается в выделении из пищи необходимых для организма веществ; нарушение хим. превращений при пищеварении и всасывании, а также неусвоенные остатки пищевых продуктов могут вызывать болезни. Наряду с прогрессивной и в своей основе материалистической идеей о химическом характере происходящих в организме процессов в ятрохимии сохранились пережитки средневековой мистики (учение об «архее» — регулирующем духовном начале организма и др.).

Исследования в области химии позволили Парацельсу и другим представителям ятрохимии описать вредное влияние на организм серы, свинца, ртути и других веществ, внедрить во врачебную практику химические методы диагностики и предложить использование с лечебной целью минеральных веществ и минеральных вод, что оказало положительное влияние на развитие фармации, аптечного дела и бальнеологии.

Непосредственным последователем Парацельса в области ятрохимии был Й. Ван-Гельмонт (1577—1644), который резко критиковал некоторые его теоретические положения и внес существенный вклад в дальнейшее развитие ятрохимии. Й. Ван-Гельмонт считал, что присутствие трех алхимических начал — ртути, серы и соли как составных частей сложных тел недоказуемо опытом. Он развивал концепцию двухэлементного состава тел, утверждая, что все тела состоят из воды и газа. Й. Ван-Гельмонт одним из первых осуществил количественный опыт, изучал углекислый газ, описал способы его получения, определил удельный вес мочи при разных болезнях, с хим. позиций описал процессы мочеотделения и пищеварения, обосновал принцип, согласно которому «болезнь есть прежде всего нарушение химического равновесия». Особенно значительным является разработанное им учение о наличии в «соках» живого тела (в крови, моче, желчи, желудке, кишечнике) особых начал — «ферментов», участвующих в разнообразных химических превращениях вещества в организме из одного в другое. Целесообразная направленность хим. реакций в живом теле обеспечивается по Й. Ван-Гельмонту, археями — «животными духами», рассеянными по отдельным органам, но подчиненными главному «архею». Таким образом, представления о сущности реакций, происходящих в живом теле, которые с незначительными оговорками принимали все ятрохимики 17—18 веков, носили дуалистический характер. Однако несмотря на их ограниченность они способствовали возникновению биологических и медицинских научных дисциплин, которые в дальнейшем получили название биохимии и медицинской химии.

Видным представителем ятрохимии был профессор Лейденского университета Сильвий [F. Sylvius (de 1е Воё), 1614— 1672]. Следуя в основном учению Й. Ван-Гельмонта, он освободил его от элементов мистики. Сильвий открыл при университете химическую лабораторию. Он разделил болезни на «кислотные» и «щелочные» в зависимости от преобладания кислой или щелочной среды в пищеварительном тракте. Наблюдательный и вдумчивый врач, Сильвий в некоторых работах старался сочетать положения ятрохимии и ятромеханики. Среди многочисленных учеников Сильвия были Т. Виллизий, Р. Грааф, Сваммердам (J. Swammerdam, 1637—1680). Т. Виллизий — крупнейший представитель ятрохимии в Англии. Его имя связано, в первую очередь, с изучением строения головного мозга и нервов, а также болезней нервной системы. Среди его работ, в к-рых принципы лекарственной терапии изложены с позиций Я., следует отметить «Рациональную фармацию» («Pharmaceutice rationalis» 1674— 1675).

Сторонники ятрохимии обращали особое внимание на изучение деятельности желез организма. Р. Грааф изучал строение и деятельность поджелудочной, околоушной желез и др. Его именем названа одна из стадий развития фолликула в яичнике. Швейцарец Пейер (J. С. Peyer, 1653—1712) исследовал преимущественно железы кишечника.

Ко второй половине 17 — началу 18 века относятся работы немецкого ятрохимика Веделя (W. Wedel, 1645—1721), в частности его «Медицинская патология» (Pathologia medica dogmatica», 1692). Ученик Веделя Шталь (G. E. Stahl, 1659—1734) создал идеалистическую доктрину анимизма; как химик он был также автором учения о флогистоне, сыгравшего в развитии химии, несмотря на свою ошибочность, положительную роль. В учении Шталя мистические, связанные с богословием стороны ятрохимии достигли крайнего выражения. В дальнейшем, с середины 18 века ятрохимия прекратила существование как направление в медицине.

Последующие крупные успехи химии, в частности открытие кислорода, объяснение процесса окисления и в связи с этим дыхания, работы М. В. Ломоносова, Пристли (J. Priestley), А. Лавуазье, Бертолле (С. L. Bertollet), Дж. Далыпона и др., значительно обогатили медицину и во многом определили пути ее развития. Положение М. В. Ломоносова «Медик без довольного познания химии совершен быть не может» нашло подтверждение в развитии клинической биохимии.

Библиогр.: История медицины, под ред. Б. Д. Петрова, т. 1, с. 114, М., 1954; Сastiglioni A. Storia della medicina, p. 445, 544, Milano, 1927; Garrison F. H. An introduction to the history of medicine, p. 261, Philadelphia—L., 1960; Geschichte der Medizin, hrsg. v. A. Mette u. I. Winter, B., 1968.

П. E. Заблудовский, Ю. А. Шилинис.

Роль иатрохимиии в развитии лекарствоведения

Медицина и фармация в Европе

Ведущее место в подготовке врачей и фармацевтов в Европе в средние века занимала высшая медицинская школа, созданная в итальянском г. Салерно, расположенном неподалеку от Неаполя (первое упоминание относится к IХ веку). В середине 12 в. (1140 г.) в ней была составлена первая европейская фармакопея «Антидотарий» (т.е. «Сборник противоядий»), содержавшая около 60 рецептов наиболее употребляемых лекарств. В этой фармакопее были впервые введены весовые единицы для приготовления и отпуска лекарств (гран, скурпулы, драхмы, унции). Гран был равен массе пшеничного зерна средней величины (62,209 мг). 20 гран составляли 1 скурпул, 3 скурпула соответствовали 1 драхме, 8 драхм — 1 унции.

До этого количество лекарства определялось на глаз, по пригоршне и т. д. Салернская школа выпустила учебник, где описаны различные лекарственные растения, их применение и культура. Для оканчивающих Салернскую школу было установлено четыре степени.

1. Степень лиценциата — узкая специальность (например, уход за больными, при­готовление лекарственных смесей из готовых материалов и т.п.). Эту степень получали лица, прошедшие основной курс какой-либо дисциплины.

2. Степень бакалавра (наставника) получали лица, которым доверялось обучение других.

3. Степень магистра — учителя, впоследствии мастера, получали лица, широко овладевшие наукой и могущие передавать знания другим.

4. Степень доктора (ученый, научающий) получали лица, самостоятельно развивающие учение, теорию или самостоятельно на базе общей теории развивающие прак­тические выводы.

Длительное время медицина и фармация развивались совместно и представляли единую науку. Однако по мере формирования лекарствоведения, с возникновением аптек стали появляться специалисты в области фармации. Произошло разделение функций между врачом и фармацевтом, появились законы, регулирующие деятельность каждого из них. Королевскими указами врачам запрещалось торговать лекарствами, а фармацевтам — лечить больных. Были установлены ревизии аптек, клятва фармацевтов, правила хранения и отпуска ядов. В начале 15 века была введена аптечная монополия, т.е. разрешение на открытие аптек давалось государством при условии исключения конкуренции между ними.

С развитием производства на смену алхимии приходит новое направление — лечебная химия или иатрохимия (химия лекарственных веществ).

В 16 веке появляется лечебная химия, или иатрохимия (ятрохимия). Это был закономерный исторический этап становления современной химии, которая прошла в своем развитии несколько периодов.

Читайте также  Типы химических связей

Создателем и ярким представителем иатрохимии является вы­дающийся швейцарский врач и химик Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, известный в истории под псевдонимом Парацельс (1493-1541) (рис. 26).

Парацельс родился в семье врача в Швейцарии. Его отец происходил из обедневшего рыцарс­кого немецкого рода. Первым же настоящим учителем его, как он сам говорил, был отец. В доме отца была библиотека с большим чис­лом рукописей и книг старых и новых мастеров. В 1510 году Теофраст поступает в Феррарский университет на медицинский факуль­тет в Италии. Обучаясь в университете, Теофраст посещал со­седние университеты Падуи и Болоньи и принимал участие в сту­денческой жизни. Там же он присоединил к своему имени про­звище Парацельс, т.е. «подобный Цельсу». Окончив университет (предположительно около 1515 года), доктор Теофраст фон Го­генгейм начал свое многолетнее странствие. Он посетил Польшу, Россию, Константинополь и другие страны.

С точки зрения его интересов, направленности его мышле­ния и деятельности, Парацельс был естествоиспытателем.Он впервые ясно и просто показал, что процессы, совершающиеся в человеческом теле, «суть химические процессы, и химии суж­дено сыграть роль в решении проблемы здоровья человека».

Парацельс одним из первых показал ложность пути алхимии, он попытал­ся создать новую науку – иатрохимию — химию, подчиненную медицине и занимающуюся отысканием, исследо­ванием и приготовлением лекарств.

Химия Парацельса крайне прими­тивна. По его учению человек состоит из серы, ртути и соли. Гармоничное сочетание этих элементов обеспечи­вает здоровье, а нарушение равнове­сия вызывает болезни. Так преобла­дание серы вызывает лихорадку и чуму; соли — водянку и расстройство желудка; ртути — параличи. Парацельс ввел в медицинскую прак­тику спиртовые извлечения из растений. С помощью спирта или «воды жизни» Парацельс попытался выделить из растений «квинтэссенцию», т.е. лекарственные вещества в чистом виде. Галеновые препараты, получаемые с помощью других раствори­телей (воды, вина, уксуса, меда), он считал недостаточно очи­щенными и поэтому малоэффективными. Очень популярна была золотая тинктура, которую Парацельс назначал при проказе, па­раличах, чуме, водянке, эпилепсии, обмороках, при сердечной недостаточности. Парацельс предложил «железную тинктуру»- жидкие лекарства, содержащие соединения железа, и лауданум — сложные лекарственные препараты, составной частью которых был опий. Одной из величайших заслуг Парацельса была та, что он впервые ввел понятие о действующем начале как о химичес­ком веществе.

С целью лекарственного использования им изу­чались соединения различных металлов: ртути, свинца, меди, железа, сурьмы, мышьяка. Аптеки испытывали лечебное дей­ствие химических препаратов и растительных лекарственных средств. Для этой цели Парацельс ввел ряд усовершенствова­ний и аппаратуру, приборы для анализа.

Он считал, что в основе всех физиологических процессов лежат химические превращения. Организм человека, по мнению Парацельса, — это совокупность химических веществ. Болезнь возникает в результате нарушения химического равновесия. Для восстановления этого равновесия следует вводить в организм химические вещества — в этом сущность лечения. Парацельс считал, что «настоящая цель химии заключается не в изготовлении золота, а в приготовлении лекарства».Иатрохимия выражала стремление слить медицину с химией. Новые химические соединения все шире стали применяться для лечебных целей.

Парацельс применял почти все известные в то время химические препараты в качестве лекарств, не останавливаясь перед употреблением сильных ядов. Он развил новое для своего времени учение о дозировке лекарств. Парацельс считал, что «все есть яд и ничто не лишено ядовитости — одна только доза делает яд незаметным». Он утверждал, что универсального средства от всех болезней не существует, и указывал на необходимость поисков специфических средств против отдельных болезней.

Наряду с химическими препаратами Парацельс применял и лекарства растительного происхождения.Подобно Галену, он считал, что действует не все растение, а лишь заключающееся в нем особое вещество. В то же время Парацельс полагал, что Гален предложил неверный способ извлечения действующих начал из растений, иввел в употребление настойки, экстракты, эликсиры. Тем не менее, выделить действующие вещества в чистом виде Парацельсу и его ученикам так и не удалось. Работы Парацельса способствовали развитию фармации в целом и положили начало фармацевтической химии.

Ошибкой Парацельса было то, что он не производил предварительных испытаний новых лекарств на животных, в результате чего предложенные им препараты вызывали большое количество отравлений. Однако взгляды Парацельса оказали большое влияние на европейскую медицину и в значительной мере определили ее развитие.

За 100 лет развития иатрохимии наука обогатилась большим количеством фактов, чем алхимия за 1000 лет.

| следующая лекция ==>
Медицина и фармация в странах Востока | Историческое значение аптекарского приказа

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Курсовая работа: Развитие медицины и фармации в эпоху ятрохимии

Весьма примечателен опыт Ван Гельмонта с серебром: точно взвешенное количество серебра было растворено в крепкой водке (азотной кислоте), раствор выпарен, остаток прокалён и сплавлен. Вес полученного серебра оказался в точности равным исходному. «Серебро не теряет своей сущности оттого, что было растворено в крепкой водке, хотя оно исчезло с глаз и сделалось совсем прозрачным» — писал Ван Гельмонт. Этот опыт интересен и как один из первых примеров количественного исследования явления.

Ван Гельмонт впервые провёл экспериментальные исследования процесса питания растений, которые стали основой для т. н. водной теории питания растений. Вырастив ветку ивы в бочке он установил, что почти 40-кратное увеличение её в весе за 5 лет не сопровождалось сколько-нибудь значительным уменьшением веса земли. Несмотря на ошибочность, эта теория, рассматривавшая жизнь растений как процесс, происходящий только под влиянием материальных сил, нанесла удар религиозно-идеалистическому мировоззрению.

Ван Гельмонт одним из первых стал использовать нитрат серебра (ляпис) для прижигания ран, воспалений и бородавок. Он полагал, что в пищеварении решающую роль играет кислота желудочного сока, и поэтому предлагал лечить щелочами болезни, вызываемые избытком кислот в желудке. Ввёл в химию термин «газ», произведенного им от греческого слова chaos- хаос, что дает некоторое указание на существование у Гельмонта представления о хаотическом движении частиц [4].

6. Влияние алхимии на развитие фармации и технологии

Большое влияние на развитие медицины и фармации в эпоху феодализма оказала алхимия. Алхимия — это донаучный период в развитии химии, который начался в Александрии в III — IV веках н.э. и продолжался в Западной Европе до начала XVI века.[4,5]

Слово «алхимия» происходит от арабского alchimia, которое восходит к греческому «хьюмос», «химевкис» — лью, отливаю, что указывает на связь алхимии с искусством плавки и литья металлов, либо от «хеми» — черная земля — древнее название Египта, что связывает ее с местом, где возникло это искусство.

Алхимический период в истории химии и фармации (IV-XVI вв.) характеризуется развитием практической, ремесленной химии. В каждом направлении алхимии можно увидеть зачатки положительных знаний. Алхимикам принадлежит открытие или усовершенствование способов получения ценных соединений и смесей (минеральных и растительных красок, кислот, щелочей, солей, лекарственных препаратов); создание и улучшение приемов лабораторной работы (перегонка, возгонка, фильтрование), изобретение новых лабораторных приборов (печи для длительного нагревания, перегонные кубы и др.).

Не имея научных знаний о процессах, происходящих в природе, алхимики стремились проникнуть в тайны природы путем бесчисленных экспериментов. В лаборатории алхимиков были разработаны многие химические процессы: фильтрование, кристаллизация, осаждение, перегонка воды и спирта, получение эфирных масел, сублимация. В ряде случаях их открытия свидетельствуют о способах получения лекарственных средств.

Египет был колыбелью алхимии. Еще в предалхимический период получение сплавов для монет и драгоценных изделий держалось в секрете и было достоянием узких каст. В Лейденском папирусе (XIII в. до н.э.) подробно описано изготовление сплавов, похожих на золото. Греко- египетские алхимики сначала рассматривали ртуть как главную составную часть металлов; затем такой частью стали считать серу. Ртуть и сера разной чистоты, соединяясь в различных количествах, дают, как считали, начало металлам, в том числе и благородным. В этот период возникло золочение и беление (серебрение), имевшее большое практическое значение. Египетские алхимики первыми получили нашатырь.[2]

Завоевав Египет в VII веке, арабы приобрели научно — практические познания, которые затем передали Западу после вторжения в Испанию и Италию.

Самый известный арабский алхимик Джабир ибн Хайян (ок. 721 — ок.815 гг.), известный в Европе как Гебер, подытожил знания древних алхимиков. В его сочинениях основное место занимали описания практических операций: возгонки, перегонки, растворения, кристаллизация, методы получения азотной кислоты, азотнокислого серебра, нашатыря, сулемы, выплавки металлов, окраски тканей.

Арабские алхимики умели получать химические соединения: киноварь, сулему для лечения глазных и кожных заболеваний, сульфат меди, соду, квасцы; ввели в практику лекарство «питьевое золото», которому приписывали свойства, сходные с панацеей; владели многими химическими операциями. Используя простейшие способы перегонки, получали эфир, эфирные масла, дистиллированную воду. Они же изобрели ряд аппаратов: перегонный куб, химические печи, фильтры.

На Западе алхимия становится вполне самостоятельной. Наибольшее распространение она получила в Испании, Италии, Франции, Германии, Англии. Из числа выдающихся личностей этого периода можно назвать Бонавентуру, установившему факт растворения серебра в азотной кислоте и золота в царской водке; Василия Валентина, открывшего соляную кислоту, хлористое железо, хлористую сурьму и др. Роджер Бэкон — искатель истинного знания, один из самых ярких фигур среди средневековых мыслителей, провозглашавший в качестве единственного критерия истинного знания прямой опыт. Он изучал свойства селитры, нашел способ изготовления черного пороха.

Наряду с поисками философского камня шел процесс накопления знаний о реальных лечебных свойствах самых различных веществ — от минеральных солей до вытяжек из растений или тканей животных. Накопителями этих знаний были многочисленные аптекари.

Заслугой западной алхимии явилось значительное расширение знаний в области практической и прикладной химии. Кроме водяной бани, были созданы аппараты для выпаривания, нагревания, кристаллизации. Производя манипуляции с веществами, воздействуя на них различными способами (обжиг, растворение, растирание) с целью получения сокровенной квинтэссенции, алхимики непроизвольно начинали изучать зависимость свойств веществ от их состава.

Западноевропейская алхимия умножила сведения о многих химических соединениях, найдя лучшие способы получения одних и впервые открыв другие. Особого упоминания заслуживают продукты брожения (вино, уксус), поскольку именно там берет свое начало получение чистого спирта перегонкой крепких вин. Перегонные аппараты стали применяться в Италии с IX века и быстро распространились в других странах. Именно в этот период были получены азотная, серная, соляная кислоты, царская водка, соединения ртути, серы; открыты фосфор, эфир и т.д. Эти опытные данные и составили основу научной химии.

7.Развитие фармации в эпоху ятрохимии

Медицина фармация эпохи Возрождения характеризовались устремлением к опытному знанию. В борьбе за создание лекарств на основе точных химических знаний зародилась новая наука, получившая название ятрохимии.

Зарождение и развитие ятрохимии связано с деятельностью Парацельса. Именно он сформировал основные ее положения.

Парацельс понял глубокую связь медицины и химии и поставил перед собой задачу: на этой основе переделать все врачебное дело. Он впервые просто и ясно показал, что процессы, совершающиеся в живом организме, «суть химические процессы, и химии суждено сыграть огромную роль в решении проблемы здоровья человека». Парацельс одним из первых показал ложность пути алхимии, он попытался сделать ятрохимию наукой,подчиненную медицине и занимающуюся отысканием, исследованием и изготовлением лекарств. «Химия — один из столпов, на которые должна опираться врачебная наука. Задача химии не в том, чтобы делать золото и серебро, а в том, чтобы готовить лекарства», — говорил Парацельс. При этом он придерживался воззрения о том, что в живом теле участвуют «элементы», входящие в состав всех тел природы, а именно — сера, ртуть и соль. Парацельс считал, что в здоровом организме эти вещества находятся в равновесии, а болезнь — это, когда их равновесие нарушается. Теофраст учил: организм — это реторта, в которой происходят химические реакции. Отсюда и первостепенное значение химии для лечения болезней: химия должна дать медицине эффективные лекарства.

Одной из величайших заслуг Парацельса была та, что он впервые ввел понятие о действующем начале как о химическом веществе. С целю лекарственного пользования им изучались соединения различных металлов: ртути, свинца, меди, железа, сурьмы, мышьяка и др. Наряду с химическими препаратами, Парацельс применял в лечебной практике и лекарства растительного происхождения. При выборе лекарственного растения он придерживался возникшего еще в древности наивного учения о сигнатурах, согласно которому форма растения, его окраска, вкус и запах могут служить указанием на заболевание, при котором его следует употреблять. Например, при желтухе нужно использовать растения с желтыми цветками (бессмертник, чистотел), растения с почковидными листьями — при заболевании почек. Парацельс впервые ввел в медицинскую практику спиртовые извлечения из растений (экстракты и настойки). С помощью спирта он пытался выделить из них «квинтэссенцию», то есть лекарственное вещество в чистом виде. Галеновые препараты, получаемые с помощью других растворителей (воды, уксуса, меда), он считал недостаточно очищенными и потому мало эффективными. Парацельс глубоко вверил в целительные свойства минеральных источников. Им было написано сочинение о целебных источниках Бадена, Вильдбада, Баден-Бадена.

Особое внимание он уделял аптеке. От фармацевтов Парацельс требовал хорошего знания химии, так как аптеки, по его мнению, должны быть одновременно и хорошими химическими лабораториями. Теофраст и его последователи намного увеличили количество лекарственных веществ, обосновали учение о дозе, усовершенствовали многие приборы и аппараты для изготовления и анализа лекарств. При изготовлении лекарственных средств Парацельс настоятельно рекомендовал пользоваться весами. Великого врача с полным основанием считают одним из основоположников фармацевтического анализа.

Читайте также  Химическое загрязнение природных вод

Параллельно с иатрохимией исключительное развитие получила фармацевтическая ботаника — фармакогнозия. Этому особо способствовало изобретение книгопечатания и прогресс в изготовлении книжных иллюстраций — гравюра на дереве была заменена точной и натуралистичной гравюрой на металле — это было также примером влияния искусства Возрождения на науку.

Наиболее известным печатным травником стала -агата Петра Маттиола

(1552 г.). Распространение многочисленных печатных травников содействовало становлению ботаники как науки, важную роль в этом процессе сыграл швейцарский врач Конрад Гесснер. В Падуанском университете Дж. Буонафеде в качестве Lector simplicios впервые читает курс фармакогнозии. В 1540 г. Валерий Корд (Кордус) преподает фармакогнозию в университете в Витгенберге. Появляются первые подлинные фармакопеи и совершенствуются рецепты. Взамен — «устных приказов» появляются рецепты, на писанные на ставшей дешевой бумаге, их форма совершенствуется.

8. Развитие медицины в эпоху ятрохимии

8.1 Развитие анатомии

Внимание к человеку, столь характерное для эпохи Возрождения, породило живой интерес к человеческому телу и его строению. Анатомия увлекала не только врачей, но и великих живописцев и скульпторов. Сохранившиеся до наших дней анатомические зарисовки Микеланджело и Рафаэля, свидетельствуют о том, как прилежно занимались они анатомическими исследованиями строения мышц и скелета, столь необходимымиим для реалистического изображения тела человека.

После изобретения книгопечатания (И. Гуттенберг, 1440) в Венеции был издан учебник анатомии Мондино де Луцци (1478). В 1521 г. Беренгарио да Капри опубликовал свои комментарии к этому учебнику, снабженные рисунками, они стали первым анатомическим пособием для художников в Европе.

Все это не могло не отразиться на деятельности естествоиспытателей и врачей и становлении анатомии как науки.

Одним из ее основоположников был гениальный итальянский ученый и художник Леонардо да Винчи (LeonardodaVinci, 1452—1519). Ему принадлежат ценные технические изобретения в области военно-инженерного дела и гидротехники, своими открытиями он обогатил физику, геометрию, механику, архитектуру, астрономию, геологию, ботанику, анатомию.

Утверждая опытный метод в науке, Леонардо да Винчи одним из первых в Европе стал вскрывать человеческие трупы и систематически изучать строение человеческого тела. Он внедрил новые методы анатомического исследования: промывание органов проточной водой, инъецирование воском желудочков мозга и сосудов, распилы костей и органов.

Леонардо описал и зарисовал многие мышцы, кости, нервы и внутренние органы. Его анатомические зарисовки по своей точности и мастерству превосходят не только современные ему работы, но и многие последующие. Примером может служить зарисовка положения плода в матке при ягодичном предлежании. «Мои знания, — писал он, — более чем из чужих слов почерпнуты опытом, который был наставником тех, кто хорошо писал; так и я беру его себе в наставники и во всех случаях буду на него ссылаться».

Работы Леонардо да Винчи на полвека опередили исследования основоположника современной научной анатомии Андреаса Везалия, но остались неизвестными современникам. После его смерти все зашифрованные записные книжки и рукописи объемом около 7 тысяч листов унаследовал его ученик, друг и компаньон Франческо Мельци, который систематизировал только то, что имело отношение к искусству.

Андреас Веяалий (Vesalius, Andreas, 1514—1564) учился в трех университетах — в Лове?

Ятрохимия и медицина

Наряду с ятрофизикой и ятромеханикой в эпоху Возрождения широкое развитие получила ятрохимия – направление в медицине, связанное с успехами химии. Ятрохимики считали, что процессы, совершающиеся в организме, являются химическими, поэтому с химией должно быть связано как изучение этих процессов, так и лечение болезней.

Одним из основоположников ятрохимии является выдающийся врач и химик раннего Возрождения Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гоген-гейм, известный в истории под псевдонимом Парацельс (Hohenheim, Philippus Aureolus Theophrastus Bombastus von – Paracelsus, 1493-1541). Швейцарец по происхождению, он получил образование в университете в Ферраре (Италия) и впоследствии читал лекции в Базельском университете на своем родном немецком языке вместо принятого в научном мире латинского.

Парацельс явился одним из основоположников опытного метода в науке. «Теория врача есть опыт. Никто не может стать врачом без науки и опыта», – утверждал он.

Во времена Парацельса хирургия в Европе не считалась областью медицины и в университетах не преподавалась (ею занимались ремесленники), и Парацельс настаивал на объединении хирургии и медицины (т. е. терапии) в одну науку, потому что обе они исходят из одного корня. Сам он с гордостью называл себя «доктором обеих медицин». Его книги «Малая хирургия» («Chirurgia minor», 1528), «Большая хирургия» («Chirurgia magna», 1536) и другие пользовались большой популярностью (рис. 93).

С Парацельса начинается кардинальная перестройка химии в ее приложении к медицине: от поисков путей получения золота – к приготовлению лекарств. Согласно Парацельсу, здоровье связано с нормальным содержанием в организме человека трех начал: серы, ртути и соли; нарушение их правильных соотношений приводит к болезни. Вот почему врачи и аптекари эпохи Возрождения придавали большое значение лекарственным препаратам, содержащим серу, ртуть и различные соли, и часто сами выплавляли их из природных руд. Парацельс с гордостью писал, что он и его ученики «отдых в лаборатории имеют, пальцы в угли и отбросы и всякую грязь суют, а не в кольца золотые, и подобны кузнецам и угольщикам закопченным». В своих сочинениях он писал также о болезнях рудокопов и литейщиков, связанных с отравлениями серой, свинцом, ртутью, сурьмой и, таким образом, закладывал основы будущей науки о профессиональных болезнях. О болезнях рудокопов и их предупреждении писал также современник Парацельса Георг Бауэр, известный под псевдонимом Агракола (Agricola, Georg, 1493-1541), в сочинении «О горном деле и металлургии» («De re metallica.», 1556).

Развитие медицинской химии в эпоху Возрождения привело к расширению аптекарского дела. Аптека как самостоятельное учреждение возникла во второй половине VIII в. на Ближнем Востоке. (Первая аптека на Ближнем и Среднем Востоке была открыта в 754 г. в столице Халифата – г. Багдаде.) В Европе первые аптеки появились в XI в. в испанских городах Толедо и Кордова. К XV в. они широко распространились по всему континенту.

В эпоху Возрождения размеры аптекарских лавок значительно, увеличились: из простых лавок периода развитого средневековья, когда вся аптека размещалась в одной комнате, они превратились в большие фармацевтические лаборатории, которые включали в себя помещение для приема посетителей, кладовые, где размельчались и хранились лекарства и сырье, и собственно лаборатории с печью и дистилляционным аппаратом (рис. 94).

Начиная с XV в. с особым старанием культивировались аптекарские ботанические сады; их называли также садами здоровья – Hortus sanitatis. От этого латинского названия произошло русское – вертоград (т. е. сад, цветник). В XVI-XVII вв. вертограды широко распространились на Руси. В качестве лекарственного сырья использовались также минеральные вещества и части животных. Большое значение имели заморские путешествия, из которых привозились иноземные лекарственные средства.

Представления о лечебном действии многих медикаментов в то время часто были далеки от истины. Так, в течение почти двух тысячелетий (с I по XX век) существовало мнение о том, что териак является универсальным средством против всех болезней. Его составляли сами врачи при большом скоплении народа более чем из 70 компонентов, а затем выдерживали в течение полугода: причем особой славой пользовался териак, приготовленный в г. Венеции.

Читайте также  Скорость химических реакций 2

Аптекари эпохи Возрождения, как и другие профессионалы, внесли большой вклад в формирование культуры своего времени. Они занимали высокое положение в обществе, однако их деятельность регламентировалась государством. В середине XVI в. начали появляться первые фармакопеи, в которых перечислялись используемые в данном городе или государстве лекарства, их состав, применение и стоимость. Так было положено начало официальному регулированию цен на медикаменты в Европе.

1.6.Фармация в новое и новейшее время

На смену ятрохимии пришла теория флогистона, объяснявшая процесс горения тем, что вещества содержат некую составную часть, именуемую флогистоном, которую они якобы теряют при горении.

Проскуряков В. Парацельс. — М., 1935. — С. 86—87.

Тихомиров В. А. Курс фармации. — 4-е изд. — М., 1900. — С. 7.

управляющим аптекой в г. Чепинге, где и проработал до конца жизни. Все свои важнейшие научно-исследовательские работы он проводил на базе аптеки с помощью только одного ученика. Ше- еле получил ряд новых веществ, специфических для каждого от­дельного растения; выделил винную, лимонную, яблочную, ща­велевую кислоты. В 1776 г. он открыл мочевую кислоту, в 1780 г. — молочную кислоту, в 1786 г. — галловую кислоту, в 1779 г.

Теорию флогистона опроверг М. В.Ломоносов (1711 — 1765), произведя ряд опытов, доказавших, что в горении и окислении большую роль играет воздух. Его теория кислорода завоевала все­общее признание и явилась стимулом для дальнейших научных исследований. К сожалению, это открытие оказалось похоронен­ным в архивах, и более 100 лет считалось, что теорию флогистона опроверг А. Л. Лавуазье, хотя он пришел к аналогичным выводам лишь через 30 лет после Ломоносова. В этот период значительное развитие получило естествознание, происходят значительные от­крытия в медицине, химии, фармации, созданы новые научные направления: аналитическая химия, фитохимия, органический синтез ЛС, микробиология, химиотерапия.

Значительных успехов достигли ученые в области получения новых анестезирующих средств: наркозное действие закиси азота было обнаружено Г.Дэви (1800), хлороформа — Ю.Либихом и Э.Субейраном (1831). В 1804 г. аптекарь Сертюрнер (1783— 1814) открыл морфин. Н. Вокелен (1763—1829), первый директор фар­мацевтической школы, основанной в Париже, открыл новые эле­менты: хром, бериллий, палладий, осмий; аптекарь Куртуа (1777 — 1836) — иод, аптекарь Клапрот (1743—1817) — соединения ура­на, циркония, титана, церия. Клапрота называют основополож­ником химии минералов.

Видное место в разработке методов аналитической химии зани­мает фармацевт К.Ф. Мор (1806—1879) — автор объемного ана­лиза. Его имя до сих пор носят бюретки, пипетки, весы, зажимы, краны. Профессор Харьковского, а позже Юрьевского универси­тета (сейчас университет г. Тарту — Эстония) Ф. И. Гизе первый извлек из коры хинного дерева алкалоид хинин. В изучении алка­лоидов большая роль принадлежит известным русским ученым А. А. Воскресенскому, А. М. Бутлерову, А. Н. Вышнеградскому, Ю. Ф. Фритче.

Фармацевты XIX в. сыграли огромную роль в создании экспери­ментальной гигиены, основоположник которой М. Петенкофер (1818—1901) прошел путь от аптекарского ученика до управля­ющего придворной аптекой. После него все фармацевты считали своим долгом проводить исследования в области эксперименталь­ной гигиены. Таким образом, аптека была лабораторией, где на основе строго проверенных опытов и наблюдений делалось много открытий.

Судебная химия целиком создана фармацевтами, среди кото­рых следует назвать Г.Драгендорфа (1836—1898) и Ю. К.Траппа (1814—1908). Последний известен как автор семи фармакопей. Су­дебно-химические исследования, согласно законам того време­ни, были исключительной прерогативой и обязанностью фарма­цевтов.

Значительное влияние на фармацию оказало развитие микро­биологии. Л. Пастер (1822— 1895) в своих работах доказал, что бро­жение и гниение есть следствие жизнедеятельности микроорга­низмов, бактерии самопроизвольно не зарождаются. Это привело к созданию учения об антисептике (Дж.Листер, 1867) как методе предупреждения заражения и лечения инфицированных ран воз­действием на патогенные микробы химическими средствами. В ка­честве антисептических средств при раневых инфекциях стали ис­пользовать настойку иода, спирт, раствор азотнокислого серебра, сулему, хлорную воду, карболовую кислоту, трихлоруксусную кислоту.

В фармации антисептические средства нашли широкое при­менение в глазной практике (для получения устойчивых водных растворов лекарственных препаратов). В 1885 г. петербургский ап­текарь А. В. Пель (1850—1908) при изготовлении растворов для подкожных впрыскиваний предложил использовать гранулы, со­держащие незначительное количество антисептических средств (стирол, бензальдегид, тимол), а также применять антисепти­ческие средства для предохранения от брожения водных извле­чений (в производстве лечебных сывороток, при изготовлении галеновых препаратов). Замена антисептики асептикой привела к изготовлению стерильных лекарственных препаратов и к изоб­ретению приборов стерильной фильтрации (свеча Шамберла- на, Беркефельда). В каждой аптеке появился автоклав, благода­ря стерилизации стало возможным парентеральное введение ле­карств.

В 1912 г. открытием сальварсана П.Эрлих (1854—1915) поло­жил начало химиотерапии. В 1935 г. Г.Домагк (1895— 1964) откры­вает первый сульфаниламидный препарат — пронтозил, извест­ный в нашей стране как красный стрептоцид. С открытием этого препарата началась эра сульфаниламидной терапии. А. Флеминг (1881 — 1955) в 1929 г. обнаружил антибактериальные свойства ве­щества, выделенного из плесени. Оно было названо пеницилли­ном и стало первым антибиотиком, положившим начало новому периоду в развитии медицины и фармации. Только через 12 лет Э. Б. Чейн и X. У. Флори смогли выделить пенициллин в чистом виде и использовать для лечения больных.

В 50-е гг. XX в. появляются первые психотропные препараты, пероральные диуретики и противодиабетические препараты.

Десятилетие спустя появляются первые транквилизаторы, Р-адреноблокаторы, иммунодепрессанты, противовирусные пре­параты. Созданием антагонистов ионов кальция, блокаторов ан- гиотензинконвертирующего фермента, генноинженерных интер- феронов, интерлейкинов, производных простагландинов ознаме­новались 70-е гг.

В 80-е гг. открываются и изучаются эндотелиальные факторы, лейкотриены, натрийуретический фактор, активаторы и блока­торы калиевых каналов, ведется поиск веществ, влияющих на когнитивные функции.

В конце XX — начале XXI в. достигнуты поразительные успехи в расшифровке генома человека и генома бактерий.

Эти огромные достижения открывают дорогу к получению но­вых лекарств направленного действия, о которых мечтают врачи и ученые всего мира.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: