Музыка времём великий отечественной войны - ABCD42.RU

Музыка времём великий отечественной войны

Музыка времём великий отечественной войны (стр. 1 из 7)

Музыка времён Великой Отечественной Войны

«Там, где переходы и завалы,
Рваная колючка на столбах,
Умирали наши запевалы
С недопетой песней на губах.»

М. Дудин

В годы Великой Отечественной войны не ослабевал интерес и к настоящему искусству. Артисты драматических и музыкальных театров, филармоний и концертных групп вносили свой вклад в общее дело борьбы с врагом. Огромной популярностью пользовались фронтовые театры и концертные бригады. Рискуя жизнью, эти люди своими выступлениями доказывали, что красота искусства жива, что убить ее невозможно. Среди фронтовых артистов выступала и мама одного из наших преподавателей. Мы приводим её воспоминания о тех незабываемых концертах.

Огромной популярностью пользовались фронтовые театры и концертные бригады.

Хорошая песня всегда была верным помощником бойца. С песней он отдыхал в короткие часы затишья, вспоминал родных и близких. Многие фронтовики до сих пор помнят видавший виды окопный патефон, на котором они слушали любимые песни под аккомпанемент артиллерийской канонады. Участник Великой Отечественной войны писатель Юрий Яковлев пишет: «Когда я слышу песню о синем платочке, то сразу переношусь в тесную фронтовую землянку. Мы сидим на нарах, мерцает скупой огонек коптилки, потрескивают в печурке дрова, а на столе – патефон. И звучит песня, такая родная, такая понятная и так крепко слитая с драматическими днями войны. «Синенький скромный платочек падал с опущенных плеч. ».

В одной из песен, популярных в годы войны, были такие слова: Кто сказал, что надо бросить Песни на войне? После боя сердце просит Музыки вдвойне!

Учитывая это обстоятельство, было принято решение возобновить на Апрелевском заводе прерванное войной производство грам­пластинок. Начиная с октября 1942 года из-под пресса предприятия пошли на фронт грампластинки вместе с боеприпасами, пушками и танками. Они несли песню, которая была так нужна бойцу, в каждый блиндаж, в каждую землянку, в каждый окоп. Вместе с другими песнями, рожденными в это тяжкое время, воевал с врагом и «Синий платочек», записанный на граммофонную пластинку в ноябре 1942 года.

Седьмая симфония Д. Шостаковича

События 1936–1937 гг. на долгое время отбили у композитора желание сочинять музыку на словесный текст. “Леди Макбет” стала последней оперой Шостаковича; лишь в годы хрущевской “оттепели” он получит возможность создавать вокально-инструментальные произведения не “по случаю”, не в угоду властям.

Появление каждой симфонии Шостаковича становилось огромным событием в жизни советской интеллигенции, ожидавшей этих произведений как подлинного духовного откровения на фоне убогой, задавленной идеологическим гнетом официозной культуры. Широкая масса советских людей, советский народ знал музыку Шостаковича конечно же гораздо хуже и едва ли вполне был в состоянии понять многие сочинения композитора (вот и “прорабатывали” Шостаковича на многочисленных собраниях, пленумах и заседаниях за “переусложненность” музыкального языка) – и это при том, что размышления об исторической трагедии русского народа были одной из центральных тем в творчестве художника. Тем не менее кажется, что ни один из советских композиторов не смог так глубоко и страстно выразить чувства современников, буквально слиться с их судьбою, как Шостакович в своей Седьмой симфонии.

Несмотря на настойчивые предложения эвакуироваться, Шостакович остается в осажденном Ленинграде, неоднократно просит зачислить его в народное ополчение. Зачисленный, наконец, в пожарную команду войск противовоздушной обороны, он внес свой вклад в оборону родного города.

7-я симфония, законченная уже в эвакуации, в Куйбышеве, и там же впервые исполненная, сразу стала символом сопротивления советского народа фашистским агрессорам и веры в грядущую победу над врагом. Так воспринимали ее не только на Родине, но и во многих странах мира. К первому исполнению симфонии в осажденном Ленинграде командующий Ленинградским фронтом Л.А.Говоров приказал огневым ударом подавить вражескую артиллерию, чтобы канонада не мешала слушать музыку Шостаковича. И музыка этого заслуживала. Гениальный “эпизод нашествия”, мужественные и волевые темы сопротивления, скорбный монолог фагота (“реквием жертвам войны”) при всей своей публицистичности и плакатной простоте музыкального языка и в самом деле обладают огромной силой художественного воздействия.

9 августа 1942 года, осажденный немцами Ленинград. В этот день в Большом зале филармонии впервые была исполнена Седьмая симфония Д.Д. Шостаковича. С тех пор, как оркестром Радиокомитета дирижировал К.И.Элиасберг, минуло 60 лет. Ленинградская симфония была написана в блокадном городе Дмитрием Шостаковичем как ответ немецкому нашествию, как сопротивление российской культуры, отражение агрессии на духовном уровне, на уровне музыки.

Музыка Рихарда Вагнера, любимого композитора фюрера, одухотворяла его армию. Вагнер был кумиром фашизма. Его мрачная величественная музыка была созвучна идеям реванша и культа расы и силы, которая воцарилась в те годы в немецком обществе. Монументальные оперы Вагнера, пафос его титанических громад: «Тристан и Изольда», «Кольцо Нибелунгов», «Золото Рейна», «Валькирия», «Зигфрид», «Гибель богов»– все это великолепие пафосной музыки славило космос германского мифа. Вагнер стал торжественными фанфарами Третьего рейха, покорившего в считанные годы народы Европы и шагнувшего на Восток.

Шостакович воспринимал германское нашествие в ключе музыки Вагнера, как победную зловещую поступь тевтонцев. Это чувство он гениально воплотил в музыкальной теме нашествия проходит через всю ленинградскую симфонию.

В теме нашествия слышны отзвуки вагнеровского натиска, кульминацией которого стал «Полет валькирий», полет дев-воительниц над полем сражения из одноименной оперы. Ее демоничные черты у Шостаковича растворились в музыкальном рокоте набегающих музыкальных волн. Ответом нашествию Шостакович взял тему Родины, тему славянского лиризма, которая в состоянии взрыва порождает волну такой силы, которая отменяет, сминает и отбрасывает вагнеровскую волю.

Седьмая симфония сразу после своего первого исполнения получила огромный резонанс в мире. Триумф был всеобщим – музыкальное поле сражения тоже осталось за Россией. Гениальное произведение Шостаковича наряду с песней «Священная война» стало символом борьбы и победы в Великой Отечественной войне.

“Эпизод нашествия”, живущий как бы отдельной от других разделов симфонии жизнью, при всей карикатурности, сатирической заостренности образа совсем не так прост. На уровне конкретной образности Шостакович изображает в нем, конечно, фашистскую военную машину, вторгшуюся в мирную жизнь советских людей. Но музыка Шостаковича, глубоко обобщенная, с беспощадной прямотой и захватывающей последовательностью показывает, как пустое, бездушное ничтожество обретает чудовищную силу, попирая все человеческое вокруг. Подобная трансформация гротескных образов: от пошловатой вульгарности до жестокого всеподавляющего насилия – не раз встречается в сочинениях Шостаковича, к примеру в той же опере “Нос”. В фашистском нашествии композитор узнал, почувствовал нечто родное и знакомое – то, о чем он уже давно был вынужден молчать. Узнав же, со всей горячностью возвысил голос против античеловеческих сил в окружающем мире… Выступая против нелюдей в фашистских мундирах, Шостакович косвенно нарисовал портрет и своих знакомых из НКВД, долгие годы державших его, как казалось, в смертельном страхе. Война со своей странной свободой позволила художнику высказать запретное. И это вдохновляло на дальнейшие откровения.

Вскоре после окончания 7-й симфонии Шостакович создает два шедевра в области инструментальной музыки, глубоко трагичных по своему характеру: Восьмую симфонию (1943) и фортепианное трио памяти И.И.Соллертинского (1944) – музыкального критика, одного из самых близких друзей композитора, как никто другой понимавшего, поддерживавшего и пропагандировавшего его музыку. Во многих отношениях эти сочинения останутся в творчестве композитора непревзойденными вершинами.

Так, Восьмая симфония явно превосходит хрестоматийную Пятую. Считается, что это произведение посвящено событиям Великой Отечественной войны и находится в центре так называемой “триады военных симфоний” Шостаковича (7-я, 8-я и 9-я симфонии). Однако, как мы только что видели в случае с 7-й симфонией, в творчестве такого субъективного, интеллигентского композитора, каким был Шостакович, даже “плакатные”, снабженные однозначной словесной “программой” (на которые Шостакович был, кстати, весьма скуп: бедные музыковеды, как ни старались, не могли вытянуть из него ни единого слова, проясняющего образность его собственной музыки) произведения загадочны с точки зрения конкретного содержания и не поддаются поверхностному образно-иллюстративному описанию. Что уж говорить о 8-й симфонии – сочинении философского характера, которое до сих пор поражает величием мысли и чувства.

10 легендарных песен периода Великой Отечественной войны

1. «Священная война» на стихи Василия Лебедева-Кумача и музыку Александра Александрова

Эта песня, известная также по первой строчке «Вставай, страна огромная!» стала своего рода гимном защиты Родины от фашистов. В конце июня 1941 года были опубликованы стихи поэта Лебедева-Кумача, после чего композитор Александров практически сразу же написал к ним музыку. Впервые она прозвучала 26 июня 1941 года на Белорусском вокзале, ее исполнила группа Краснознаменного ансамбля песни и пляски СССР. Песня приобрела массовую популярность и транслировалась по всесоюзному радио ежедневно после боя курантов.

Читайте также  История создания балета Лебединое озеро

2. «Жди меня» на стихи Константина Симонова и музыку Матвея Блантера

Стихотворение было написано летом 1941 года и первоначально не предназначалось для публикации. Тем не менее, в январе 1942 года оно появилось в газете «Правда». В этом же году стихи были положены на музыку советского композитора Матвея Блантера. Исполнителями песни в разное время были Эдуард Хиль, Георгий Виноградов, Дмитрий Хворостовский.

3. «В лесу прифронтовом» на стихи Михаила Исаковского и музыку Матвея Блантера

Песня 1943 года, исполнялась советским тенором Георгием Виноградовым под аккомпанемент Краснознаменного ансамбля песни и пляски под управлением Александра Александрова. Исаковский является автором стихов к таким знаменитым песням как «Катюша» (1938), «Снова замерло все до рассвета..» (1946), «Ой, цветет калина» (1950) и др.

4. «Вечер на рейде» на слова поэта Александра Чуркина и музыку Василия Соловьева-Седого

За эту песню, а также за «Песню мщения» и «Играй, мой баян..» композитор Соловьев-Седой был удостоен Сталинской премии второй степени в 1943 году.

5. «Темная ночь» на слова Владимира Агатова и музыку Никиты Богословского

Эта песня была написана в 1943 году для фильма «Два бойца» Леонида Лукова. Главный герой фильма Аркадий Дзюбин (в исполнении Марка Бернеса) поет эту песню ночью под гитару во фронтовой землянке с протекающей крышей. Песня очень полюбилась советским зрителям, ее зачастую включают в репертуар музыкальных концертов на праздновании Дня Победы 9 мая.

6. «Соловьи» на слова Алексея Фатьянова и музыку Василия Соловьева-Седого

Стихи Фатьянов написал на исходе войны в 1944 году, хотя черновики лежали у поэта еще с 1942 года. Благодаря творческому союзу Фатьянова и Соловьева-Седого на свет также появились такие песни как «Потому что мы пилоты» (1945), «Давно мы дома не были» (1945), «Где же вы теперь, друзья-однополчане?» (1945) и др.

7. «Ты ждешь, Лизавета» на слова Евгения Долматовского и музыку Никиты Богословского

Стихи поэта Долматовского были опубликованы в 1942 году. Сама песня была исполнена в кинофильме «Александр Пархоменко» Леонида Лукова. В этой картине ее спел главный герой в исполнении Александра Хвыля.

8. «В землянке» на стихи Алексея Суркова и музыку Константина Листова

Стихи военный журналист и поэт Алексей Сурков написал осенью 1941 года практически «с натуры». Сурков вместе с коллегами-журналистами отправился на фронт, где вместе с батальоном попал под минометный обстрел. Журналисты и офицеры засели в землянке, где вместо репортажа у Суркова родилось стихотворение. Он отправил наброски стиха своей семье, а по возвращении показал их композитору Константину Листову. После публикации песни в газете «Комсомольская правда» она широко разошлась среди фронтовиков, ее исполняли многие творческие коллективы и даже знаменитая советская певица Лидия Русланова.

9. «Заветный камень» на стихи поэта Александра Жарова и музыку композитора Бориса Мокроусова

Песня была написана в 1944 году, считается, что она повествует о событиях, имевших место в реальности. После боев с нацистами за Севастополь по морю уплыла лодка, в которой находилось четверо солдат. Один из них был сильно ранен. Он передал товарищам гранитный камень с севастопольской набережной, чтобы они вернули его обратно в город-герой Севастополь.

10. «Случайный вальс» на стихи Евгения Долматовского и музыку Марка Фрадкина

Стихи поэт Долматовский написал в 1942 году, наблюдая за тем, как отдыхают солдаты и медсестры в прифронтовой полосе. В стихах отразилась грусть этих недолгих встреч и тоска по дому и мирной жизни. После окончания Сталинградской битвы поэт познакомился с композитором Фрадкиным и вместе они записали песню, которую впоследствии исполнял сам Леонид Утёсов.

10 песен о войне

От «Тумана» до «Темной Ночи», от Баснера до «Сплина». Ко Дню Победы «Афиша Daily» выбрала 10 песен, которые лучше всего рассказывают о трагедии Великой отечественной войны, победе в ней и памяти о ней.

«На всю оставшуюся жизнь»

Песня Вениамина Баснера в исполнении Павла Кравецкого и Таисии Калинченко из одноименного четырехсерийного фильма середины семидесятых о медицинском поезде и его обитателях — одно из сильнейших посвящений теме памяти о войне, при том написанных максимально доступно, без дидактизма и лишнего пафоса. Подвиги и слава здесь уравниваются с горем и печалью, как и в фильме, где страшные потери уравновешиваются счастьем избавления, излечения и воссоединения с близкими. Чуткий к правильному наследию советской музыки, Егор Летов перепел эту песню, и у него она зазвучала даже трагичнее, чем в фильме.

«Туман»

Песня композитора Александра Колкера и поэта Кима Рыжова из фильма «Хроника пикирующего бомбардировщика» — о тумане войны, за которым уже все потерялось. Оригинальную версию пел ленинградский композитор Станислав Пожлаков. Автор добродушных хитов вроде «Человек из дома вышел», он и здесь спел о страшном быту войны без лишнего трагизма, слегка буднично, будто с успокаивающей, обнадеживающей улыбкой. Любивший творчество Пожлакова Летов перепел и «Туман».

«Песня о погибшем летчике»

Высоцкий, который написал песен про все и для всех на годы вперед, много пел и про войну. На фоне грандиозных «На братских могилах» и «Он не вернулся из боя» это посвящение погибшим летчикам будто теряется, и зря. Эта песня спета почти без традиционного надрыва, но при том рождает страшное гнетущее чувство: друг погиб, друг никогда не вернется. «Ну а я приземлился, вот какая беда…»

«Темная ночь»

Композитор Никита Богословский и поэт Владимир Агатов буквально за несколько часов придумали эту песню, потому что режиссеру фильма «Два бойца» Леониду Лукову нужна была музыка для одной из цен. Так, в 1943 году появилась одна из самых знаменитых песен о войне. Полностью лишенное героического пафоса тихое послание любимой впоследствии перепевали чуть ли не каждый год к 9 мая и не только, но лучшая версия — оригинальная, в исполнении Марка Бернеса. Из всех каверов близок к идеалу оказался , который сделал Баста, который сделал из нее минималистичный трип-хоп (она по мелодии стала напоминать «Roads» Portishead).

«Блокада»

Про трагедию Ленинграда написаны десятки песен, но большинство пронизаны каким‑то совершенно неуместным пафосом, а сама страшная история остается на втором плане, даже если поется о Тане Савичевой. Редкое исключение — буквально на шесть строчек, одна из которых — цитата из великого стихотворения Ольги Берггольц, песня «Сплина», короткая и пугающая хроника событий. Потом Александр Васильев попробует спеть про Блокаду еще раз, но получится не так убедительно.

«С чего начинается родина»

Композитор Вениамин Баснер часто работал с режиссером Владимиром Басовым и благодаря этому творческому союзу появились сильнейшие сцены советского кинематографа. Как, скажем, в фильме «Щит и меч», когда главный герой после смерти связного в первой же серии оказывается совсем один, а фоном этому — песня про хороших и верных товарищей. Оригинальную версию исполнил Марк Бернес: как и в случае с «Темной ночью», лучше его уже никто не спел.

«Махнем не глядя»

Похожий фокус Басов и Баснер проделывают конце фильма, когда под песню про то, что «солдату лишнего имущества не надо» герой понимает, что нет больше ни линии, ни фронта — кончилась война, а потери безвозвратны. Один из самых недооцененных финалов советского военного кинематографа.

«Номера»

Песня Александра Галича — не про войну, а про то, что остается после нее. Грустная и без лишнего апломба спетая лирика про номера, которые хочется набрать, но никто не возьмет трубку на том конце провода. И от этого осознания становится окончательно невыносимо.

«За того парня»

Изначально написанная композитором Фрадкиным и поэтом Рождественским для фильма «Минута молчания», «За того парня» получила настоящую известность в финале фильма «В бой идут одни старики» в исполнении Льва Лещенко. Тот случай, когда даже за богатой оркестровой аранжировкой совершенно не потерялась человеческая составляющая. На фразе «Над полночью» голос исполнителя будто улетает в небо вслед за героями фильма, и уже невозможно удержаться от слез.

«Где он, этот день?»

Фильм «Вариант «Омега»» про битву умов советского разведчика (Олег Даль) и немецкого контрразведчика (Игорь Васильев) в оккупированном нацистами Таллине остался в тени других лент про наших в тылу врага, а зря — в ней была и неспешность «Мертвого сезона», и лиризм «Семнадцати мгновений весны». Была там и великая заглавная песня в исполнении Даля, который чуть ли не заговорщическим шепотом вопрошает, когда же наступит День победы. Она и сейчас годится хоть в официальный сборник под патронажем Минобороны, хоть в коллекцию советской нестыдной песенной классики.

Читайте также  Биосфера и ее эволюция

Мелодии войны. О чём в Великую Отечественную пели в СССР и у союзников

Речь у нас пойдет прежде всего не об «официальных» военных маршах и тому подобной музыке. И даже не о «Священной войне», сравнивать которую с чем-либо просто невозможно. Это, на мой взгляд, вообще не песня, а некий нещадно рвущий душу гимн воинства, выступающего на сакральную битву с вселенским злом. Ничего и близко подобного по силе и глубине воздействия создать не удалось никому и никогда… Особняком стоят и композиции вроде «Гимна сталинской артиллерии», от которых веет настолько несокрушимой мощью и волей к победе, что дух захватывает по сей день.

Кстати, на Западе кое-кто пытается ерничать по поводу того, что чуть ли не в каждой советской военной песне упоминался товарищ Сталин: у нас, мол Черчилля и Рузвельта так не славили, а у русских и тут была сплошная пропаганда! Что сказать… Не славили – значит, не заслужили. Выбросите верховного из той же «Волховской застольной» и что получится? Одно время, кстати, так и делалось, но сейчас, к счастью, в устах уважающих себя исполнителей песни военных лет звучат как положено – без позорного вымарывания имени творца Победы.

Но, конечно же, есть множество композиций, где даже самый строгий критик не найдет и намека на пропаганду, при первых тактах которых слезы на глаза наворачивались у каждого ветерана Великой Отечественной. «Темная ночь», «Землянка», «Синий платочек»… О войне ли эти песни, ставшие воистину народными, солдатскими, в лучшем смысле слова — окопными? Безусловно. А еще о светлой тоске воина по дому, любимым, мирной жизни, которую он защищает. «Ты меня ждешь, ты у детской кроватки не спишь, и поэтому, знаю, со мной ничего не случится…» Нет, наверное, других строк (разве что за исключением бессмертного симоновского «Жди меня»), с такой силой воспевавших верность солдатских жен и веру воинов в спасительную силу их любви.

Советские военные песни, пусть даже и лирические, торжественны, печальны и пронзительны. Нечто озорное и задорное вроде знаменитой «Брянской улицы» стало появляться уже в самом конце Великой Отечественной, когда нависшая над Родиной смертельная угроза миновала и оставалось только две цели: дойти до Победы и добить врага в его логове. Стоит ли удивляться, что композиции в тоже вроде бы подвергшихся вероломному нападению врага в 1941 году и вступивших в войну Соединенных Штатах звучали совершенно по-иному? На их землю не упала ни одна вражеская бомба, не ступал сапог оккупанта. Их города и селения не пылали в пламени пожаров, да и цена победы, скажем честно, была совершенно другой. Для абсолютного большинства американцев война была чем-то, безусловно, ужасным и трагичным, но бесконечно далеким лично от них.

К примеру, достаточно популярная в 1943 году «This is the army, Mr. Jones» описывает «ужасающие лишения» призванного на службу мистера Джонса, которому теперь приходится обходиться без «отдельных номеров, горничных и завтрака в постель». Бедняжка… Примерно о том же и песенка «Boogie Woogie, Bugle Boy» («Буги-вуги, горнист») – о джазовом трубаче, попавшем в армию на должность горниста и лишенном возможности импровизировать. Правда, умница капитан быстренько собирает для страдающего таланта целый оркестр, в составе которого тот и принимается поднимать боевой дух своих товарищей. Такая вот война – под джаз и буги…

Единственной американской песенкой, прижившейся у нас, стала «Comin’ in on a Wing and a Prayer» («На одном крыле и на молитве»). Ну то есть «На честном слове и на одном крыле» в варианте бессмертного Леонида Утесова, «молитву» из нее на всякий случай убравшего. В остальном перевод очень точный. Справедливости ради стоит упомянуть, что родилась эта композиция «по мотивам» операции «Гоморра», в ходе которой англо-американские ВВС буквально стирали с лица Дрезден и другие не имевшие особого военного значения города Германии вместе с их жителями, отрабатывая свой будущий «коронный номер» — массированные «ковровые» бомбардировки. У каждого своя война…

Великобритания наиболее ярко отметилась в песенной истории войны двумя действительно прекрасными композициями в исполнении певицы Веры Линн: «We’ll Meet Again» («Мы встретимся снова») и «White Cliffs of Dover» («Белые скалы Дувра»). В обеих светлая грусть и робкая надежда на то, что война не сможет отобрать такую хрупкую любовь, свое маленькое личное счастье. «Мы встретимся снова, не знаю, где и когда… Просто продолжай улыбаться», «Мы боремся со злыми небесами, но над белыми утесами Дувра снова взмоют голубые птицы. Просто подожди, и увидишь…» У кого-то «не будут крылья черные над Родиной летать», у кого-то – «голубые птички над утесами». Различия в менталитете, очевидно.

И в заключение — о военной песне, оказавшейся настолько удачной, что ее предлагали даже сделать национальным гимном Франции. Называлась она «Песнь партизан», и вот уж в ней звучали слова никак не о любви и грусти: «Эй, бойцы, берите пули, ножи, убивайте быстрее! Мы идем, мы убиваем, помираем мы…» Здесь война, призыв к сопротивлению врагу, к победе над ним, пусть и ценой собственной жизни, были в каждой строчке. Вот только написала эту композицию русская — Анна Смирнова-Марли, урожденная Бетулинская. Она, увезенная во Францию в трехлетнем возрасте, после нацистской оккупации страны сумела вместе с мужем перебраться в Британию, где и примкнула к Сопротивлению, став его голосом и трубадуром. Песню, за которую Анна впоследствии была удостоена высшей похвалы Шарля де Голля и Ордена Почетного легиона, на французский пришлось переводить…

Душа народа, его неукротимый и непобедимый дух – в его песнях.

Роль музыки в Великой Отечественной Войне 1941-1945гг.

В годы Великой Отечественной войны музыкальное искусство приобрело особое значение. Искусство напрямую участвовало в борьбе народа с врагом. Оно не избегало страшной правды войны, однако в самые тяжкие дни в нем звучали героика, призыв, вера в грядущую победу. Музыкальное искусство было напоено беспредельной любовью к Родине. Стремясь раскрыть и запечатлеть в музыке глубочайший смысл происходящих событий, наши композиторы сумели горячо и вдохновенно откликнуться в самых разных жанрах на животрепещущие темы боевых дней.

Война резко изменила всю музыкальную жизнь страны. Многие театры, музыкальные коллективы, учебные заведения были эвакуированы в тыл, где они напряженно работали. Интенсивной была творческая деятельность композиторов, оказавшихся в эвакуации. Регулярно транслировалась по радио их музыка. Наряду с песнями это были симфонии и оперы. Уже одно их перечисление в статье Г. Казакова говорит о том, как много охватывалось жанров: «Только за один 1942 год, особенно тяжелый для страны, московское радиовещание передало 447 новых произведений советских композиторов».

Роль песни в годы войны была чрезвычайно высока. Они складывались обо всем, что происходило на фронте и в тылу, что согревало души, призывало к подвигу. В них говорилось о патриотизме, о солдатской дружбе, о любви. Песня поддерживала в трудные минуты, приносила утешение, она была необходима человеку как воздух, с ней человеческое сердце не черствело. Но не только солдат поддерживали и согревали эти мелодии. Их женам, матерям, детям они тоже помогали, очень помогали ждать все годы разлуки. У каждой песни своя история, свой путь, и своя судьба. Одни из самых популярных: «В землянке», «Катюша», «Смуглянка», «Синий платочек», «Это в бой идут матросы», «Казаки в Берлине», «Темная ночь» и т.д.

Через несколько дней после начала войны, по радио прозвучала, пожалуй, самая суровая и самая яркая из всех военных песен, когда-либо сложенных людьми. Это песня «Священная война».

Вставай страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!

Пусть ярость благородная
Вскипает как волна!
Идет война народная,
Священная война.

Война вошла не только в песню, но и в симфонию. В сентябре 1941 г., когда враг рвался к Ленинграду, по радио выступил Д.Д. Шостакович. «Час тому назад я закончил партитуру двух частей большого симфонического сочинения, — сказал композитор. — Если. удастся закончить третью и четвертую части, то тогда можно будет назвать это сочинение Седьмой симфонией». Так страна узнала о рождении великого произведения, известного всему миру как «Ленинградская симфония», произведения о войне, о стойкости и беспримерном мужестве советских людей, об их нерушимой вере в победу. Первая часть рисует картину столкновения резко враждебных сил: эпической лирической теме Родины противопоставлена тема фашистского нашествия. Шостакович дал беспощадный портрет фашизма: тупая механическая тема марша стала символом его бесчеловечности.

Читайте также  Ирландский нейтралитет во Второй мировой войне

В 1943 г. Шостакович пишет 8-ю симфонию. Трагедия войны с ее страданиями и миллионными жертвами, вера в победу советского народа переданы композитором с потрясающей силой. «Симфония величия человеческого духа и о родной земле» — так охарактеризовал содержание своей 5-й симфонии С.С. Прокофьев.

В годы войны написаны 22-я, 23-я, 24-я симфонии Н.Я. Мясковского, 2-я симфония А.И. Хачатуряна («Симфония с колоколом»), симфонии В.И. Мурадели, Т.Н. Хренникова, Г.Н. Попова и других мастеров советского музыкального искусства.

Фронтовые театры и концертные бригады.

В годы Великой Отечественной войны артисты драматических и музыкальных театров, филармоний и концертных групп вносили свой вклад в общее дело борьбы с врагом. Огромной популярностью пользовались фронтовые театры и концертные бригады. Рискуя жизнью, эти люди своими выступлениями доказывали, что красота искусства жива, что убить ее невозможно.

Тишину прифронтового леса нарушали не только артиллерийский обстрел врага, но и восхищенные аплодисменты восторженных зрителей, вызывая на сцену вновь и вновь своих любимых исполнителей: Лидию Русланову, Леонида Утесова, Клавдию Шульженко.

473 тысячи концертов дали артисты и музыканты на передовых позициях действующей армии. Свыше 500 раз пела К. И. Шульженко перед воинами Ленинградского фронта в первый год войны. Под вражескими пулями звучали арии из опер, песни, произведения камерной и симфонической музыки.

По радио вся страна слушала голоса А. В. Неждановой, Н. А. Обуховой, С. Я. Лемешева, игру пианистов М. В. Юдиной, С. Т. Рихтера, и многих других известных и любимых артистов. В блокадном Ленинграде оркестр Радиокомитета молчал только в самую тяжелую для города зиму 1941 —1942 гг. Но уже 5 апреля 1942 г. состоялся первый концерт сезона.
Также было принято решение возобновить на Апрелевском заводе прерванное войной производство грам­пластинок. Начиная с октября 1942 года из-под пресса предприятия пошли на фронт грампластинки вместе с боеприпасами, пушками и танками.

Работа музыкантов была напряженной и самоотверженной. Да и не могло быть иначе. Они боролись с врагом как творцы и как солдаты. Многие из них погибли. В одной лишь Московской консерватории на мраморной мемориальной доске запечатлены десятки дорогих имен.

Песни времён ВОв и о войне

Песни Победы

Урок-концерт

Наш урок-концерт посвящается песням времён Великой Отечественной войны и о войне.

Познакомимся с историей создания песен, услышим и споём самые известные из них.

Для этого нужно:

1. прочитать информацию о создании песен, послушать по 1 куплету каждой песни ( всю песню по желанию)

2. выписать в тетрадь тему урока и текст из рамочек; самостоятельно дописать к каждой песне её авторов, год создания.

Великая Отечественная Война 1941-1945 гг. – глобальное историческое событие для всего мира.

Победа далась нашей стране очень дорогой ценой.

Музыка помогла русскому народу выжить в страшное время Великой Отечественной войны, выстоять и победить.

Чтобы выстоять, люди черпали силы в том любимом и дорогом, что их окружало.

Все годы войны бойцов на фронте, людей в тылу поддерживала песня.

Песни о Родине, о встрече и разлуке, об утрате и надежде мотивировали людей на подвиг.

Они стали духовным оружием фронта и тыла. Главная тема песен о войне — защита Родины.

На 1 фото Советские солдаты слушают играющего на баяне танкиста. Позади танк Т-34 в окопе. 1941 г. Автор неизвестен

На 2 фото Советские солдаты и офицеры слушают выступление гармониста в перерыве между боями под Сталинградом. 1943 г. Автор Наталья Боде

Самые известные песни о войне:

«На безымянной высоте»

«Прощание славянки» и многие другие.

Познакомимся с некоторыми из них поближе.

«Священная война»

Музыка Александра Александрова

Слова Василий Лебедева-Кумача

24 июня 1941 г. газеты «Известия» и «Красная Звезда» опубликовали стихотворение Василия Лебедева-Кумача «Священная война». Руководителю Краснознаменного ансамбля песни и пляски Красной Армии Александру Александрову случайно попала в руки газета, и стихи произвели на него такое сильное впечатление, после чего он сочинил для них музыку. 26 июня 1941 г. на Белорусском вокзале при отправке солдат на фронт песню исполнил Ансамбль красноармейской песни и пляски. С октября 1941 г. и до конца Великой Отечественной войны песня звучала каждое утро после боя курантов по всесоюзному радио.

В исполнении хора Академического ансамбля войск национальной гвардии РФ

«Темная ночь»

Музыка Никиты Богословского

Слова Владимира Агатова

В 1943 г. во время работы над кинофильмом «Два бойца» у режиссера Леонида Лукова не получалось снять эпизод, где солдаты сочиняли письмо домой. Луков посчитал, что украшением сцены может стать лирическая песня. Он обратился к композитору Никите Богословскому, который вскоре написал мелодию, автором текста стал Владимир Агатов. В фильме песню исполнил Марк Бернес, сыгравший главного героя — солдата Аркадия Дзюбина.

В исполнении Марка Бернеса

«Случайный вальс»

Музыка Марка Фрадкина

Слова Евгения Долматовского

Стихотворение Евгения Долматовского «Танцы до утра» было впервые опубликовано в одном из февральских номеров газеты Юго-Западного фронта «Красная Армия» за 1942 г. В декабре 1942 г. поэт встретил в районе Сталинграда композитора Марка Фрадкина. У них появилась идея превратить стихотворение в песню. Написанная Фрадкиным и Долматовским в вагоне военного эшелона песня изначально называлась «Офицерский вальс», впоследствии название было изменено на «Случайный вальс».

В исполнении Дмитрия Хворостовского

«Эх, дороги»

Музыка Анатолия Новикова

Слова Льва Ошанина

Поводом к созданию песни была, разработанная и воплощенная режиссером Сергеем Юткевичем 7 ноября 1945 г., театрализованная концертная программа «Весна победная». Для этой постановки композитор Анатолий Новиков и поэт Лев Ошанин написали песню на тему «Под стук колес», ее первым исполнителем был солист ансамбля НКВД Иван Шмелев. Впоследствии авторы переработали песню, превратив ее в самостоятельное, независимое от спектакля произведение.

В исполнении участников проекта «Голос. Дети»

«На безымянной высоте»

Музыка Вениамина Баснера

Слова Михаила Матусовского

Сюжет песни основан на реальных событиях. Во время службы в газете 2-го Белорусского фронта поэт Михаил Матусовский услышал историю о бое у деревни Рубеженка Калужской области. 13-14 сентября 1943 г. 18 солдат 139-й стрелковой дивизии в течение ночи успешно сдерживали натиск превосходящих немецких сил (около 500 солдат при поддержке танков, артиллерии и авиации). К утру из состава группы в живых осталось только двое.

Песня была написана для кинофильма «Тишина» (1963 г.) режиссера Владимира Басова. В фильме ее исполнил Лев Барашков.

В исполнении группы «Город 312»

«Катюша»

Музыка Матвея Блантера

Слова Михаила Исаковского

Стихи Михаила Исаковского долгое время оставались незаконченными и обрывались на первом четверостишии. Закончить текст песни поэту удалось в 1938 г. после знакомства с композитором Матвеем Блантером, который сочинил к ним мелодию. Впервые песня прозвучала в ноябре 1938 г. в Колонном зале Дома Союзов. «Катюшу» исполнила Валентина Батищева в сопровождении государственного джаз-оркестра под управлением Виктора Кнушевицкого.

В исполнении Варвары

«Одинокая гармонь»

Музыка Бориса Мокроусова

Слова Михаила Исаковского

Стихотворение «Снова замерло все до рассвета…» было написано Михаилом Исаковским в 1945 г. После публикации стихотворения в журнале «Октябрь» на него обратил внимание композитор Борис Мокроусов. В качестве мелодической основы для песни он использовал широко известный на фронте напев.

В исполнении Фёдора Добронравова и Елены Образцовой

«Журавли»

Музыка Яна Френкеля

Слова Расула Гамзатова, перевод Наума Гребнева.

В основу песни легло стихотворение «Журавли», написанное известным дагестанским поэтом Расулом Гамзатовым на аварском языке в 1965 г. Оно было переведено на русский язык Наумом Гребневым и напечатано в журнале «Новый мир» в 1968 г.

Публикацию заметил певец Марк Бернес, после чего он захотел создать на эти слова песню. Совместно с Гребневым он внес в текст произведения некоторые изменения, в частности, слово «джигиты» в первоначальной версии перевода было заменено на «солдаты». Затем певец обратился за помощью к композитору Яну Френкелю. Песня была записана Бернесом 8 июля 1969 г., тогда певец уже был тяжело болен. «Журавли» стали последней записью Бернеса.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: