Обычное право казахов 15-18 вв - ABCD42.RU

Обычное право казахов 15-18 вв

Обычное право казахов 15-18 вв

Огольцова Е.Г., Ракаева А., Суттибаева А.

Карагандинский государственный технический университет

История обычного права в казахском обществе

Современная историческая наука независимого Казахстана стоит перед необходимостью переосмысления прошлого на базе широкого круга источников. К числу важнейших проблем в современной истории Казахстана относятся вопросы касающееся обычного права казахов. Формирование национальной правовой системы является основной целью проводимой в Республике Казахстан правовой реформы. Одним из главных принципов реформы должна быть преемственность правовой культуры. Необходимо изучение и использование актуального в настоящее время опыта. В недавнем прошлом важнейшего традиционного казахского социально-правового института — суда биев. Суд биев как обычно-правовое учреждение судебного характера сыграл во многом ключевую роль в формировании и функционировании обычного права казахов, а его правотворческая деятельность — в развитии, обогащении и интеграции казахского обычного права и обычно-правовой системы в целом.

Казахское обычное право относится к числу наиболее обширных систем права такого вида. Обычное право казахов – неотъемлемая часть истории, правовой истории мира. Изучение норм традиционного права позволяет установить степень действия в Казахстане общих закономерностей всемирного исторического процесса.

В истории известны факты о том, что в казахском обществе действовали неписаные узаконения, законоположения, постановления ханов. Из поколения в поколение передавались свод законов Касым хана «К а сым-ханнын каска жолы», что можно перевести как «установления ясновидца Касым-хана» [1].

Казахское обычное право — неписаное право. Оно построено на ряде основных нормативных институтов и на множестве кратких, легко запоминающихся и в то же время выразительных изречений, содержащих основополагающие материальные и процессуальные нормативы.

Основное в нормах обычного права — это их внутреннее содержание, лежащие в их основе принципы. Главное назначение — реализация этих принципов, не искажая их сути и содержания. Например, в области преступлений и наказаний — это принципы кровной мести и уплаты куна; в семейно-брачных отношениях — экзогамный запрет — до седьмого колена родства включительно; в области осуществления правосудия — принципы справедливости, открытости, красноречия. Особенность правовой культуры кочевников заключалась в том, что принцип и правовая норма находились между собой в неразрывной связи, «пронизывали» друг друга. Такое неразрывное единство поддерживало на высоте культурный (духовный) уровень системы, преумножало ее привлекательность. Появление взглядов и представлений правового содержания влекло за собой возникновение принципов, наделенных соответствующей регулятивной силой. А это, в свою очередь, вызывало к жизни волну норм, направленных на разрешение различных ситуаций, многочисленных жизненных противоречий и споров.

Правовые (или юридически значимые) принципы-идеи кочевников условно можно разделить на несколько групп: главный (основной) принцип, промежуточные (общие) принципы и частные принципы. Эти принципы были между собой взаимосвязаны, определяли общую структуру правовой системы и обеспечивали ее внутреннее единство, гармонию и независимость, выражающуюся в способности противостоять внешнему влиянию. Единство принципов обычного права и лежащих в их основе взглядов с правовыми нормами и институтами обеспечивало особое влияние последних на поведение и действия человека. В результате этого нормы и институты обычного права поднялись до уровня цельного явления и получили возможность влиять не только на интеллект человека, но и на его эмоциональную сферу [2]. В этом заключался особый секрет норм и институтов обычного права казахов. Следует отметить, что основной целью норм и институтов обычного права казахов было разрешение споров и конфликтов в обществе. Они возникли из этой необходимости и были подчинены этой цели. Поэтому утверждение, что нормы и институты обычного права казахов изначально преследовали цель системного регулирования межличностных, социальных отношений в кочевом обществе, не соответствует действительности.

Обычно-правовые нормы — особое явление в правовой культуре кочевого общества. Общественный порядок, а значит, и соблюдение норм обычного права основывались на «автономности», самостоятельности, самоуправляемости кочевых коллективов. Возможно, в этом кроется одна из причин того, почему обычно-правовые нормы, поддерживаемые государством, известные кодексы не приобрели в конечном смысле «государственного характера». В таких обществах регулятивную роль играли не законы, установленные государством, а нормы обычного права. Нормы обычного права возникали из повседневной жизненной необходимости, «сами по себе» и признавались как «правовое явление», «правовая действительность». Следовательно, их отличие от норм, установленных государством, заключается в том, что они не нуждались в специальном правотворчестве государства, не зависели от него. Связь между нормами обычного права и государственной властью развивалась постепенно.

Нормы обычного права существовали в официальной и неофициальной формах. В основе перехода норм обычного права казахов из неофициальной в официальную форму лежало усиление центральной государственной власти, установление и активизация правотворческой функции государства [3].

Суд — один из древнейших институтов власти и одновременно органов правотворчества и правового регулирования (в том числе право применения).

Судебная власть, которая принадлежала биям, была достаточно мощной и эффективной ветвью государственности власти и имела исключительное значение в казахском обществе. Она была ведущей формой власти в системе управления. По сравнению с другими ветвями государственной власти судебная власть в условиях кочевого общества была наиболее развитой, максимально реализовала свои возможности, раскрыла свои качества, а иногда даже стремилась охватить и в о брать в себя всю государственную власть. Особая роль судебной власти биев связана с тем, что она была выражением формы относительной самостоятельности кочевых обществ с бытовых, административных, политико-правовых позиций. Би й ская прослойка не имела своей сословной организации. Но не один казахский хан не обходился без совета биев, созываемого в особых и экстренных случаях для согласования и решения важных социально-экономических, военно-политических и правовых вопросов. Пренебрежение мнением биев всегда приводило к падению престижа и изоляции ханствующей династии.

История обычного права казахов свидетельствует об активном участии казахского народа в процессе развития мировой цивилизации. В связи с этим практически невозможно определить первоисточник нормы казахского обычного права, которое, как и вся культура древнего казахского народа, формировалось в результате бесчисленных воздействий и заимствований из внешнего мира. Главным источником казахского обычного права является веками создававшийся и совершенствовавшийся устный обычай «адат».

Действительно, общечеловеческая культура сложилась на почве традиций и обычаев народов. Конкретно-исторический анализ обычного права казахов позволяет более глубоко изучить его различные пласты в политической и правовой системе кочевого общества. Особенностью законодательных актов казахского кочевого общества является то, что они не получили письменного оформления , либо не сохранились и дошли до нас в основном благодаря этнографо-фольклорным материалам. В силу данной специфики обычного права казахов классификация его не укладывается в общепринятую систему классификации законодательных актов оседлых обществ.

Обычное право по своему составу было неоднородным. Оно включало различные по характеру нормы и институты, которые функционируя, переплетались; взаимодействовали друг с другом, влияли друг на друга. Консерватизм обычного права казахов обусловил сохранения в нем, даже в ХІХ веке, норм и целых институтов, корни которых уходят в глубокое историческое прошлое. Поэтому в обычном праве трудно зачастую отличить позднейшие его нормы от древнейших. Где то невозможно установить точное время появления тех или иных правовых обычаев.

Немаловажную роль в становлении степной конституции сыграли бии. Они распологали большими правами в толковании норм, обосновании и внесении решений, а также в определении методов и форм проведения этих решений в исполнение.

Нормы обычного права были тесно связаны с обычаями, традициями и верованиями. Поэтому защита этих обычаев в народе обычно связывалась с защитой себя как народности, как этнического целого. Нормы обычного права, пронизывая различные сферы жизнедеятельности и быта, имели большое значение и в духовной жизни.

Список используемой литературы

1. М атериалы по казахскому обычному праву / Под общ. ред. С. 3. Зиманова. Алматы, 1998 г .

1. Проблемы обычного права . – Алма-Ата: Наука, 1989г.

1. Ахметова Н.С., Кожахметов Г.З. Ереже положения биев. (Сб. Правовых памятников и документов по истории обычного права казахов второй половины ХІХ и начала ХХв.). – Караганда: Издательская группа «Болашак — Баспа», 1997г.

Обычное право казахов 15-18 вв

С какой бы точки зрения мы не подходили, идеи, рожден­ные казахской кочевой цивилизацией, мудрые высказывания, всеобщая правовая философия жизни при решении споров, известные как система обычного права казахов, не потеряла своего значения для независимого Казахстана.

Феномен систе­мы обычного права может оказать свое влияние на интенсив­ное развитие правового государства.

Необходимость глубокого исследования казахского обыч­ного права, формировавшего у народа уникальную правовую культуру, уникальный менталитет, содержательно совпада­ющие с современными общечеловеческими ценностями и принципами права, суть которых заключается в поиске ком­промиссов и стремлении к примирению сторон при конфлик­тах и спорах, является сегодня одной из актуальных проблем в юридической науке, а также в политико-правовом развитии независимого Казахстана.

В этой научной статье рассматриваются общие теорети­ческие вопросы становления и развития основных подходов к пониманию обычного права. Автором отмечается, что систем­ное исследование обычного права началось в новом периоде, в Х1Х веке. До этого периода такие причины, как формирование и укрепление крупных, централизованных государств в Евро­пе, развитие законодательств и достижение очень высокого уровня предмета права, привели к вытеснению изучения во­просов обычного права. Многие юристы, хотя и не отрицали существование обычного права, придерживались точки зре­ния, что единственный источник права — это закон. Ко второй половине Х1Х века в научной среде стало утверждаться при­знание обычаев как отдельного источника права.

Можно отметить, что в правоведческой науке огромную роль в утверждении обычного права как явления, сыграли представители исторической школы, проявляя интерес к нему и показывая самостоятельное значение этого вида права.

Большой вклад в формирование теории обычного права внесли немецкие юристы Ф.К. Савиньи и Г.Ф. Пухта. Концеп­ция обычного права возникает из общего учения о праве исто­рической школы. Представители этой правовой школы пред­лагают рассматривать право в его беспрерывной эволюции, как интенсивно развивающееся явление. В качестве ответа на естественные правовые концепции отметили необходимость недопущения самостоятельных рационалистских действий, отрицательно влияющих на процесс формирования и разви­тия права. Представители правовой школы основали особую теорию формирования права, пересмотрев сложившуюся систему первоисточников права, заново расставив акценты в отношение их ступени. В правовом историческом контексте сторонники этого учения рассматривались как «живой орга­низм».

В отношении данного вопроса юрист Ф. К. Савиньи пи­сал: «Всякий период творит свой мир не для себя одного и произвольно, но устанавливает его неразрывную связь со всем прошедшим».

В прогнозе относительно происхождения права обрел большое значение «народный дух», представляющий общую веру, общее желание определенного народа, присущие ему неповторимые особенности. «Народный дух» определяя со­держание правового сознания народа, превращается в глав­ный правообразующий фактор. Право является смыслом правового сознания народа. Правовые нормы, как явление общей правовой веры, откладываясь в окончательной форме в сознании народа, начинают возникать как самые первые пред­меты обычаев. Обычаи формируют обычное право, как яркое свидетельство «народного духа». вместе с тем, как всесторон­нее свидетельство правового сознания, существует также и за­конодательство в виде рационального официального текста, которое должно соответствовать первоисточнику и правовому сознанию.

По мнению представителей исторической школы, если постоянное несоблюдение известных положений порождает обычаи и обычное право, то выбор некоторых совершаемых действий не бывает случайным, а вполне осмысленным, по­скольку они основаны на позиции, направляющей на такие действия. Эти попытки не обосновывают обычное право, но складываясь в форме обычаев, доказывают существование обычного права еще с древних времен.

В Х1Х веке русские юристы считали, что источником права являются закон и обычай. Эти два последние рассматривались в отдельной правовой области как равные и раздельные источ­ники. Со слов русского юриста Д. И. Мейера народные право­вые позиции гражданско-правового содержания находят свое отражение в обычае и законе. В этом направлении следует рас­сматривать обычай как источник гражданского права. Обыча­ем можно назвать правила, которые соблюдаются постоянно и единообразно, короткое время или длительный период.

В конце 60-х годов Х1Х века в российской правовой на­уке сформировалось учение о правовом позитивизме в каче­стве альтернативы формально догматическому разъяснению права. Это течение было верховенствующим направлением в общей теории права и предметах в области права. Предста­вители правового позитивизма рассматривали право вместе с законодательством как творение государства. Теоретик права Г. Ф. Шершеневич учитывал при определении обычного права не только теоретические, но и практические его стороны. Ссы­лаясь на свои личные историко-теоретические исследования и судебно законодательную практику, Г. Ф. Шершеневич писал: «Обычном правом называются юридические нормы, которые сложились силою бытовых отношений, независимо от верхов­ной власти, и приобрели в сознании общества обязательное значение».

Читайте также  Трудовое прав понятие и источники. Трудовое правоотношение

Один из представителей социального правоведения, те­оретик права Н. М. Коркунов считал обычное право как со­ставную часть права, одним из элементов культуры. Обычное право определяется правоведением как наследие прошлого, поэтому он не гармонирует с субъективным правовым созна­нием нынешнего поколения, лишь определяет развитие пра­ва и его жизненное значение. Постоянные отношения между людьми активизируют правовое сознание. Нормы, складыва­ющиеся через субъективное сознание, отражаются в судебной практике, утвержденной в соответствии с требованиями обще­ственной жизни, в законах издаваемых органами государствен­ной власти, в сложившихся обычаях. Все эти правовые аспекты были освещены в разные исторические периоды в некоторых фундаментальных трудах других исследователей.

Изучая новые подходы в изучении обычного права каза­хов мы делаем попытку анализа существующей в юридиче­ской науке проблемы классификации и функционирования обычного права казахов.

Нами отмечено, что история свода и исследования обыч­ных законов казахского народа, в том числе традиционного казахского права, занимает более двух веков. К сожалению, данная тема включает в себя многочисленные проблемы, не нашедшие своего решения, главные из которых — это взаимос­вязь обычных законов с государством, обществом, этносом, периоды развития или отступления обычных законов, связь обычных законов казахов с мировыми правовыми традиция­ми и содержательный уровень по сравнению с ними.

Научное, то есть на академическом уровне, изучение обычных законов казахов до сегодняшнего дня не нашло пол­ноценной и системной практики. Здесь в основном следует учесть недостаточность теоретических исследований до обре­тения Казахстаном независимости в 1991 году, после которого началась активизация научных поисков в этом направлении. С этой точки зрения огромная роль принадлежит международ­ной научной конференции, прошедшей 22-23 мая 2008 года в г. Алматы на тему «Казахский суд биев — уникальная судебная система». Эта конференция прошла в виде крупного научного форума, раскрывающего исторические, национальные и культурные ценности в период самостоятельного классического развития правосудия биев в казахском кочевом обществе.

Вместе с тем, в ходе конференции ученые во главе с ака­демиком С. З. Зимановым, глубоко рассмотрев обычные зако­ны казахского народа, обсудили такие крупные теоретические вопросы как их основная характеристика, эволюция, место в цивилизации.

Мы останавливаемся на позициях многих исследовате­лей, соглашаясь или подвергая сомнению их взгляды. А также можно отметить, что все исследователи эволюционного раз­вития права казахского общества заметили, что традиционное казахское право не есть только сборник положений законов, а является структурой государственной власти, механизмом, усиливающим способность ханской власти обеспечивать пол­ноценное управление обществом и государством. Это мнение, к сожалению, не нашло поддержки среди исследователей обычного права в последнее время и воспринимается в боль­шинстве случаев лишь как совокупность нормативных правил.

Во второй половине Х1Х века большинство исследовате­лей, занимавшихся обычным правом, не упоминали вообще о казахской государственности и рассматривали правовые нормы, положения раздельно. Это и понятно, с одной сто­роны, поднимать вопросы ханской эпохи, государственности казахского народа, принявшего российское подданство, было нецелесообразным для исследователей с точки зрения поли­тики того времени. Но это сохранялось и в советскую эпоху, большинство исследователей, хотя и писали об обычных зако­нах, обходили их связь с государством. На самом деле, нормы традиционного права охватывали каждую сферу казахского общества.

Необходимо особо подчеркнуть, что имеется много сто­рон возникновения, формирования и развития традиционно­го казахского права. Нормы системы обычного права, являясь составной частью национальной сущности, показывают ее особенности. Изучение обычаев, традиций наравне с другими источниками права, позволяет понять процесс формирования правовых норм, историко-правовую преемственность. Нормы обычного права в качестве регулятора общественных отноше­ний, не только удовлетворяли нужды казахского общества, ре­шали распри, но и раскрывали их значение и содержание.

В настоящее время, несмотря на то, что значение обыч­ного права незначительно в правовой системе многих стран, социальное поведение, отношение к законам определяются правовой сущностью, основанной на обычном праве. В услови­ях интенсивного развития договорных отношений в обществе, особенно в предпринимательской сфере, законодательство, в некоторых случаях, может оказаться не в состоянии полно­ценно регулировать все нюансы имущественных отношений. В таком случае, формируясь отдельно, нормы обычного права, действующие в интересах отдельных групп, лиц, выполняют регулирующие функции. В связи с этим, деятельность тради­ционного казахского права по регулированию современных взаимоотношений, вызывает к себе интерес в правовой сфере и требует глубокого анализа и изучения.

ИБРАГИМОВЖамаладен Ибрагимович
доктор юридических наук, заведующий кафедрой теории и истории государства и права, конституционного права Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева (г. Астана, Республика Казахстан)

Обычное право казахов 15-18 вв

Лекции по предмету: Семейное право

Тема 2. Брачно-семейные отношения по обычному праву казахов

Заключение брака — важный шаг в жизни любого человека. Однако для его заключения не достаточно только желания брачующихся. Государство устанавливает ряд условий, специальный порядок, государственную регистрацию заключения брака. Но, прежде, чем рассматривать правовое регулирование вопросов заключения брака по действующему законодательству, обратимся к обычному праву казахов.

В XV-XVIII вв. у казахов господствовала малая индивидуальная семья, состоявшая, как правило, из супругов, престарелых родителей и не вступивших в брак детей. Существование большой патриар­хальной семьи противоречило особенностям кочевого скотоводчес­кого хозяйства, требовавшего дисперсного размещения хозяйства, особенно в зимнее время.

Главой семьи считался муж, обладавший правом распоряжения всей собственностью, однако, не в ущерб интересам других членов семьи. Жена распоряжалась собственностью наряду с мужем. Вдова получала права главы семьи до совершеннолетия сыновей при усло­вии проживания среди родственников мужа.

Обычное право строго регламен­тировало правовое положение детей. «Достигшие совершеннолетия и женившиеся сыновья имели право выделиться и создать новую семью, получив часть имущества и скота отца — енші.

Размер надела зависел от состоятельности отца. Младший сын кенже являлся основным наследником и не выделялся. После смерти отца, выделенные сыновья уже не могли претендовать на часть на­следства. Лишить права енші. отец не мог, сыновья, имеющие право на выделение, могли обращаться в суд с его требованием». [7]

Права дочерей были значительно уже. Отец обязан был выдать их замуж с приданым, после чего дочери не имели права на наслед­ство. Незамужние дочери имели право на половину надела сыновей.

Наследование по завещанию у казахов отсутствовало, перво­очередными наследниками были сыновья, жены, братья и близкие родственники по отцовской линии. Только треть имущества можно было завещать по своему усмотрению.

Кочевой образ жизни, требовав­ший активного участия женщин в производственной деятельности, обусловил большую свободу казашек в семье и общественной жизни. Вместе с тем казахское обычное право предусматривало полигамию. «Адат не ограничивал, подобно исламу, количество жен, большая часть семей была парными, и лишь состоятельные казахи могли себе позволить двух жен. Большее количество жен было редкостью. Старшая жена — б є йбіше пользовалась более широкими правами по сравнению с младшей — то ќ ал, но каждая жена в обязательном порядке выделялась в отдельное хозяйство.

Обычное право оговаривало обособленность имущества жены. Она была собственницей своего приданого и скота, полученного от мужа при выделении в самостоятельное хозяйство. Муж не имел права распоряжаться приданым жены, при разводе приданое остава­лось за ней.

Адат запрещал брак между родственниками по отцовской линии до 7-го колена. Исключение составляли лишь сул­таны и кожа. Обычное право знало следующие основные формы брака, тесно связанные друг с другом:

1. калымный брак ( ќ алы њ мал);

2. безкалымный брак (бел куда);

3. колыбельный сговор (бесік куда);

4. обменный брак (карсы куда);

5. брак с похищением;

6. брак с отработкой;

7. левиратный брак ( є мангерлік);

8. сороратный брак (балдыз алу).

Основной и господствующей формой брака был калымный брак, т. е. женитьба путем сватовства и выкупа невесты за калым. Пе­реговоры родителей жениха и невесты о будущем браке, размере калыма, приданом, расходах на свадьбу и т. п. завершались заклю­чением договора куда тусер, скреплявшегося употреблением особого ритуального блюда ќ‰ йры ќ -бауыр. После этого сватовство юридически считалось свершившимся. Сватовство и ответное посе­щение дома отца жениха сопровождалось подарками обеих сторон — кит. Полная уплата калыма юридически означала оформление брака, после чего устраивалась свадьба в аулах невесты и жениха». [8]

Безкалымный брак практиковался в довольно редких случаях, когда двое мужчин заключали договор побратимства -тамырлы ќ . При этом они заранее договаривались поженить своих будущих детей без уплаты калыма. К колыбельному сговору прибегали семьи сред­него достатка. При нем размеры калыма были значительно меньше, чем при обычном калымном браке. При обменном браке общины заключали два перекрестных брака, при этом калым не выплачивал­ся. Все же остальные обряды и обычаи, характерные для обычного брака при безкалымном, обменном браке и колыбельном сговоре сохранялись.

Обычное право знало несколько вариантов брака с похищением, причем отношение адата к ним было различным. Похищение жени­хом засватанной невесты при нарушении ее отцом условий сватовст­ва не считался тяжким преступлением, особенно при уплаченном калыме. В этом случае сторона жениха ограничивалась выплатой небольшого штрафа и примирением со стороной невесты.

Похищение засватанной чужой невесты считалось тяжким пре­ступлением. Если девушка оставалась у похитителя, он обязан был уплатить штраф в размере двойного калыма, а в случае ее возврата прежнему жениху штраф равнялся сумме калыма. Если родственники невесты были причастны к похищению, то они полностью возвраща­ли калым жениху и платили штраф.

Похищение не засватанной девушки с ее согласия сопровождался обращением к ее родителям с просьбой о прощении и уплатой штра­фа. В этом случае начиналась обычная процедура сватовства и же­нитьбы, но родители невесты могли отказаться от выделения придан­ного. Похищение без ее согласия считалось тяжелым преступлением, виновные подвергались большому штрафу.

Не имеющие родственников мужчины нередко прибегали к браку с отработкой за калым. «В этом случае жених работал в семье отца невесты до тех пор, пока не вносил весь выкуп и после женитьбы оставался в ауле тестя. Такого приемного зятя называли куш куйеу (рабочий зять). Отсюда произошло и их насмешливое прозвище к ‰ шік-куйеу (зять-щенок).

Одной из древних форм брака, бытовавшей с древних времен был левиратный брак аме њ герлік. Согласно обычному праву в случае смерти мужа вдова должна была выйти замуж за его братьев или других близких родственников — аме њ геров.» [7] Целью данной формы брака было желание сохранить хозяйство от дробления и оставить детей в общине отца. Предпочтение отдавалось брату-близнецу, затем другим братьям, а при их отсутствии — двоюродным братьям. Вдова имела право выбора, в этом случае имеющие право на аменгерский брак братья получали от избранника подарки. Если вдова имела детей, она могла отказаться от вторичного замужества, оставаясь главой семьи до совершеннолетия сыновей. Обычное право пред­усматривало возможность брака вдовы с мужчиной другого рода, в таком случае он должен был уплатить общине бывшего мужа калым и, кроме того кун за взрослого мужчину. Аменгерство распространя­лось не только на жену, но и на невесту, за которую уплачен калым.

В случае смерти жены муж имел право жениться на не засва­танной младшей сестре жены. Однако ее отец имел право отказать в женитьбе, т. к. сороратное право не было таким же обязательным, как и левиратное. В случае согласия отца выплачивался уменьшен­ный балдыз ќ алы њ и половинное приданое.

Кроме основных форм брака у казахов в XV-XVIII веках практи­ковались браки на пленницах, захваченных в войнах. В этом случае процедура брака была упрощенной, калым и приданое отсутствова­ли, часто пленницы были на правах наложниц, становясь законными женами только после рождения детей.

« Размеры и состав калыма — выкупа за невесту, различались в зависимости от региона и состоятельности брачующихся сторон. В Западном Казахстане калым выплачивался жиырма, т. е. двадцатью кобылицами. Самый высокий выкуп равнялся шести жиырма, каждый из которых мог заменяться на 60 овец или 4 верблюдов. В Среднем и Старшем жузах размеры калыма равнялись 7,17,27,37 или 47 головам скота. Самым распространенным был калым ќ ыры ќ жеті — 47 голов, в составе которых были две приплаты

Читайте также  Монтаж электрической схемы управления электродвигателем

— басы жа ќ сы (хорошее начало) и аягы жа ќ сы (хорошее окончание), составлявшее в сумме до 9 верблюдов. Каждый верблюд равнялся пяти лошадям, поэтому калым доходил до 77 кобылиц. Семьи средне­го достатка платили калым в 27-37 лошадей, а бедняки — дінала ќ ќ алы њ — символический подарок. В состав калыма могли входить также рабы и рабыни, оружие, ценные вещи, виды скота могли за­меняться другими. Так, вместо одной кобылицы можно было дать 4-5 овец, а вместо верблюда — 20 овец. Кроме того, калым можно было уплатить деньгами или драгоценностями. В состав приданого:

— жасау, входило все движимое и недвижимое имущество, отдавае­мое отцом невесты молодой семье при выдаче ее замуж. Состав при­даного не определялся так же строго, как состав калыма, однако в него входили свадебная юрта — отау, комплекты одежды, постельные принадлежности, утварь, домашний скот, головной убор невесты – с є укеле, часто украшавшийся драгоценностями и стоивший очень дорого. Обычно приданое примерно соответствовало размеру ка­лыма». [8,С.106]

Таким образом, семейно-брачное обычное право казахов было полностью приспособлено к полукочевому скотоводческому хозяйст­ву и соответствовало социально-экономическим отношениям, гос­подствовавшим в обществе.

Таковы особенности правового регулирования семейно – брачных отношений по обычному праву казахов.

Источники казахского обычного права.

Источниками обычного права казахов XV-XVIII являлись:

· устный обычай (адат или зан)

· практика суда биев или судебный прецедент (бидiн билiгi)

· положение съезда биев (ереже)

Все три источника обычного права взаимосвязаны и имеют самостоятельное значение.
Устный обычай (адат ) – как регулятор общественных отношений людей, является самым древним комплексом нормативов поведения. Сила обычаев обуславливалась тем, что они сформировались и развились внутри самого общества, как естественный продукт и непременный атрибут жизнедеятельности кочевого общества.
Обычаи, санкционированные государственной властью, превращались в правовой обычай. Как правило, они нигде специально не фиксировались, передавались устно из поколения в поколение в виде лаконичных, выразительных и быстро запоминающихся словосочетаний и норм, изречений и пословиц.
В истории Казахстана делались неоднократные попытки кодификации обычного права, придания обычаям силы обычно- правового Закона. Так, в первой четверти XVI века Касым хан серией своих судебных решений подтвердил важность и признанную силу ряда «древних норм». Этот акт вошел в историю как «Установление Касым хана» (Касым ханнын каска жолы).В судебных решениях биев XIX в. нередко встречаются ссылки на авторитет установления Касым хана. Аналогичное правовое установление приписывается Есим хану. В начале XVII века был разработан новый кодекс, известный как «Есiм ханнын ескi жолы» (Древнее установление Есим хана). Принятие кодекса происходило одновременно с серьезным реформирование политической системы казахского ханства.
Более известна попытка кодификации обычного права, принятая в конце XVII века при правлении Тауке хана. Кодекс, разработанный с участием трех известных биев получил название «Жеты — жаргы» (Семь установлений). До наших дней дошли лишь некоторые фрагменты этого документа записанные в XIX в. г.Спасским и А. Левшиным. Тем не менее принято считать, что «Жеты -жаргы» состояло из 7 разделов.

· Закон о земле (жер дауы). В нем обговаривалось решение споров о пастбищах и водопоях.

· Семейно-брачный закон. Устанавливал порядок заключения и расторжения брака, права и обязанности супругов, имущественные права членов семьи.

· Военный Закон. Регламентировал отправление воинской повинности, формирование подразделений и выборы военачальников.

· Положение о судебном процессе. Обговаривало порядок судебного разбирательства.

· Уголовный Закон. Устанавливал наказания за различные виды преступлений, кроме убийств.

· Закон о куне. Устанавливал наказания за убийства и тяжкие телесные повреждения.

· Закон о вдовах. (жесир дауы) регламентировал имущественные и личные права вдов и сирот, а также обязательства по отношению к ним общины и родственников умершего.

Судебный прецедент.
Правовые обычаи постоянно дополнялись и изменялись практикой суда биев, также бывшей одним из источников казахского обычного права. Решения известных биев по делам нерегламентированным правовым обычаем, служили образцом для разрешения подобных дел в будущем, приобретая характер прецедента. Так, например, посредством судебных прецедентов бии вносили в обычное право некоторые нормы шариата, карающие за отступление от требований ислама.
Положения съезда биев.
Некоторые сложные дела, затрагивающие интересы разных объединений рассматривались не одним бием, а коллективом судей. Бии договаривались о том, какими нормами обычного права они будут руководствоваться при рассмотрении определенных судебных дел. Эти положения – ереже – сами затем становились источником права.

24. Реформа 1822 года в Среднем жузе.

В Среднем жузе система колониального управления также претерпела ряд изменений. В 1822г. Сибирь была разделена на Западную и Восточную. В Западную часть вошли Тобольская, Томская губернии и Омская область. К последней были причислены и казахские земли Среднего жуза.
Так, в 1822г, ханская власть в Среднем жузе была упразднена и вводится новая система управления, разработанная в1822г. видным государственным деятелем России XIX в, генерал-губернатором Сибири М.М Сперанским. Реформа называлась » Устав о сибирских киргизах». По нему Сибирь была разделена на две части: Восточную-с главным управлением в Иркутске, и Западную-с центром в Тобольске, а с 1839г.-в Омске. В Западную Сибирь вошли области: Тобольская, Томская и Омская, к которой была присоединена территория казахской степи, занятая кочевьями Среднего и частью Старшего жузов. Она получила название » Область сибирских киргизов «, для которой и был разработан в 1822г. » Устав о сибирских киргизах «.
По » Уставу » «область сибирских киргизов » разделялась на внешние и внутренние округа. Во внешние округа вошли казахи,кочевавшие за Иртышом. Округа разделялись на волости и аулы. В округ должно было входить от 15 до 20 волостей, в волость-от 10 до 12 аулов, в аул-от 50 до 70 кибиток. Образование округов , тесно связанны с пограничными управлениями, должно было содействовать военной колонизации Восточного Казахстана. Каждый округ получал определенную территорию. С 1822 по 1844гг. были образованы округа : Акмолинский, Кокчетавский, Каркаралинский, Баянаульский, Атбасарский, Аягузский (Сергиопольский), Кокпектинский и Алатауский. В новые территориальные образования входило, помимо Среднего, также значительная часть Старшего жуза.
Каждый округ возглавлялся окружным приказом, куда входили председатель-старший султан и заседатели- два российских заседателя, назначаемых областным правлением, и два из числа казахов по выбору. В состав приказа также входил командир казачьего отряда, расквартированного при ставке старшего султана. Округом формально управлял старший султан, опираясь на казачьи отряды. Он имел чин майора российской службы и считался чиновником. За десятилетнюю службу старший султан получал дворянское звание.

25. Общественно-политический строй Западно-Тюркского каганата. На территории от рек Или и Чу на юго-востоке до Волги и Иртыша на севере и востоке в 603-704 гг. существовал Западно-Тюркский каганат. Столицей и зимней ставкой государства был город Суяб, расположенный на реке Чу. Летняя ставка Мынбулак. В VII в. этнополитическую основу Западно-Тюркского каганата составляли «он ок будун» («десять племен»). Представители власти с титулами ябгу, шад, эльтебер принадлежали к роду кагана. Вассальное, оседлое население Жетысу, завоеванное тюрками, назывались татами. Судебные функции выполняли представители власти с титулами буруки и тарханы. Основное население Западно-Тюркского каганата состояло из карабудунов, именно они облагались различными повинностями. В государстве действовала повинность «кровного долга», по которому выделялись люди для прохождения военной службы, существовало и рабовладение, в рабство попадали военнопленные. На завоеванных Западно-Тюркским каганом территориях сборщикам налогов присваивалась должность «селиф». «Селифами» и своими наместниками на завоеванных территориях каган назначал лиц из местных жителей, что укрепляло положение каганата. Свидетельством могущества и международного авторитета Западно-Тюркского каганата является оказание им военной помощи Византийской империи в 627 году. Борьба между господствующими племенами нушеби и дулу привело к ослаблению Западно-Тюркского каганата, чем воспользовался Китай и в середине VII в. вторгся на территорию Семиречья. Западно-Тюркский каганат теряет свою независимость в 704 г. В 682 году в результате войны с Китаем восточные тюрки на территории современной Монголии восстановили свое государство и в 682-744 гг. подчинили себе территории Казахстана, Центральной Азии и Южной Сибири. В 744 году на территории восточных тюрок возник Уйгурский каганат. Воссоздали и укрепили Восточно-Тюркский каганат Бильге-каган и Культегин.

5век племя Ашина перекачевало на территорию Алтая и вошла в состав жужаней. В 552г.правитель турок Бумын принят титул «Иль зан»-образовалось «Тюрк эли» чёрное море-тихий океан, делившийся с 555г. на западную(Казахстан, Ср.Азия, Часть Вост Туркестана). и восточную части.603г.-Западная часть самостоятельное гос-во.Носил название «Он ок эли» — «держава 10 стрел» Стрела – округ. Левое и правое крыло – граница р.Или. ГОС УПРАВЛЕНИЕ:почти такое же как и вост коганата, тюркского каганата. Глава:Коган(род ашина,699-759 тюргешская династия) С 759 Джабгу карлуков сместил тюргешского Когана. Улуг- второе лицо.. Источник власти: Тенгри (небесная сила наделяющая,кут-харизмой).Лествичная система наследования.Правители уделов – Иркины, чоры после представители ябгу Когана –шады. Чиновник – бег(князь).В подчинённых территориях-местные правители, в 8 веке – наместники Кагана – тудуны. ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА: облажение зависимых территорий податями, монополия на торговлю шёлком. Собственная денежная система.

Тема 6. Право казахов XV-XVIII веков

1. Характерные черты обычного права казахов.

2. Источники обычного права.

3. Суд и судебный процесс.

1.На протяжении столетий на территории Казахстана господствовало обычное право — совокупность юридических обычаев, санкционированных и гарантированных государственной властью, соблюдающихся в принуди­тельном порядке в целях сохранения существующих общественных отно­шений. Обычное право казахов обозначалось термином «адет» или «зан». Сложившись на протяжении длительного времени, оно было тесно пере­плетено со всей социально-экономической и политической жизнью кочевого общества и характеризовалось следующими чертами:

1. отсутствие разграничения уголовных преступлений и гражданских исков, отсутствие понятия государственного преступления;

2. относительная гуманность системы наказаний;

3. нормативная разработанность и детальное регулирование отношений имущественной ответственности и семейно-брачных отношений;

4. незначительное влияние писаного законодательства;

5. наличие системы внутриобшинных и межобщинных обязательств, имеющих характер норм права.

2. Источниками обычного права казахов XV-XVIII веков являются:

1. правовой обычай;

2. судебный прецедент;

3. положения съездов биев (ереже).

Шариат не играл большой роли в правовой системе. Этому способствовала принад­лежность степняков к ханифитскому толку суннизма, признающему самостоятельное значение обычного права там, где экономические и социальные отношения не соответствовали нормам шариата.

Обычай, как регулятор общественных отношений людей, является самым древним комплексом нормативов поведения. Обычаи, санкционированные государственной властью, превращались в правовой обычай, носивший у казахов название адет или зац. Периодически правители казахского ханства предпринимали попытки кодификации обычного права (Истинные установления Касым хана, Древние установления Есим хана, Жеты Жаргы Тауке хана).

Правовые обычаи постоянно дополнялись и изменялись практикой суда биев (бидiн билiгi). Решения известных биев по сложным делам или делам, нерегламентированным правовым обычаем, служили образцом для разрешения подобных дел в будущем, приобретая характер прецедента.

Некоторые сложные, затрагивающие интересы разных объединений дела рассматривались не одним бием, а коллективом судей. Прежде, чем приступить к рассмотрению дел, бии договаривались об общих нормах права, которыми они будут руководствоваться. Эти положения назывались ереже и в большинстве случаев не записывались.

3. В казахском обществе XV-XVIII веков основной судебной властью обладал суд биев. Юридически выполнять функции бия мог любой свободный общинник, обладающий достаточным авторитетом, знанием норм обычного права и красноречием. Кроме того, высшей судебной властью обладал хан, имевший право пересматривать решения суда биев.

В казахском обычном праве дело не могло возбуждаться по факту преступления, процесс начинался только по инициативе потерпевшего. Истец именовался даулаушы или талапкер, а ответчик — жауап 6еруш1 или жауапкер. Кроме того в процессе участвовали представители истца и от­ветчика, свидетели — айгак, и присягатели — жан беруш1. Суд по казахскому обычному праву был гласным, состязательным, все дела, как уголовные, так и гражданские имели исковый характер.

Читайте также  Классическая школа управления

Бии выбирались по взаимному соглашению сторон, причем бию мог быть дан отвод, но только до начала процесса. Рассмотрение дела начиналось с обряда бросания перед судьей плетей истцом и ответчиком. Это символизиро­вало согласие обеих сторон с составом суда и с будущим решением бия.

Прежде чем начать процесс, бий предлагал сторонам примирение и в случае отказа начинал слушанье. Обычно это происходило при большом стечении народа, причем не только заинтересованных людей, но и всех желающих.

Суть дела излагалась в устной форме истцом или его представителем, ответчик также мог изложить свою версию сам или через представителей. Бий мог вызвать свидетелей, явка которых обеспечивалась заинтересованной стороной.

Казахское обычное право предусматривало различный подход к свидете­лям в зависимости от их социального статуса. Не принимались свидетельства женщин, ближайших родственников истца и ответчика, несовершеннолетних, лиц, подвергавшихся телесным наказаниям, а также лиц, признанных сума­сшедшими.

Одним из важнейших институтов судебного процесса в казахском обычном праве был институт присяги — жан беру. К нему прибегали в случае невозможности другими путями выяснить истину. Ин­тересно, что присягали не сам истец и ответчик, а их родственники по выбору противной стороны. Присягатель должен был в торжественной обстановке поклясться в невиновности обвиняемого. Отказ присягателя от очистительной присяги автоматически вел к вынесению обвинитель­ного приговора.

Приговор бия выносился устно, после его объявления проводился обряд алажiп разрезание пестрой веревки, символизирующий завершение судебного процесса. Бий получал вознаграждение бил1к 10% от суммы иска и все штрафы, назначенные нарушителям процессуальных норм во время суда.

Исполнение решения суда биев возла­галось на ответчика, однако при отказе истца выполнять приговор прибегали к институту барымты насильственного угона скота. Проигравшая в суде биев сторона имела право на обжалование приговора в ханском суде.

Таким образом, целью суда был не столько поиск истины, сколько примирение сторон и прекращение конфликта.

Казахское ханство (XV–XVIII вв.)

Точкой отсчета в становлении казахской государственности принято считать появление в 1456 г. Казахского ханства. Образование Казахского ханства было тесно связано с историей как Золотой Орды, так и Могулистана. К XIV–XV вв. основная часть территории Казахстана входила в состав Золотой Орды. Юг и Семиречье современного Казахстана входили в состав Могулистана — государства чагатаев, образовавшегося в 1370 г. после захвата власти в Средней Азии эмиром Тимуром. Со второй половины XIV в. начинается процесс дробления, а затем и распада Золотой Орды. На территории Казахстана появляется множество различных удельных ханств, среди которых выделяется образование, названное историками Государством кочевых узбеков. Наибольшего могущества это ханство достигает при хане Абулхаире (1429-1468 гг.). Население данного ханства составляли узбек-казахи. В конце 50-х гг. XV в. султаны Джанибек и Керей с племенами алшинов, аргынов, кереев, кыпчаков и жалаиров откочевывают на территорию Могулистана. В 1456 г. на территории современного южного Казахстана султан Керей был избран ханом — верховным правителем казахов. Этот момент в истории становления казахской государственности принято считать стартовым. С момента появления на карте Центральной Азии Казах ского ханства слово «казах» становится этнонимом — названием народа. С появлением Казахского ханства начинается постепенный процесс его расширения, происходящий за счет добровольного присоединения различных казахских родов.
Среди политических деятелей того периода ученые выделяют хана Касыма (1511-1518 гг.), хана Хак-Назара (1538-1580 гг.), хана Тауeкела (1582-1598 гг.) и хана Есима (1598-1628 гг.) как личностей, сыгравших в формировании и упрочении Казахского ханства важнейшую роль. При хане Есиме процесс объединения казахских родов в единое государство завершается. К этому периоду относится разделение казахского народа на три жуза: Старший (Улы), Средний (Орта) и Младший (Киши).
Жуз — это хозяйственный и географически относительно обособленный район, населенный группой общин, который до образования казахского этноса являлся территорией племенного союза. Само слово «жуз» означает «часть», «сторона». В основе образования жузов лежало объединение отдельных родов и племен в племенные союзы.
Семиречье — родина Старшего жуза — является одним из главных центров этногенеза складывавшейся казахской народности. Старший жуз населяли следующие роды: уйсунь, канлы, дулат, албан, суан, жалаир, сиргели, ошакты и другие объединения, большая часть которых по своему происхождению была связана с древнейшими насельниками Жетысу. В русских источниках Старший жуз назывался иногда Уйсуньской Ордой и Большой Уйсуньской Ордой.
Другой обособленный район кочевания находился к северу от Жетысу. Здесь основные зимовки располагались в районах Сырдарьи, Каратау и Моюнкумов, а летовки — по притокам рек: Тобыла, Есиля, Нуры и Сары-Су, в районах Центрального Казахстана. На этих обширных землях обитали основные объединения Среднего жуза: кыпчаки, аргыны, найманы, кереи, конраты, уаки. Однако синонимом Среднего жуза стало наименование союза Аргын. Уже в XVII в., как и сейчас, аргыны составляли значительное число жителей Среднего жуза.
В Западном Казахстане также был свой, относительно замкнутый район зимовок и летовок. Зимние пастбища находились в низовьях Сырдарьи, Жаика, в районе слияния Ыргыза и Торгая, а также в других местах, а летние — по притокам Жаика, в верховьях Тобола, по Ыргызу, в Мугоджарских горах. Здесь образовался Младший жуз, из трех родоплеменных групп (союзов) — алимулы, байулы и жетиру Кочевое население Младшего жуза было связано с оседлыми районами Едиля и Жаика. Несмотря на относительную обособленность, представители всех трех жузов говорили на одном языке. Существовали мелкие различия в диалектах, но они прекрасно понимали друг друга. Были также некоторые отличия в бытовом укладе, в одежде, утвари, фольклоре. Социальные отношения казахов были обусловлены кочевым образом жизни – одомашнивание скота и выпас его на пастбищах, а также последующая обработка получаемых продуктов хозяйства. Одной из самых ранних форм собственности являлась собственность на скот, это явление способствовало углублению имущественной и социальной дифференциации. В то же время, по мнению ряда ученых, частная собственность на землю, в отличие от оседлых обществ, отсутствовала. Земля принадлежала общине или роду. Маршруты кочевок были выработаны многовековым опытом. Летом казахи пасли скот на возвышенностях, зимой – в низменностях.
Также часть казахов занималась земледелием, в основном в Южном Казахстане, Семиречье, в районах рек Чу, Талас, Сырдарья и Арысь.
Определенное место в хозяйстве казахов занимали ремесла и домашние промыслы, связанные с обработкой продуктов скотоводства: кожевенное, кузнечное, сапожное дело. Также развивались плотницкое и ювелирное ремесла. Социальная организация казахов представляется в первую очередь как сочетание различных связей, основной из которых выступала генеалогическая. Крупные группы, даже этнос, в представлениях самих казахов являлись результатом сегментации одной первоначальной семьи. Для казаха семья до сих пор является ключевым понятием.
Социально-экономические отношения, существовавшие в кочевых обществах, были весьма своеобразными. В традиционном казахском обществе сосуществовали три большие социальные группы. Определяющим фактором служило не имущественное положение, а социальный статус.
Высшим сословием в социальной структуре являлось сословие «ак-суйек» («белая кость»), в которое входили торе и кожа. Считалось и считается, что торе – это потомки Чингисхана. Кожа считались потомками первых проповедников ислама и пользовались среди казахов огромным авторитетом. В традиционную систему жузов представители торе и кожа не входили и считались степной аристократией.
Среднее сословие — «кара-суйек» («черная кость») — было наиболее многочисленным: это семьи, ведущие самостоятельное хозяйство. Они были основной силой рода, его человеческим, военным, производственным ресурсом.
В среде «черной кости» выделялось несколько групп, имевших профессионально-административный характер. Это бии и батыры. Бии — наиболее авторитетные люди в степи, исполнявшие в своей общине административные и судебные функции. Батыры-военачальники выдвигались обычно во время военных столкновений и возглавляли ополчения объединений. Самую низшую сословную группу составляли кулы — рабы, практически не имевшие никаких прав. Однако институт рабства в кочевом обществе был развит не так сильно, как в оседлом, и страта кулов была незначительной. Именно такая социальная организация была присуща Казахскому ханству, занимавшему к середине XV в. территорию Западного Семиречья, долины рек Чу и Талас.
Казахское ханство не было централизованным государством, и на его политико-административном устройстве сказывались условия кочевого образа жизни и быта населения. Ханство состояло из феодальных владений — улусов, во главе которых стояли султаны-чингисиды. Главой государства был хан, совмещавший в своем лице верховные полномочия (гражданские, военные, административные).
Наибольшего расцвета Казахское ханство достигло в XVII в., при хане Тауке (1687-1717 гг.). К этому периоду ученые относят возникновение и закрепление правовой базы казахского общества — свода законов «Жетi Жарғы» («Семь установлений»). Этими правилами регулировались земельные, военные, судебные, семейные отношения; в них также оговаривались наказания за уголовные преступления.
Судопроизводство было основано на обычном праве — адате и мусульманском праве — шариате. Судебные функции исполняли бии-родоправители. Особо сложные дела рассматривались съездом биев. В разбирательстве некоторых дел принимали участие султаны и даже хан. За разбор дел бии, султаны и хан получали вознаграждение – бийлик, ханлык, а также различные подарки.
Если ответчик уклонялся от суда или исполнения его решения, то истец имел право произвести барымту (насильственный угон скота).
Согласно «Жетi Жарғы» обычно уголовная ответственность распространялась лишь на непосредственного виновника, вместе с тем широкое распространение получил и принцип коллективной ответственности общины. Так, если ответчик не являлся на суд или не выплачивал положенного куна, то штраф взыскивался со всей общины. В таких случаях членам общины предоставлялось право поступать с ответчиками по своему усмотрению. Такой меры наказания, как лишение свободы, у казахов не существовало, не было и тюрем.
После смерти хана Тауке феодальные междоусобицы обостри-лись, в результате чего Казахское ханство оказалось политически раздробленным. В этот период осложнилась и внешнеполитическая обстановка. С запада на Казахское ханство совершали набеги волжские калмыки и яицкие казаки, с севера – сибирские казаки, с Яика – башкиры, с юга – бухарцы и хивинцы. Однако главным врагом были джунгары – западномонгольские племена, объединившиеся в Джунгарское ханство. В степь джунгары продвигались постепенно: ожесточенные схватки сменялись перемириями, в результате которых набеги на какое-то время прекращались. Однако мирные передышки были недолгими. Джунгарское ханство крепло, росло, требовало новых ресурсов. Весной 1723 г. джунгары начали массированное нашествие на земли Казахского ханства. В истории это время получило название «годы великого бедствия». Казахи были вынуждены отступить, откочевав в пределы Хивы, Самарканда и Бухары.
Получив временную передышку, горя жаждой мщения, казахский народ сумел сплотиться и начать вооруженное сопротивление. Уж е через год казахи, под предводительством видного полководца Абулхаира, одержали победу в ряде сражений, освободив от джунгар Отрар, Шымкент, Туркестан и Сайрам. В 1726 г. состоялся съезд авторитетных лидеров всех трех казахских жузов, результатом которого стало избрание сардара – верховного главнокомандующего объединенными казахскими войсками. Сардаром стал хан младшего жуза Абулхаир, под руководством которого казахское ополчение выиграло несколько сражений. Самые яркие из них – битва при Буланты – местности в предгорьях Улытау (Центральный Казахстан), и Анракайская битва, произошедшая возле озера Алаколь.
Несмотря на одержанную победу, хан Абулхаир отозвал свое многочисленное войско и ушел в свои родовые земли, к западным границам Казахстана. Это было вызвано тем, что по договору он, как одержавший победу над джунгарами, должен был занять трон казахского хана. Однако на место хана уже был избран султан Абильмамбет, что стало для хана Абулхаира серьезным оскорблением.
В очередной раз началась борьба за власть, произошел раскол Казахского ханства, в результате которого Младший и Средний жузы приняли российское подданство. С этого периода история Казахстана оказалась вовлеченной в орбиту истории Российской империи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: