Земледельческий закон византийское право - ABCD42.RU

Земледельческий закон византийское право

Земледельческий закон византийское право

Москва, Г-99, Шубинский пер. 10.

Часть 1. РАННЕФЕОДАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО В ВИЗАНТИИ (VII — СЕРЕДИНА IX В.) Глава 1. ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ВИЗАНТИИ КОНЦА VII-СЕРЕДИНЫ IX В.

От периода византийской истории с конца VII до середины IX в. осталось мало источников. Почти полностью отсутствуют акты и подлинные документы. Сравнительно невелико количество сохранившихся монет. Почти совершенно нет архитектурных памятников того времени. Археологический материал, отражающий этот период, тоже крайне беден.

Сохранившиеся в большом количестве свинцовые печати византийских чиновников и духовных лиц служат важным источником для изучения административного аппарата империи, но, к сожалению, их датировка вызывает немалые трудности 1 .

В сравнении с предшествующим периодом, оставившим «Свод гражданского права», следующие два столетия чрезвычайно бедны законодательными памятниками. Изданная в 726 г. «Эклога», претендующая на роль общеимперского законодательного свода, затрагивает лишь некоторые вопросы права; к тому же недостаточно ясен вопрос, в каких случаях она воспроизводит старые нормы, в каких — отражает изменения, совершившиеся после издания Юстинианова свода 2 .

Для социально-экономической истории Византии того периода особенно важен «Земледельческий закон» — краткий юридический сборник, регламентирующий правовые отношения в деревне 3 . Он

сохранился в многочисленных рукописях, древнейшие из которых датируются XI в.; текст и порядок изложения в разных списках различен. Сохранились также средневековые переводы «Земледельческого закона» на славянские языки, где мы находим иногда серьезные расхождения с

Вопрос о времени и месте создания «Земледельческого закона», равно как и о егохарактере, вызывает большие споры. К. Цахариэ фон-Лингенталь и В. Г. Васильевский считали «Земледельческий закон» памятником, изданным одновременно с «Эклогой», т. е. в первой половине VIII в.; Г. Вернадский и Г. Острогорский, опираясь на заглавие ряда рукописей «из книги Юстиниана», — датировали его временем Юстиниана II, т. е. концом VII в.; Ф. Дэльгер принял гораздо более расплывчатую датировку: между началом VII и первой четвертью VIII в., а И.

Караяннопулос старался еще шире раздвинуть хронологические рамки 5 . Е. Э. Липшиц, датируя этот памятник началом VIII в., подчеркивает, что он отражает отношения, сложившиеся в предшествующее время 6 . Наиболее вероятно, что «Земледельческий закон» был опубликован в конце VII в.

Столь же серьезны и разногласия по поводу места возникновения «Земледельческого закона». Сейчас, конечно, не приходится говорить всерьез о гипотезе Ф. И. Успенского, объявившего этот сборник славянским правовым документом (отсутствие славянской терминологии — надежный аргумент против гипотезы Успенского), но и сторонники теорий о происхождении «Земледельческого закона» на Балканах, в Малой Азии или в Южной Италии не обосновали достаточно убедительно свои взгляды.

Наконец, дискуссионным остается вопрос о том, является ли «Земледельческий закон» императорским законодательным актом (как предполагали Цахариэ фон-Лингенталь и Васильевский) или же частноправовой компиляцией (таково, в частности, мнение Дэльгера), и, следовательно, распространялось ли его действие на всю страну или ограничивалось сравнительно узкими территориальными пределами.

Но будем ли мы считать «Земледельческий закон» законодательным актом или легализацией обычного права — сохранение громадного числа списков является надежным показателем популярности этого документа: по-видимому, он служил практическим руководством для значительной части византийского крестьянства; нормы этого закона могут пролить свет на изменение аграрных порядков в период после издания Corpus juris civilis.

Не менее сложен вопрос и о других юридических памятниках, обычно связываемых с «Эклогой»: это так называемый «Родосский морской закон» (легализация обычаев, установившихся в мореплавании в Восточном Средиземноморье) и «Военный закон». Их возникновение надо отнести к VII—VIII вв. (более точная датировка невозможна) 7 .

Сведения об императорских постановлениях и письмах собраны в «Регестах» Дэльгера 8 , но первый том их вышел 40 лет назад и в настоящее время нуждается в дополнениях. Большая часть императорских грамот известна лишь по упоминаниям и пересказам в нарративных источниках, кое-какие — в латинских переводах (например послание Михаила II Людовику Благочестивому, содержащее подробный рассказ о восстании Фомы Славянина 9 ).

Документы патриаршей канцелярии систематизированы в «Регестах» В. Грюмеля 10 : сюда относятся, помимо постановлений и писем патриархов, также акты церковных соборов: VI

(Константинопольского) 680—681 гг., так называемого Пятошестого (Трулльского) 692 г., VII (Константинопольского) 754 г. и II Никейского собора 787 г. 11 Акты иконоборческих соборов не сохранились, но по актам VII собора и по сочинениям противников иконоборчества они могут быть реконструированы, хотя и не полностью 12 .

Церковными документами — частично официального, частично приватного характера — являются списки епископий, так называемые Notitiae episcopatuum 13 : они отражают систему подчинения епископий митрополиям. Сравнивая данные Notitiae episcopatuum с подписями епископов на соборных решениях, можно ставить вопрос, насколько точно отражают списки епископий реальное положение в византийской церкви. Приписанный Льву III список епископий скорее всего является неподлинным 14 .

Исторические произведения авторов VIII—IX вв. в сравнении с трудами историков IV—VI вв. отражают совершенно явственный упадок исторических знаний и снижение культурного и политического кругозора. Язык историков очень простой: нет стремления к той изысканности речи, которая свойственна трудам предшествующего или последующего времени. Один из историков IX в., очевидно, желая найти оправдание своему неизысканному слогу, выразился:

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН, памятник визант. права, составленный, вероятнее всего, на рубеже 7-8 вв. в М. Азии. Является записью обычного права с использованием ряда рим. правовых норм, а также нек-рых библейских установлений. 3. з.- важнейший источник для изучения визант. деревни после вторжения в 7 в. в Византию слав. и др. народов. 3. з. регламентировал правовые отношения в сел. общине. Система наказаний 3. з. включала и ден. штрафы, и членовредительские наказания (напр., отсечение руки). Принцип частной собственности в 3. з. ослаблен в сравнении с рим. нормами: за нарушение прав собственности (напр., запашка чужого поля, вырубка чужого леса и др.) 3. з. устанавливал крайне низкие наказания; закон допускал возможность собственности на дерево, растущее на чужом участке.

Теория слав. происхождения 3. з., выдвинутая Ф. И. Успенским, совр. византиноведением отвергнута (в 3. з. отсутствует слав. терминология). 3. з. оказал большое влияние на ср.-век. право Болгарии, Сербии, Румынии и Руси.

Лит.: Земледельческий закон (начало VIII в.), в кн.: Хрестоматия по истории средних веков, т. 1, М., 1961, с. 344 — 51; Сюзюмов М. Я., О характере н сущности византийской общины по Земледельческому закону, «Византийский временник», 1956, т. 10. А. П. Каждан.

Смотреть что такое ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН в других словарях:

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

памятник византийского права, составленный, вероятнее всего, на рубеже 7—8 вв. в Малой Азии. Является записью обычного права с использованием р. смотреть

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

памятник визант. права, пользовавшийся исключит. популярностью в Византии и слав. гос-вах Балканского п-ова в ср. века. Точное время и место издания за. смотреть

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

анонимное произведение, воссоздающее жизнь византийской деревни VI – VII вв. как поселения свободных крестьян, совместно владевших общими угодьями: лесами, пустошами и водоемами. Их единственным господином было государство. Оно назначало им повинности (экстраордины) и определяло некоторые штрафы (фоллы) за кражу мотыги, садового ножа или топора. Те крестьяне, которые владели землей, назывались в «Земледельческом законе» «господами поля». Они обносили свои наделы изгородью и могли их обменивать. Но ничего не говорилось о продаже земли крестьянами, хотя и встречался термин «справедливая цена земли». «Земледельческий закон» не запрещал есть виноград и фрукты в чужом саду, рубить дрова, косить сено, собирать каштаны, пасти скот и владеть деревьями на чужой земле (землей мог владеть один собственник, деревьями – другой). За нарушение прав собственности (вспашка чужого поля, вынос фруктов из сада) не было строгих наказаний. Крестьяне, лишившиеся собственности и права находиться в общине, становились мистиями – наемными рабочими. Такие правоотношения, как аренда с уплатой десятой доли урожая (морта, арендатор – мортит), обмен, заклад и наем усиливали имущественное неравенство. Согласно «Земледельческому закону», в византийской деревне существовало два вида родственных связей: патронимии (коллектив сородичей в 20 – 00 человек, ведущих общее хозяйство) и малые семьи. Отдельные работы (наем пастухов, строительство водоема, каменного моста, охота на диких зверей и др.) выполнялись всей деревней, сообща отмечались церковные и государственные праздники. В «Земледельческом законе» содержатся ценные сведения о системе пахоты (сначала вдоль, затем поперек без поднятия пластов плугом, земля на год оставалась под паром), об орудиях для обработки садов и виноградников (лопата, двузубая мотыга), об уборке урожая серпами, об архаичных приемах молотьбы (колосья разбросанных по гумну снопов размалывались запряженными в деревянные сани волами или ослами), о старинных табу, запрещавшим касаться зерна бычьими рогами. Это сочинение является одним из важных источников по истории и культуре Византии. смотреть

Читайте также  Правовое положение субъектов предпринимательской деятельности

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

памятник византийского права, применявшийся в средневековый период балканскими славянами. Пользовался большой популярностью. Появился З.з. при неясных обстоятельствах в Византии примерно в VIII в., был переведен на древне-славянский язык, оказал на славянское право заметное влияние. З.з. имел официальный характер, регулировал отношения в сельских общинах, игравших в Византии VIII в. важную роль (соблюдение границ земельных участков, их обмен, аренда, распределение по жребию и пр.). В нем отразилась различная степень зависимости крестьян. Регулирование конфликтов в З.з. сопровождалось в основном имущественными санкциями, возмещением причиненного вреда (в случае кражи, самовольной запашки или порубки чужого леса). При значительности причиненного ущерба предусматривались членовредительные телесные наказания (отрубание руки у вора, поджигателя чужого сарая т.д.) и смертная казнь (за сожжение из мести чужого гумна). Этому наказанию подлежали и рабы за кражу. Нормы З.з. были в основном казуистичными. На них отразилось влияние как обычного общинного, так и общегосударственного права. смотреть

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

памятник византийского обычного права, составленный на рубеже VII-VIII вв.; регламентировал отношения в области сельского хозяйства. Предусматривал отв. смотреть

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН — памятник византийского обычного права, составленный на рубеже VII-VIII вв.; регламентировал отношения в области сельского хозяйства. Предусматривал ответственность за кражу зерна, плодов, леса, за потраву посевов и т.д.

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН — памятник византийского обычного права, составленный на рубеже VII-VIII вв.; регламентировал отношения в области сельского хозяйства. Предусматривал ответственность за кражу зерна, плодов, леса, за потраву посевов и т.д.
. смотреть

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН, памятник византийского обычного права, составленный на рубеже 7-8 вв.; ценный источник для изучения ранневизантийской свободной деревни.

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН — памятник византийского обычного права, составленный на рубеже 7-8 вв.; ценный источник для изучения ранневизантийской свободной деревни.
. смотреть

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН , памятник византийского обычного права, составленный на рубеже 7-8 вв.; ценный источник для изучения ранневизантийской свободной деревни. смотреть

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН, памятник византийского обычного права, составленный на рубеже 7-8 вв.; ценный источник для изучения ранневизантийской свободной деревни. смотреть

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

— памятник византийского обычного права, составленный на рубеже VI-VII вв.; ценный источник для изучения ранневизантийской свободной деревни.

ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЙ ЗАКОН

памятник византийского обычного права, составленный на рубеже VI-VII вв.; ценный источник для изучения ранневизантийской свободной деревни.

Земледельческий закон как исторический источник.

«Земледельческий закон», как и «Салическая правда», является записью обычного права. В его тексте нет указаний на место и время составления; большинство исследователей полагает, что он составлен в конце VII или в начале VIII в. Этот век недаром носит название одного из «темных столетий» в истории Византии. В то время Византия испытывала тяжелый социально-политический кризис: извне ее теснили славяне и арабы, внутри страны развертывалась острая социальная борьба (иконоборчество) и ширилось движение народных масс (павликианство). В этих условиях продолжающееся расселение славян в Империи способствовало процессу роста свободного крестьянства, которое начало формироваться из числа освободившихся колонов, беглых рабов и местных общинников еще до славянских вторжений. Община в Византии, таким образом, с одной стороны, связана с порядками, принесенными в Империю славянами, а с другой – восходит к древним общинам, которые существовали на ее территории еще в дорийскую эпоху и начали в это время возрождаться. Значение «Земледельческого закона» в том и состоит, что он позволяет реконструировать отношения внутри общины.

Наибольшее значение из них имел Земледельческий закон, который по своему содержанию напоминал западноевропейские «варварские правды». Он восполнял существенный пробел Эклоги: регулировал отношения, складывавшиеся в сельских общинах, которые к VIII в. стали играть важную роль в жизни византийского общества.

Различаются две основные версии (редакции) Земледельческого закона: ранняя (наиболее ценная как источник обычного права) и поздняя, отразившая уже более высокую ступень социальной дифференциации. Время и место составления ранней редакции являются спорными. Некоторые исследователи относят ее к концу VII в. (к Юстиниану II), другие настаивают на ее южноиталийском происхождении. Однако господствующей является точка зрения, согласно которой Земледельческий закон был составлен в Константинополе при императорах исаврийской династии в 20-х годах VIII в., т.е. примерно в одно время с Эклогой, в качестве приложения к которой он обычно и переписывался.

Земледельческий закон представлял собой частную компиляцию, но затем получил официальное признание, возможно, одновременно с Эклогой. Ранняя редакция. Земледельческого закона насчитывала 85 статей и, как это свойственно памятникам обычного права, не имела четко выраженной внутренней структуры. Земледельческий закон действовал в Византийской империи на протяжении всей ее истории, но более поздние редакции, относящиеся, в частности, к XIV в., насчитывали уже 103 статьи, сгруппированные в 10 титулов.

Вошедшие в Земледельческий закон правовые нормы были направлены на урегулирование наиболее типичных конфликтов, возникавших в рамках сельских общин. Большое внимание в нем уделялось соблюдению границ смежных участков, последствиям самовольной распашки земли, обмену земельными участками. Об общинных порядках наиболее убедительно свидетельствует ст. 8, предусматривающая распределение земельных участков по жребию. Важное значение придается аренде земли и виноградников. В Земледельческом законе особо оговариваются интересы государственной казны, взимающей с владельцев земельных участков подати, а также экстраординарные налоги (ст. 18, 19).

В казуистической манере сформулированы многочисленные статьи Земледельческого закона, устанавливающие ответственность за кражу чужого скота, сельскохозяйственного инвентаря, за порубку чужого леса и т.п. В большинстве случаев кражи или порча чужого имущества влекли за собой только имущественные санкции, которые имели своей целью, прежде всего возмещение причиненного вреда. Но в тех случаях, когда ущерб был особо значителен и тем самым угрожал развивающимся частнособственническим порядкам, применялись членовредительские и телесные наказания (отсечение руки у вора, поджигателя чужого сарая и т.п.) и даже смертная казнь (за сожжение из мести чужого гумна, за большинство краж, совершенных рабами).

Земледельческий закон византийское право (стр. 1 из 2)

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Российский государственный социальный университет

Юридический факультет

Земледельческий закон.

студентка II курса

Пономарёва Неля Кирилловна

Византийское право являлось одной из наиболее ярких сторон византийской культуры, и по силе воздействия на культуру других народов средневекового мира оно может идти в сравнении лишь с византийским искусством и архитектурой. В Византии значительно дольше и более глубоко, чем на Западе, сказывалось влияние римской юридической традиции. В отличие от большинства государств средневековой Европы в Византии сохранялось единое кодифицированное, распространяющее свое действие на всю территорию Империи законодательство.

От периода византийской истории с конца VII до середины IX в. осталось мало источников. Почти полностью отсутствуют акты и подлинные документы. Однако было бы неверным и преувеличенным считать, что ученых юристов в VII в. вообще не было. Дошедшие до нашего времени императорские конституции VII в. и позднейшая судебная реформа, проведенная в первой четверти VIII в. комиссией, призванной императорской властью, доказывают это. Конечно, в сравнении с предшествующим периодом, оставившим «Свод гражданского права», следующие два столетия чрезвычайно бедны законодательными памятниками.

Этими немногочисленными источниками исчерпывается история византийского законодательства VII в. Действующим законодательством оставалось законодательство Юстиниана с теми немногими поправками, которые были внесены его преемниками.

Земледельческий закон.

Следующим шагом вперед в развитии византийского права была Эклога. Изданная в 726 г., претендующая на роль общеимперского законодательного свода, затрагивает лишь некоторые вопросы права; к тому же недостаточно ясен вопрос, в каких случаях она воспроизводит старые нормы, в каких — отражает изменения, совершившиеся после издания Юстинианова свода.

Читайте также  Правоотношения: понятие, признаки и виды

Этот свод законов явился памятником законодательной деятельности византийских императоров Льва III (25 марта 717 г.—18 июня 740 г.) и Константина V (соправитель с 31 марта 720 г.; император с 19 июня 740 г.—23 сентября 775 г.). Дата Эклоги была точно установлена Д. Гинисом на основании изучения рукописи монастыря Никанора из Заворды (Сой. 121) и В. Грюмелем. Свод был издан 31 марта 726 г.

Эклога открывает собой целую группу кратких законодательных сводов, изданных византийскими императорами в VIII и IX вв. Хотя Эклога не отменила действия законодательства Юстиниана и по сути дела лишь в некоторых направлениях развила и изменила его отдельные нормы, тем не менее она ставила себе реформаторские задачи. Сущность задуманных ее составителями реформ изложена в открывающем книгу предисловии.

В середине VIII в. появилось приложение к Эклоге, которое включало некоторые вопросы, не нашедшие отражения в основной Эклоге, в частности такие составы, как преступления против личности и преступления против веры. По сравнению с трактовкой этих преступлений, содержащейся в Дигестах и кодексе Юстиниана, авторы приложения усилили ответственность за преступления против веры, направляя основные репрессии против еретиков (манихеев и монтанистов).

В приложение к Эклоге были включены также четыре самостоятельных закона — земледельческий, военный, морской и Моисеев.

Для социально-экономической истории Византии того периода особенно важен Земледельческий закон — краткий юридический сборник, регламентирующий правовые отношения в деревне. Он предусматривал ответственность за кражу зерна, плодов, леса, за потраву посевов. Интересно, что «Земледельческий закон» не знает зависимого населения и оперирует исключительно категориями свободного крестьянства.

«Земледельческий закон» сохранился в многочисленных рукописях, древнейшие из которых датируются XI в.; текст и порядок изложения в разных списках различен. Сохранились также средневековые переводы «Земледельческого закона» на славянские языки, где мы находим иногда серьезные расхождения с греческим оригиналом.

Вопрос о времени и месте создания «Земледельческого закона», равно как и о его характере, вызывает большие споры. К. Цахариэ фон-Лингенталь и В. Г. Васильевский считали «Земледельческий закон» памятником, изданным одновременно с «Эклогой», т. е. в первой половине VIII в.; Г. Вернадский и Г. Острогорский, опираясь на заглавие ряда рукописей «из книги Юстиниана», — датировали его временем Юстиниана II, т. е. концом VII в.; Ф. Дэльгер принял гораздо более расплывчатую датировку: между началом VII и первой четвертью VIII в. Е.Э. Липшиц, датируя этот памятник началом VIII в., подчеркивает, что он отражает отношения, сложившиеся в предшествующее время. Наиболее вероятно, что «Земледельческий закон» был опубликован в конце VII в.

К. Цахариэ фон-Лингенталь и В. Г. Васильевский характеризовали этот документ как земское полицейское уложение, земский полицейский устав, трактующий об обычных проступках в земледельческом быту. Закон главным образом занимается разного рода кражами: леса, полевых и садовых плодов, проступками и недосмотрами пастухов, повреждениями животных и от животных, например, потравой, и т. д. Русский исследователь Б. А. Панченко, который занимался специально этим документом, называл Земледельческий закон дополнительной записью обычного права из области крестьянской практики; он посвящен тому для крестьян нужному праву, которое не нашло себе выражения в законодательстве.

Е. Э. Липшиц пишет: «Закон с полным основанием может рассматриваться, как замечательный памятник новых — более прогрессивных, чем колонат, общинных отношений, установившихся в аграрном строе раннефеодальной Византии».

Земледельческий закон обратил особенное внимание ученых тем, что в нем нет никаких указаний на колонат, т. е. на крепостное право, господствовавшее в поздней Римской империи. Зато в нем находятся указания на нечто новое, а именно: на личную крестьянскую собственность и на общинное землевладение. Последние нововведения приводятся в науке в связи с обширными славянскими поселениями в империи, принесшими туда родные им условия жизни. Положение, доказываемое в книге Б. А. Панченко, об отсутствии в законе указаний на общину, в современной литературе отвергается. Другие ученые, например Ф. И. Успенский, переоценивают значение нашего закона, придавая этому местному памятнику общее значение для всей империи и считая, что он «должен послужить точкой отправления в истории экономического развития на Востоке» в смысле свободного крестьянского сословия и мелкого землевладения. Но в таком случае может создаться впечатление, что крепостное право в VII или VIII веке вообще было отменено в Византии, чего на самом деле не было.

Английский ученый В. Эшбернер склонялся к тому, чтобы согласиться с Цахариэ фон Лингенталем, считавшим Земледельческий закон в том виде, в каком он есть, частью законодательства иконоборцев, являющимся в значительной мере записью существующих обычаев. Однако в то же время позиция Эшбернера отличалась в значительной мере от взглядов Цахариэ фон Лингенталя в трех важнейших моментах: 1) происхождение закона; 2) юридическое положение земледельческого класса; 3) экономический характер двух форм аренды, о которых в законе идет речь. Отношение Земледельческого закона и Эклоги, утверждал он, не столь тесное, как это хочется видеть Цахариэ фон Лингенталю. Эшбернер полагал, что состояние общества, описанное в Земледельческом законе, было таким, когда земледелец мог свободно переходить с места на место. Он, однако, согласился с немецким исследователем в следующем. Стиль формулировок этого закона предполагает, что это не продукт творчества частного лица, а результат деятельности лица, облеченного законодательной властью.

Обрисованная в «Земледельческом законе» деревня — это поселение свободных крестьян, не знающих над собой никакого господина, кроме государства. Государству же они обязаны повинностями. «Земледельческий закон» пять раз упоминает о рабах. Раб по-прежнему считался юридически неправоспособным лицом, и за совершенную рабом кражу материальную ответственность должен был нести господин: именно он возмещал ущерб, нанесенный преступлением раба, а сам уже расправлялся с невольником по своему усмотрению. Только в особо тяжелых случаях «Земледельческий закон» предусматривал наказание для раба — мучительную смерть на «фурке», особом орудие пытки.

Знмледельческим законом фиксируются арендные отношения после аграрного переворота VII – VIII вв. «Закон» упоминает аренду двух видов угодий — пахотной земли и виноградника. Необходимость брать землю в аренду, как об этом сообщает «Земледельческий закон» (ст. 10 – 16) вызвана крайней нуждой крестьянина в земле.

Наконец, дискуссионным остается вопрос о том, является ли «Земледельческий закон» императорским законодательным актом и, следовательно, распространялось ли его действие на всю страну или ограничивалось сравнительно узкими территориальными пределами.

А.П. Каждан пишет, что «Земледельческий закон фиксирует обычай, разрешающий крестьянину пользоваться заброшенной землей; он обеспечивает временного владельца от претензий прежнего хозяина земли; в то же время он возлагает на временного владельца обязанность выполнять повинности за участок, которым он пользуется. Принудительного привлечения крестьян к отправлению государственных повинностей за недоимщиков Земледельческий закон не знает».

Поэтому, будем ли мы считать «Земледельческий закон» законодательным актом или легализацией обычного права — сохранение громадного числа списков является надежным показателем популярности этого документа: по-видимому, он служил практическим руководством для значительной части византийского крестьянства; нормы этого закона могут пролить свет на изменение аграрных порядков.

Крестьянская община. «Земледельческий закон».

Земледельческая и землевладельческая община, утвердившаяся в Византии к VIII в., отличалась от предгосударственной сельской общины германских народов в Европе той эпохи. Византийская община была в такой же мере созданием государства на землях, верховное право на которые считалось принадлежностью императорской власти, как и результатом приспособления социаль­ного строя народов, вошедших в состав империи, к ее налоговой и военной организации. С самого начала византийская община была чисто соседской, в ее правовом строе полностью отсутство­вали пережитки семейных или родовых отношений. Регулирование отношений внутри общины осуществлялось преимущественно в рам­ках государственного законодательства, а не традиционного обычно­го права. (Специальный свод правил хозяйствования внутри общи­ны и обеспечения общественного порядка в ней получил название «Земледельческого закона», который в первоначальном виде сло­жился уже к VIII в. и насчитывал 85 статей.)

Общинный уклад существовал ради общего использования выде­ленных государством земельных владений и взаимоотношений с казной. Между своими сочленами община производила разделы зе­мель, включая лесные и другие угодья. Община несла коллектив­ную ответственность за сбор государственных налогов, в том числе и за временно отсутствующих своих сочленов. Общиннику предписы­валось «быть справедливым и не переступать межи своего соседа». Всякое умышленное посягательство на владельческие права другого общинника считалось имущественным правонарушением, за которое устанавливались штрафы, как правило, в двойном размере либо в виде потери права на плоды своего труда в чужом владении. Вместе с тем полезное использование оставленного чужого участка не воз­бранялось, но его полноправные хозяева имели право на возмеще­ние понесенных потерь в натуре.

Читайте также  Аналогии в праве

Внутри общины разрешались сделки между владельцами угодий и земель: можно было взаимно обменивать участки, сдавать их в аренду. Заключенное при этом соглашение считалось обязательным, т.е. общинники выступали как бы полноправными владельцами уча­стков. Огороженное место считалось самостоятельной владельческой единицей. Всякое посягательство на нее было правонарушением и влекло, как правило, двукратное возмещение ущерба. Правда, со­седские права сохранялись: так, пользование чужим виноградником или смоковницей для случайной нужды не считалось противоправ­ным.

При том, что в основных правах и обязанностях общинники бы­ли равны между собой, реально земледельческая община Византии была социально неоднородна. Основную массу земледельцев состав­ляли георги – самостоятельные хозяева, ведущие полноценное хо­зяйство и включенные в общинную раскладку государственных на­логов. Законы особо охраняли от чрезмерного обнищания неимущих земледельцев – апоров, которые вынуждены были сдавать свои на­делы в аренду более богатым. Их гарантии при недобросовестной аренде были специально обставлены в «Земледельческом законе». Существовала и категориямортитов – земледельцев, берущих зем­лю в аренду исполы или из расчета выплаты 1/10 владельцу. Эти, в свою очередь, были обязаны гарантировать установленный доход арендодателю. Общинники могли иметь рабов – для них устанав­ливалась повышенная ответственность за нарушения имуществен­ных прав членов общины.

Отношения внутри общины и возможные правонарушения пре­дусматривали не только имущественную ответственность членов об­щины. За существенный вред урожаю, скотине, дому, общие причи­нения ущерба соседям могли последовать и уголовные наказания: отсечение руки, порка плетьми, даже ослепление. Рабов могли ка­рать и смертью.

Формирование самостоятельных землевладельческих общин за­кономерно делало их объектами социального интереса более значи­тельных и богатых лиц – динатов, как правило, и связанных воен­ной или государственной службой, и имевших в своем распоряже­нии свиты подвластных (рабов, мистиеви др.). Государствен­ная власть старалась воспрепятствовать имущественным захватам и закабалению общин, которые стали распространенным явлением к Х в.: «Именно крестьянское землевладение удовлетворяет двум су­щественным государственным потребностям: внося казенные подати и исполняя воинскую повинность. То и другое должно будет сокра­титься, если сократится число крестьян».

11.4. Особенности права Византийской империи

После падения Западной части Римской империи и прекраще­ния многовековой истории Рима ее Восточная часть превратилась в самостоятельное государство, которое еще на протяжении почти тысячелетия продолжало хранить и развивать традиции своей исто­рической колыбели.

Более того, Восточная Римская империя в ходе своего самостоя­тельного развития пошла еще дальше. Опираясь на положения древ­неримского права, она создала свою, особую правовую систему — византийское право. Сложившееся в течении VI—XV вв. на основе адаптированных к специфике развивающихся феодальных отно­шений положений Свода Юстиниана и последующего законотвор­чества византийских императоров, оно оказало огромное влияние на формирование национального права многих восточноевропей­ских и некоторых других стран. В отличие от собственно римского права характерной чертой византийского права был дуализм цер­ковного и светского права. Эта особенность была воспринята воз­никающими государствами, где положения византийского права зачастую становились основой действующего законодательства. Не избежали этого и страны, оказавшиеся в лоне Римско- католической церкви.

Основные источники византийского права

После реформы Юстиниана пользование какими-либо иными источниками, кроме его Кодекса, а также его произвольное истол­кование были категорически запрещены. Однако дальнейшее раз­витие общественных отношений, последовательная череда реформ требовали внесения соответствующих корректив в правовую систе­му.

В самой Византии с IV по VIII в. действовали Кодекс Феодосия и Свод Юстиниана, затем вновь начались периодические работы по систематизации и кодификации права. Наиболее значительными источниками византийского права стали такие нормативно- правовые акты, как Эклога, Номоканоны, Земледельческий закон, Прохирон, Эпанагога, Базилики, Шестикнижие Арменопула и др.

Эклога (726) — сборник гражданских, уголовных и процессуаль­ных законов, созданный в Византии на основе обновленного свода Юстиниана, имевший целью облегчения восприятия правовых

предписаний чиновниками и судьями, а также упрощения понима­ния для широких слоев населения. Эклога получила широкое рас­пространение в некоторых славянских странах, а на Руси стала ос­новой Кормчей книги.

Земледельческий закон (VIII в.) — памятник византийского обычного права, регламентировавший взаимоотношения людей, компактно проживающих в сельской общине. Также был распро­странен среди славянских народов. Его положения были посвяще­ны установлению ответственности за некоторые, наиболее распро­страненные в сельской среде правонарушения (кража зерна, пло­дов, леса, потрава посевов и т.п.).

Номоканоны представляли собой общее название для сборников норм церковного и светского права — Номоканона Схоластика (VI в.) и Номоканона Фотия (IX в.). На Руси, где получили широкое распространение, были известны под именем Кормчих книг.

Прохирон (879), означающий «находящийся под рукой», был выполнен на основе греческих вариантов Свода Юстиниана. Он представлял любой консолидированный сборник норм гражданско­го, уголовного, судебного и церковного права и являлся обязатель­ным руководством для судей. Он заменил собой Эклогу и впослед­ствии наряду с Эпанагогой был одним из источников норм право­славного церковного права.

Базилики (Василики, царские законы, ок. 888 г.) стали послед­ним обновлением к тому времени уже строго кодифицированной и упрощенной редакции Свода Юстиниана. Кроме того, базилики содержали действующие положения церковного права и Прохирона в 60 книгах. После базиликов византийское право официально больше никогда не систематизировалось; на славянские языки они не переводились.

Эпанагога (возвращение) представляла собой сборник византий­ского права конца IX в., основой которого явились положения Сво­да Юстиниана, Прохирона и Эклоги, отразившие особенности и тенденции взаимоотношений феодального государства и церкви.

Книга Эпарха (X в.) — это своеобразный консолидированный сборник специальных уставов различных корпораций и цехов, над­зор за деятельностью которых был возложен на константинополь­ского эпарха.

Шестикнижие Арменопула (1345) стало последней систематиза­цией византийского права, предпринятой в частном порядке фесса- лоникским (г. Салоники) судьей Арменопуло в попытке дополнить действующий, но к тому времени уже устаревший Прохирон новы­ми нормами уголовного и гражданского права. Примечательно, что

после падения Византии в 1354 г. Шестикнижие было распростра­нено в Греции, Валахии, Бессарабии. С присоединением Бессара­бии к России в 1812 г. продолжало действовать в местных судах до начала XX в.

Особенности преступления, наказания и судебного процесса

В византийском праве уголовно-правовые институты были за­фиксированы в основном в таком важнейшем акте, как Прохирон.

Преступления классифицировались по следующей схеме:

• государственные преступления (заговор, государственная из­мена), наказываемые смертной казнью;

• преступления против религии (вероотступничество, раскол — смертная казнь, разрытие могил и ограбление мертвых, лжепри­сяга и колдовство — отсечение языка и телесные наказания);

• имущественные преступления (кража — бичевание и штраф вдвойне похищенного; грабеж — бичевание и четверной штраф; разбой — посажение на кол; поджог — телесное на­казание);

• преступления против нравственности и семьи (насильствен­ный брак, многобрачие, прелюбодеяние, кровосмешение, изнасилование, растление малолетних, обольщение, муже­ложство, скотоложство — смертная казнь, изгнание, отсече­ние носа и др.);

• преступления против личности (убийство — отсечение голо­вы, убийство родственников — сожжение; телесные повреж­дения — членовредительские наказания, побои, продажа свободного в рабство; клевета — отсечение руки).

Судебный процесс по Прохирону был инквизиционного типа. До­минировала система формальных доказательств. Например, свиде­телями не могли быть несовершеннолетние, женщины, слуги, чле­ны семьи, товарищи за товарищей, бедные, слуги за слуг, сыновья за отцов, глухие, немые, изобличенные в подлоге, еретики и т.д. Возможна была апелляция. В целом процесс был либеллярный: все его стадии оформлялись письменно: письменное прошение истца и возражение ответчика, протоколы, письменный приговор.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: