Энгельгардт, Екатерина Васильевна - ABCD42.RU

Энгельгардт, Екатерина Васильевна

Энгельгардт, Екатерина Васильевна

Екатерина Васильевна Энгельгардт (в первом браке — графиня Скавронская, во втором — графиня Литта; 1761 ( 1761 ) —1829) — племянница светлейшего князя Потёмкина.

Содержание

Биография

Младшая дочь Елены Александровны Потёмкиной и смоленского помещика Василия Андреевича Энгельгардта.

Отношения с Потёмкиным

В 1776 году, когда её дядя был на вершине фавора, вместе с сёстрами Варварой, Надеждой, Александрой и Татьяной [1] была привезена в Санкт-Петербург и стала фрейлиной императрицы. Девушки жили в доме своего дяди и, как утверждали современники, каждая из них пользовалась его особого рода благосклонностью, но Екатерину он любил дольше всех:

«Способ, каким князь Потёмкин покровительствует своим племянницам, — писал на родину французский посланник Корберон, — даст вам понятие о состоянии нравов в России» [3] . Сохранившаяся переписка, которую можно найти в публикациях историка Саймона Монтефиоре, свидетельствует об истинности этих слухов. Все племянницы Потёмкина, счастливо выданные замуж и ставшие матерями многочисленных семейств, боготворили и обожали дядюшку до конца жизни.

Портретистка Элизавета Виже-Лебрен о Екатерине Скавронской: «Знаменитый Потёмкин, её дядя, осыпал Скавронскую бриллиантами, которым она не находила применения. Высшим счастьем её было лежать на кушетке, без корсета, закутавшись в огромную черную шубу. Свекровь присылала ей из Парижа картонки с самыми восхитительными творениями Mlle Bertin, портнихи Марии-Антуанетты. Но я не верю, что графиня открыла хотя бы раз хоть одну из них, и когда свекровь выражала желание увидеть невестку в одном из этих восхитительных платьев и шляпок, она отвечала: „Для чего, для кого, зачем?“. То же самое она сказала мне, показывая шкатулку с драгоценностями, среди которых были совершенно невообразимые вещи. Там были огромные бриллианты, подаренные ей Потёмкиным, но которых я на ней никогда на ней не видела. Как-то она мне сказала, что чтобы засыпать, она держит под кроватью раба, который каждую ночь рассказывает ей одну и ту же историю. Днём она была абсолютно праздной. Она была необразованной, и беседы с ней были незанятными. Но при этом, благодаря восхитительному лицу в сочетании с ангельской кротостью, её очарование было неотразимым».
(Souvenirs, II, 84-85) [4] .

Императрица Екатерина II, любовные отношения которой с Потёмкиным были уже в стадии охлаждения, несмотря на то, что дружеские чувства оставались так же сильны, покровительствовала барышням. В 1777 году, когда Екатерина только появилась при дворе, в неё серьёзно влюбился побочный сын императрицы и Орлова граф Бобринский, что очень позабавило его мать, которая шутила по этому поводу в письмах к светлейшему князю.

В конце 1779 года Екатерина оказалась беременной [5] и отправилась вместе со старшей сестрой Варварой, уже выданной замуж за Сергея Голицына, в Европу [4] .

Первый брак

Павел Мартынович Скавронский (1757—1794), последний мужской представитель рода Скавронских и обладатель колоссального состояния, но не отличавшийся крепким психическим здоровьем (его идея фикс была связана с музыкой, даже его слуги были обязаны разговаривать речитативом), влюбился в неё и, несмотря на то, что связь Екатерины с дядюшкой была известна, предложил ей руку и сердце. Потемкина он устраивал своим мягким характером. Свадьба состоялась 10 ноября 1781 года. Вскоре после этого Екатерина сопровождала великого князя Павла и его супругу Марию Федоровну в поездке по Европе [6] .

Екатерина Скавронская, вероятно, ещё долго оставалась любовницей Потемкина, несмотря на замужество.

И через несколько лет после свадьбы Скавронская была «хороша, как никогда», и по-прежнему оставалась «любимой султаншей своего дяди».

В 1784 году Потемкин устроил назначение Скавронского на место посла в Неаполь, в страну обожаемых им маэстро. Екатерина, однако, не сразу отправилась в Италию вместе с супругом, и тому приходилось наслаждаться итальянской оперой одному, а Потемкин тем временем мог наслаждаться обществом своей смиренной родственницы в Петербурге. В конце концов Екатерине все же пришлось уехать, впрочем, не надолго.

Письма ее мужа светлейшему — шедевры подобострастия. Выражая свою благодарность и вечную преданность, Скавронский умолял князя помочь ему избежать дипломатических ошибок [4] .

Через некоторое время Екатерина последовала за мужем, назначенным посланником в Неаполь в 1784 году, и уехала в Италию. Пара имела двоих дочерей — Екатерину Багратион и Марию Пален, в будущем также ставших известными свободной личной жизнью.

В Статс-дамы пожалована 17 августа 1786 года, по просьбе князя Потемкина [7] . В 1788 году вместе с сестрой Александрой Браницкой навещала дядюшку, осаждавшего Очаков [8] . В 1787 году вместе с той же сестрой находилась в свите императрицы, отправившейся в путешествие в Тавриду навестить Потемкина [9] .

После смерти супруга вернулась в Россию. Павел I в день своей коронации пожаловал её кавалерственной дамой.

Доклад: Энгельгардт, Екатерина Васильевна

План
Введение
1 Биография
1.1 Отношения с Потёмкиным
1.2 Первый брак
1.3 Второй брак

2 В литературе

Список литературы

Екатерина Васильевна Энгельгардт (в первом браке — графиня Скавронская, во втором — графиня Литта; 1761(1761)—1829) — племянница светлейшего князя Потёмкина.

Младшая дочь Елены Александровны Потёмкиной и смоленского помещика Василия Андреевича Энгельгардта.

1.1. Отношения с Потёмкиным

В 1776 году, когда её дядя был на вершине фавора, вместе с сёстрами Варварой, Надеждой, Александрой и Татьяной[1] была привезена в Санкт-Петербург и стала фрейлиной императрицы. Девушки жили в доме своего дяди и, как утверждали современники, каждая из них пользовалась его особого рода благосклонностью, но Екатерину он любил дольше всех:

Она всех сестер была пригожее и дядюшка в нее влюбился; влюбиться на языке Потемкина означало наслаждаться плотью. Любовные его интриги оплачивались от казны милостью и разными наградами, кои потом обольщали богатых женихов и доставляли каждой племяннице, сошедшей с ложа сатрапа, прочную фортуну

— И. М. Долгорукий[2]

«Способ, каким князь Потёмкин покровительствует своим племянницам , — писал на родину французский посланник Корберон, — даст вам понятие о состоянии нравов в России» [3]. Сохранившаяся переписка, которую можно найти в публикациях историка Саймона Монтефиоре, свидетельствует об истинности этих слухов. Все племянницы Потёмкина, счастливо выданные замуж и ставшие матерями многочисленных семейств, боготворили и обожали дядюшку до конца жизни.

Императрица Екатерина II, любовные отношения которой с Потёмкиным были уже в стадии охлаждения, несмотря на то, что дружеские чувства оставались так же сильны, покровительствовала барышням. В 1777 году, когда Екатерина только появилась при дворе, в неё серьезно влюбился побочный сын императрицы и Орлова граф Бобринский, что очень позабавило его мать, которая шутила по этому поводу в письмах к светлейшему князю.

В конце 1779 года Екатерина оказалась беременной[5] и отправилась вместе со старшей сестрой Варварой, уже выданной замуж за Сергея Голицына, в Европу[4].

Павел Мартынович Скавронский (1757—1794), последний мужской представитель рода Скавронских и обладатель колоссального состояния, но не отличавшийся крепким психическим здоровьем (его идея фикс была связана с музыкой, даже его слуги были обязаны разговаривать речитативом), влюбился в неё и, несмотря на то, что связь Екатерины с дядюшкой была известна, предложил ей руку и сердце. Потемкина он устраивал своим мягким характером. Свадьба состоялась 10 ноября 1781 года. Вскоре после этого Екатерина сопровождала великого князя Павла и его супругу Марию Федоровну в поездке по Европе[6].

Екатерина Скавронская, вероятно, еще долго оставалась любовницей Потемкина, несмотря на замужество.

«Между нею и ее дядей все по-старому, — доносил Кобенцль Иосифу II. — Муж очень ревнует, но не имеет смелости этому воспрепятствовать».

И через несколько лет после свадьбы Скавронская была «хороша, как никогда», и по-прежнему оставалась «любимой султаншей своего дяди».

В 1784 году Потемкин устроил назначение Скавронского на место посла в Неаполь, в страну обожаемых им маэстро. Екатерина, однако, не сразу отправилась в Италию вместе с супругом, и тому приходилось наслаждаться итальянской оперой одному, а Потемкин тем временем мог наслаждаться обществом своей смиренной родственницы в Петербурге. В конце концов Екатерине все же пришлось уехать, впрочем, не надолго.

Письма ее мужа светлейшему — шедевры подобострастия. Выражая свою благодарность и вечную преданность, Скавронский умолял князя помочь ему избежать дипломатических ошибок[4].

Через некоторое время Екатерина последовала за мужем, назначенным посланником в Неаполь в 1784 году, и уехала в Италию. Пара имела двоих дочерей — Екатерину Багратион и Марию Пален, в будущем также ставших известными свободной личной жизнью.

В Статс-дамы пожалована 17 августа 1786 года, по просьбе князя Потемкина[7]. В 1788 году вместе с сестрой Александрой Браницкой навещала дядюшку, осаждавшего Очаков[8]. В 1787 году вместе с той же сестрой находилась в свите императрицы, отправившейся в путешествие в Тавриду навестить Потемкина[9].

Читайте также  Философские системы индуизма: Ньяя, Вайшешика, Миманса

После смерти супруга вернулась в Россию. Павел I в день своей коронации пожаловал её кавалерственной дамой.

Вероятно, ещё в Италии она познакомилась с мальтийским кавалером на русской службе — графом Джулио Литта, называемым в России Юлием Помпеевичем. По личной просьбе императора Павла I папа римский Пий VI снял с графа обет безбрачия, который Литта давал при вступлении в орден, и он стал вторым мужем Екатерины. Они поженились в 1798 году, когда ей было 37 лет.

После свадьбы Екатерине был пожалован орден Святого Иоанна Иерусалимского, в 1809 году орден Святой Екатерины 1-й степени, в 1824 году она получила звание гофмейстрины. Умерла в 1829 году, на несколько лет раньше Литты, погребена в церкви Св. Духа Александро-Невской Лавры[10].

Как утверждают, Литта имел роман со своей падчерицей, Марией Пален. Действительно, дочь Марии — Юлия Пален — не только имела явные черты сходства со вторым мужем своей бабки, но и воспитывалась в его доме, после того как Мария бросила Палена и уехала в Париж. Кроме того, ей же Литта завещал практически всё своё состояние.

В литературеФигурирует в романе Пикуля о Потемкине «Фаворит» Ссылки

· Портреты Екатерины Скавронской

1. Их старшая сестра Анна к этому времени уже была замужем.

2. Владельцы Мозинской мызы

3. С. С. Монтефьоре. «Потёмкин»

4. С. С. Монтефьоре. «Потемкин»

5. О судьбе младенца неизвестно.

6. Portrait of Countess Skavronsky by Vigee-Lebrun

7. Письма графа Сегюра к князю Потемкину

8. Потемкин и Александра Браницкая в Елизаветграде

9. Графская пристань

10. Александро-Невская Лавра/ Монастырские кладбища

Женщины в истории: Голицына Варвара Васильевна

Княгиня Варвара Васильевна Голицына, урожденная Энгельгардт (1761—1815) — племянница князя Потемкина, фрейлина императрицы Екатерины II, переводчица с французского.

Одновременно со своей старшей сестрой Александрой и младшей Екатериной появилась при дворе. В 1777 была пожалована во фрейлины. Варвара, как считается, была первой из сестер, на кого Потемкин обратил свое внимание. Фрагменты их переписки, рисующие их личные отношения в 1777—1779, см. в Русской старине, 1875, № 3.

«Матушка, Варинька, душа моя; жизнь моя, — писал Потемкин Варваре. — Ты заспалась, дурочка, и ничего не помнишь. Я, идучи от тебя, тебя укладывал и разцеловал, и одел шлафраком и одеялом, и перекрестил (…) Ангел мой, твоя ласка столько же мне приятна, как любезна. Друг безценный, сочти мою любовь к себе и увидишь, что ты моя жизнь и утеха, мой ангел; я тебя целую без счета, а думаю еще больше».

Он называет ее «сокровищем», «божественной Варюшкой», «сладкими губками», «любовницей нежной».

«Люблю до бесконечности, — писал ей Потёмкин. — Дух мой, опричь тебя, не ведает иной пищи. Так еще не любил. Разве так должно встречать ласки мои? Или думаешь, неуверен я в бескорыстии твоем, сударка. Жизнь моя! Ангел мой! Кровь моя! Приезжай опять, целовать буду. А не приедешь, так высеку»

Через какое-то время начинаются ссоры: «Напрасно вы меня так ласкаете, — заявляет она. — Я уже не есть так, которая была. Послушайте, я теперь вам серьёзно говорю, если вы помните Бога, если вы, когда-нибудь, меня любили, то, прошу вас, забудьте меня на веки, а я уж решилась, чтобы оставить вас. Желаю, чтобы вы были любимы тою, которую иметь будете; но, верно знаю, что никто вас столь же любить не может, сколько я».

Лев Толстой передавал семейное предание: «Про деда я знаю то, что, достигнув высоких чинов генерал-аншефа при Екатерине, он вдруг потерял свое положение вследствие отказа жениться на племяннице и любовнице Потёмкина Вареньке Энгельгардт. На предложение Потёмкина он отвечал: „С чего он взял, чтобы я женился на его б…“».

Связь с Потемкиным прекратилась одновременно с отъездом его на юг и влюбленностью Вареньки в Сергея Голицына, за которого она вышла замуж 27 января 1779 года. Потемкин, однако, продолжал ей покровительствовать и завещал ей село Казацкое и другие имения в Новороссии. Когда Потемкин умер у Ясс, Голицына ездила туда на похороны.

Жизнь в браке
Вышла замуж за генерала Сергея Фёдоровича Голицына, участника осады Очакова в январе 1779 г. и родила 10 сыновей.

Жила в Петербурге и имении Зубриловка, а в 1797—1800 — в Казацком. С 1804 году окончательно поселилась в Зубриловке, приезжая на зиму в Москву, где у нее был дом на углу Воздвиженки и Никитского бульвара. Ф. Ф. Вигель, живший в её доме, описывает ее как властолюбивую, вспыльчивую и взбалмошенную.

Была близко знакома с Державиным, в ту пору тамбовским губернатором. Родовое имение Голицыных Зубриловка находилось в 150 верстах от Тамбова, и Голицына стала душой культурного провинциального центра. Была известна своей красотой и не раз воспета Державиным, бывавшим в ее имении (например, стихотворение «Осень во время осады Очакова», 1788). Также Державин, называвший ее «Пленирой сердцем и умом», посвятил ей четверостишье «К портрету В. В. Энгельгарт». Когда в Тамбове Державин открыл народное училище, то «…В. В. Голицына пожертвовала в училище собрание кремнистых пород камней, из коих примечания достойны, как редкостию, так и величиною — топазовые, калцедоновые, сердоликовые…»

Державин пользовался посредничеством Голицыной в своих обращениях к Потемкину. Голицыны сыграли значительную роль в судьбе Державина, явились для него мощной поддержкой именно в тамбовский и последующие периоды его жизни. Счастливым исходом своего дела Державин обязан заступничеству Варвары Васильевны, покровительству Сергея Фёдоровича и благосклонности князя Потёмкина, именно Зубриловка, после отставки с поста наместника, приютила опального поэта и его супругу. Кроме того, с 1797 года Крылов, поступивший секретарем к С. Ф. Голицыну, жил в Казацком, малороссийском имении Голицыных, обучая их детей. Отец Рылеева, Федор Андреевич, служил главноуправляющим имениями княгини Голицыной, и когда он умер в начале 1814 г., княгиня Варвара Васильевна сделала на него начет в 80000 рублей. Бедную семью Рылеева этот начет окончательно подкосил; всю свою жизнь старался он снять с наследственного имущества это тяжелое бремя, но дело было окончено только после его смерти.

Марья Павловна Сумарокова, (отец которой, племянник известного писателя, служил в Преображенском полку под начальством князя Сергея Федоровича и женился на его двоюродной сестре, княжне Марье Васильевне Голицыной) была воспитанницей в доме Голицыных вместе с братом. Отец их, будучи принужден оставить службу, находился тогда вместе с ними в Казацком. Мать этих детей была в таком болезненном состоянии, что не могла сама заботиться об их воспитании и не последовала за ними. Также в этом доме воспитывался «приемыш» Сергея Федоровича (внебрачный сын?) по фамилии Таманский.

В 1800 году купила у сестры Александры Браницкой 12 тысяч десятин земли в Херсонской губернии, перевезла в 1801 году крестьян из Казацкого и основала село Варваровка на Буге с господским домом, церковью, переправою.

Когда Сергей Федорович скончался, их сыновья в прошении на имя государя изъявили желание передать имение в ее полное распоряжение, предоставив Варваре Васильевне право продажи, залога, раздела и выделения дохода с имения тогда, когда она посчитает нужным. Но княгиня в память о муже построила каменную богадельню в стиле позднего классицизма и передала все хозяйство сыну Федору. На том месте, где Варвара Васильевна прожила последние годы, ее дети воздвигли мемориальную часовню в форме усеченной пирамиды, сохранившуюся до наших дней. Она собиралась уйти в монастырь, о чем известно из дневника Марии Николаевны Волконской.

Также сохранилась ее переписка с дальним родственником П. С. Потемкиным, саратовским генерал-губернатором.

Похоронена в Зубриловке в церкви Преображения, в приделе воскресения Лазаря.

Дети
Григорий (1779—1848). Крещен в честь Потемкина, который был его воспреемником и, по грязным сплетням, настоящим отцом.
Федор (1781—1826)
Сергей (1783—1833)
Михаил (1784—1807)
Захар (1785—1792)
Николай (1787—1803)
Павел (1788—1838)
Александр (1789—1858)
Василий (1792—1856), женат на Елене Александровне Суворовой, ур. Нарышкиной (1785—1855)
Владимир (1794—1862), усыновил Марию (в зам. Нелидову), возможно, свою внебрачную дочь Варвары Туркестановой.
Кроме того, Львом Толстым в воспоминаниях о своей семье упоминается её сын Лев. Мать писателя была с ним помолвлена, но свадьба не состоялась, потому что жених умер от горячки перед свадьбой. Толстой говорит, что его мать питала к покойному юношескую влюбленность, и свое имя он получил в честь него.

Читайте также  Санитарное просвещение в деятельности лечебно-профилактических учреждений

Будущий мемуарист Филипп Вигель воспитывался вместе с детьми Голицыной, которая состояла в приятельских отношениях с его матерью. По словам Вигеля, «многочисленность ее семейства и разные учители делали из её дома настоящий пансион».

Ей принадлежит перевод романа французского писателя Б. Эмбера «Заблуждения от любви, или Письма от Фанелии и Мильфорта» (Тамбов, 1790; посв. С. Ф. Голицыну; «Les égarements de l’amour», par M-me** (Embert)), который она издала с посвящением мужу.

Энгельгардт, Екатерина Васильевна

В.Желудов. Энгельгардты из Чижева.

С селом Чижево, известным более как родина князя Г. А Потемкина-Таврического, связана история и рода дворян и баронов Энгельгардтов, выходцев из Швейцарии. В 1558 г., во времена Ливонской войны, представители этого рода Роберт Энгельга рдт с тр емя сыновьями Фомой, Каспаром и Михаилом попали в плен и были увезены в Россию, где и присягнули на верность Царю Ивану Грозному. В дальнейшем Фома Энгельгардт вернулся в Лифляндию, а его брат Михаил продолжил военную службу в Венгрии и Швеции, а вот средний — Каспар остался верен Русскому Царю. Из пяти его сыновей только Вернер служил при Царском Дворе, а его братья выбрали традиции свободного рыцарства.

В пору Смутного времени Вернер Энгельгардт был в составе московского посольства, отправленного под Смолен ск к Си гизмунду III во главе с князем Голициным и Филаретом Романовым. Затем, когда посольство было арестовано поляками, поступает на службу к Польскому Королю. В 1633, 1639 и 1640 гг. пожалован был от Польских Королей поместьями близ Смоленска. Вернер и стал родоначальником многочисленной ветви смоленских Энгельгардтов, имевших и свой фамильный герб, где на разделенном надвое щите означены были восьмиконечная золотая Звезда и три серебряных Лилии. Щит был увенчан дворянским шлемом и короной, в клейноде — Ангел с крыльями.

С селом Чижево Энгельгардтов связало родство с другой знаменитой фамилией — Потемкиных. Оно началось с выхода замуж родной сестры Г.А. Потемкина-Таврического Марфы Александровны за ротмистра Смоленской шляхты Василия Андреевича Энгельгардта, правнука Вернера. Это был второй брак Василия Андреевича. Его старший сын от первого брака — Петр Васильевич, дослужился до полковника, а после отставки был Предводителем дворянства Духовщинского уезда, что на Смоленщине. Его внук — Александр Петрович, генерал-лейтенант, выдающийся артиллерийский конструктор, создатель первой в мире полевой мортиры. Сын Александра Петровича — Борис Александрович учился в Пажеском корпусе, В 1913 г. был избран депутатом IV Государственной Думы. Участвовал в боевых действиях в 1-ю Мировую войну. В феврале 1917 года — председатель военной комиссии временного комитета Думы, комендант Петроградского гарнизона. После трагических событий 1917 г. Борис Александрович вступил в Добровольческую армию Деникина. Затем — эмиграция. В 1940 году арестован органами НКВД и сослан в Хорезмскую область. Умер в 1962 году.

Но вернемся в далекие события XVIII века в небольшое сельцо Чижево, что затерялось среди бескрайних смоленских просторов, в окружении зелени лугов с пышным покрывалом разноцветья, над которыми неустанно трудились золотистые труженики — пчелы. В этом то небольшом селении, где единственным украшением была деревянная церквушка Покрова Пресвятой Богородицы, в старинной, несколько запущенной усадьбе и проживала вдова Дарья Васильевна Потемкина — мать будущего Светлейшего князя, с многочисленным своим Семейством. Здесь и поселился Энгельгардт со своей женой Марфой Александровной. А Бог им послал пять дочерей и сына Василия — любимца своего дяди Григория Александровича Потемкина.

Детство потомства Энгельгардта прошло здесь, в родовом имении, а вот судьба у каждого из детей сложилась своеобразно, но ярко, чему способствовали не только природный ум, внешние данные, но и влияние Сына Василия Андреевича — Василия ждала военная карьера и какая ! Командующий кавалерией в армии Румянцева в русско-турецкую войну 1787—1791 гг., генерал-поручик, действительный тайный советник, сенатор, рыцарь Державного Ордена С в. Иоанна, командующий губернским земским войском — это военные и государственные должности выходца из сельца Чижево. Заслуги перед Отечеством знаменитого генерала были отмечены орденами С в. Александра Невского, Владимира I степени, Георгия IV класса, Белого Орла и Св. Станислава. Начало семейной жизни Василия Васильевича, едва не превращенное в легенду, окружено тайной и романтичностью. Брак его с монахиней-княжной, похищенной из католического монастыря, не был признан Церковью и его дети, вплоть до восшествия на Престол Императора Павла I числились «воспитанниками», которые Именным Указом Его Величества получили права законных детей.

После смерти Г.А.Потемкина В. В. Энгельгардт перестраивает родовой храм в каменный в 1791 году, где и будет похоронен. Остатки этого храма сохранились, вызывают живой интерес, но каждый год приносит все больше и больше разрушений этому памятнику не только архитектуры, но и истории.

Наследники В. В.Энгельгардта также оставили заметный след в военной, государственной и культурной деятельности. Его сын, Андрей Васильевич Энгельгардт, также родился в с .Ч ижево. Его военная карьера началась в 17 лет с 1802 года в драгунском Санкт-Петербургском полку. Участник войн начала XIX века. Во время русско-французской войны Энгельга рдт сл ужил поручиком в лейб-егерском полку. В сражении при Гуттенштауте был ранен, попал в плен, бежал, но в пути началась гангрена ноги, и Энгельгардт собственноручно ножом вырезал омертвевшие участки. Но ногу Андрею Васильевичу все же ампутировали. В Отечественной войне 1812 года он опять в строю, служит старшим адъютантом у князя П.И. Багратиона. Участник сражений за Смоленск, под Бородино, при Тарутине и Малоярославце. Ему был присвоен чин полковника. А за необычайную храбрость, волю и мужество был отмечен орденом «За достоинство» и золотой шпагой «За храбрость».

Внучка Андрея Васильевича — Екатерина Александровна — стала женой обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева.

Родной брат Андрея Васильевича — полковник Василий Васильевич — был в Петербурге человеком известным. Имел дом на Невском , где проходили знаменитые на весь Петербург вечера и маскарады (один из которых М.Ю. Лермонтов сделал местом действия знаменитой пьесы). Весельчак, автор каламбуров Василий Энгельгардт был в дружеских отношениях с А.С.Пушкиным, который посвятил ему стихотворение «Я убежал от эскулапа». А его дом на Невском хранит одну из петербургских легенд: сбудется желание того, кто на балу ровно в полночь взглянет в одно из окон на купол Казанского Собора.

Его брат — Павел Энгельгардт, также полковник, женатый на баронессе Софье Григорьевне, оказывал теплые приемы как Пушкину, так и знаменитому композитору М.И.Глинке (отпрыску смоленских, как и он дворян). Крепостным Павла Васильевича был ставший, впоследствии, знаменитым украинским поэтом- Т. Г Шевченко.

Благодаря влиянию князя Г.А.Потемкина «вышли в свет» и дочери его сестры Марфы Александровны Энгельгардт. Александра Васильевна Энгельгардт (на руках которой умер в степи под Яссами Светлейший князь) в царствование Екатерины II была пожалована фрейлиной, а затем камер-фрейлиной. При Николае I — обергофмейстерина. Вышла замуж за военного министра Польши графа К.П.Браницкого. В своих имениях в Белой Церкви серьезно занималась садоводством и лесным хозяйством.

Ее дочь графиня Екатерина Ксаверьевна вышла замуж за графа Станислава Станиславовича Потоцкого, имевшего чин тайного советника. Другая, Софья, связала свою судьбу с графом Артуром Потоцким. Ин­тересен факт, что в 1812 году он был адъютантом у Наполеона, тогда как родной брат Софьи — граф Владислав Браницкий — сражался под российским Флагом.

И третья дочь Александры Васильевны — Елизавета стала женой графа М.С. Воронцова, Новороссийского генерал-губернатора и. вдохновительницей поэтического дарования А.С.Пушкина.

Другая дочь Марфы Александровны — Варвара Энгельгардт — также стала фрейлиной при Императорском дворе. Вышла замуж за князя С.Ф. Голицына. В дальнейшем княгиню ждала писательская стезя. Ее сыновей обучал русскому языку Иван Андреевич Крылов.

Надежда Васильевна Энгельгардт в первом браке — Измайлова , овдовев, вышла за П. А. Шепелева, сенатора, действительного тайного советника.

Самая красивая из дочерей Марфы Александровны — Екатерина — в первом браке была за внучатым племянником Петра III графом П. М. Скавронским — последним из рода Императрицы Екатерины I. Их дочери также имели интересные брачные узы: Екатерина была женой прославленного генерала П. И. Багратиона (ее отличала необычайная красота и сходство с Князем Потемкиным). Она была знакома с Гёте, а живя в Вене, сделала свой салон центром всей политической оппозиции Наполеону и Франции. Овдовев, она вышла за английского генерала Карадока, впоследствии лорда Гоудена. .

Мария Скавронская стала женой графа Палена, руководителя заговора против Павла I , а вторым браком за графа Ожаровского. Ее дочь, графиня Юлия Павловна Пален, вступила в брак со своим кузеном флигель-адъютантом Николаем Александровичем, последним из графов Самойловых. Ее красота вдохновляла влюбленного в нее Карла Брюллова, который запечатлел ее облик на многих знаменитых полотнах.

Читайте также  Социальная инфраструктура региона: сущность, особенности функционирования и регулирования

Сама же Екатерина Васильевна, жившая с мужем-дипломатом в Италии, овдовев, вернулась в Петербург. По страстной любви она вышла в 1798 году замуж за посланника Мальтийского Ордена, а затем Наместника Великого Магистра графа Джулио Литта из старинного итальянского рода Висконти. Графиня Литта была пожалована Орденом С в. Екатерины I ст., стала Каваллерственной дамой Ордена Св. Иоанна Иерусалимского Большого Креста, получила звание гофмейстерины. Ее красота была воспета и другим мальтийским рыцарем —Д ержавиным.

Татьяна Васильевна Энгельтгардт, фрейлина, в первом браке была за генерал-поручиком Михаилом Сергеевичем Потемкиным, а после его гибели в 1791 г. — за действительным тайным советником князем Николаем Борисовичем Юсуповым — видным общественным и государственным деятелем, любителем искусств. Сама Татьяна Васильевна занималась меценатством и благотворительностью, ее дом был открыт для друзей-поэтов — Державина, Пушкина, Крылова, Жуковского. Примечательно, что оба ее сына от разных браков — действительный тайный советник Александр Михайлович Потемкин и его младший брат обер-гофмейстер князь Борис Николаевич Юсупов были С анкт- Петербургскими Предводителями дворянства.

Сам генерал Василий Васильевич Энгельгардт был отцом Александры Васильевны, которая вышла замуж за знатного смоленского дворянина И. Б. Краевского. Вскоре родилась дочь Ольга, но ее рождение привело к смерти матери, которой был всего 21 год. В 1828 г. умер и ее отец. Василий Васильевич был похоронен в прохладе фамильного склепа Потемкиных, что находился в подвале ныне стоящего храма. А через сто лет его покой будет нарушен: склеп будет взломан и ограблен. И награды, и драгоценности будут изъяты.

А сколько прекрасных имен дал род Энгельгардтов только со Смоленщины! Это и генерал-майор Лев Николаевич, близкий родственник поэтов Е.А.Баратынского и Ф. И.Тютчева, оставивший интересные мемуа­ры; химик и публицист, автор «Писем из деревни» Александр Николаевич Энгельгардт; член Государственного Совета Вадим Петрович Энгельгардт, архангельский и саратовский губернатор Александр Платонович. Интересен и факт родства с Чижевскими Энгельгардтами героя Отечественной войны 1812 года отставного подполковника Павла Ивановича Энгельгардта, расстрелянного в Смоленске французами 15 (22) октября 1812 года за участие в партизанском движении. По родству он являлся племянником Василия Андреевича Энгельгардта. А разве не привлекает внимание такой факт, что графиня А.В.Браницкая произвела своеобразную отмену крепостного права, дав крестьянам свободу и землю, в родовом имении селе Чижево задолго до официальной отмены?!

Но. медленно уходит жизнь из старинного села Чижево, осталось-то всего шесть дворов, такова сегодняшняя жизнь. Будем помнить не только историю этого села, но и людей, вышедших из этого уголка Смоленщины, прославивших ее и все Отечество.

Энгельгардт, Екатерина Васильевна

Главная > Биография >Исторические личности

Екатерина Васильевна Энгельгардт (в первом браке — графиня Скавронская, во втором — графиня Литта; 1761(1761)—1829) — племянница светлейшего князя Потёмкина.

Младшая дочь Елены Александровны Потёмкиной и смоленского помещика Василия Андреевича Энгельгардта.

1.1. Отношения с Потёмкиным

В 1776 году, когда её дядя был на вершине фавора, вместе с сёстрами Варварой, Надеждой, Александрой и Татьяной [1] была привезена в Санкт-Петербург и стала фрейлиной императрицы. Девушки жили в доме своего дяди и, как утверждали современники, каждая из них пользовалась его особого рода благосклонностью, но Екатерину он любил дольше всех:

Она всех сестер была пригожее и дядюшка в нее влюбился; влюбиться на языке Потемкина означало наслаждаться плотью. Любовные его интриги оплачивались от казны милостью и разными наградами, кои потом обольщали богатых женихов и доставляли каждой племяннице, сошедшей с ложа сатрапа, прочную фортуну

— И. М. Долгорукий [2]

«Способ, каким князь Потёмкин покровительствует своим племянницам , — писал на родину французский посланник Корберон, — даст вам понятие о состоянии нравов в России» [3] . Сохранившаяся переписка, которую можно найти в публикациях историка Саймона Монтефиоре, свидетельствует об истинности этих слухов. Все племянницы Потёмкина, счастливо выданные замуж и ставшие матерями многочисленных семейств, боготворили и обожали дядюшку до конца жизни.

Императрица Екатерина II, любовные отношения которой с Потёмкиным были уже в стадии охлаждения, несмотря на то, что дружеские чувства оставались так же сильны, покровительствовала барышням. В 1777 году, когда Екатерина только появилась при дворе, в неё серьезно влюбился побочный сын императрицы и Орлова граф Бобринский, что очень позабавило его мать, которая шутила по этому поводу в письмах к светлейшему князю.

В конце 1779 года Екатерина оказалась беременной [5] и отправилась вместе со старшей сестрой Варварой, уже выданной замуж за Сергея Голицына, в Европу [4] .

Павел Мартынович Скавронский (1757—1794), последний мужской представитель рода Скавронских и обладатель колоссального состояния, но не отличавшийся крепким психическим здоровьем (его идея фикс была связана с музыкой, даже его слуги были обязаны разговаривать речитативом), влюбился в неё и, несмотря на то, что связь Екатерины с дядюшкой была известна, предложил ей руку и сердце. Потемкина он устраивал своим мягким характером. Свадьба состоялась 10 ноября 1781 года. Вскоре после этого Екатерина сопровождала великого князя Павла и его супругу Марию Федоровну в поездке по Европе [6] .

Екатерина Скавронская, вероятно, еще долго оставалась любовницей Потемкина, несмотря на замужество.

«Между нею и ее дядей все по-старому, — доносил Кобенцль Иосифу II. — Муж очень ревнует, но не имеет смелости этому воспрепятствовать».

И через несколько лет после свадьбы Скавронская была «хороша, как никогда», и по-прежнему оставалась «любимой султаншей своего дяди».

В 1784 году Потемкин устроил назначение Скавронского на место посла в Неаполь, в страну обожаемых им маэстро. Екатерина, однако, не сразу отправилась в Италию вместе с супругом, и тому приходилось наслаждаться итальянской оперой одному, а Потемкин тем временем мог наслаждаться обществом своей смиренной родственницы в Петербурге. В конце концов Екатерине все же пришлось уехать, впрочем, не надолго.

Письма ее мужа светлейшему — шедевры подобострастия. Выражая свою благодарность и вечную преданность, Скавронский умолял князя помочь ему избежать дипломатических ошибок [4] .

Через некоторое время Екатерина последовала за мужем, назначенным посланником в Неаполь в 1784 году, и уехала в Италию. Пара имела двоих дочерей — Екатерину Багратион и Марию Пален, в будущем также ставших известными свободной личной жизнью.

В Статс-дамы пожалована 17 августа 1786 года, по просьбе князя Потемкина [7] . В 1788 году вместе с сестрой Александрой Браницкой навещала дядюшку, осаждавшего Очаков [8] . В 1787 году вместе с той же сестрой находилась в свите императрицы, отправившейся в путешествие в Тавриду навестить Потемкина [9] .

После смерти супруга вернулась в Россию. Павел I в день своей коронации пожаловал её кавалерственной дамой.

Вероятно, ещё в Италии она познакомилась с мальтийским кавалером на русской службе — графом Джулио Литта, называемым в России Юлием Помпеевичем. По личной просьбе императора Павла I папа римский Пий VI снял с графа обет безбрачия, который Литта давал при вступлении в орден, и он стал вторым мужем Екатерины. Они поженились в 1798 году, когда ей было 37 лет.

После свадьбы Екатерине был пожалован орден Святого Иоанна Иерусалимского, в 1809 году орден Святой Екатерины 1-й степени, в 1824 году она получила звание гофмейстрины. Умерла в 1829 году, на несколько лет раньше Литты, погребена в церкви Св. Духа Александро-Невской Лавры [10] .

Как утверждают, Литта имел роман со своей падчерицей, Марией Пален. Действительно, дочь Марии — Юлия Пален — не только имела явные черты сходства со вторым мужем своей бабки, но и воспитывалась в его доме, после того как Мария бросила Палена и уехала в Париж. Кроме того, ей же Литта завещал практически всё своё состояние.

В литературеФигурирует в романе Пикуля о Потемкине «Фаворит» Ссылки

Портреты Екатерины Скавронской

Их старшая сестра Анна к этому времени уже была замужем.

Владельцы Мозинской мызы

С. С. Монтефьоре. «Потёмкин»

С. С. Монтефьоре. «Потемкин»

О судьбе младенца неизвестно.

Portrait of Countess Skavronsky by Vigee-Lebrun

Письма графа Сегюра к князю Потемкину

Потемкин и Александра Браницкая в Елизаветграде

Александро-Невская Лавра/ Монастырские кладбища

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: