Футуризм как художественное течение - ABCD42.RU

Футуризм как художественное течение

Футуризм как художественное течение

Футуризм (от лат. futurum — будущее) — общее название художественных авангардистских движений 1910-х — начала 1920-х гг. XX в., прежде всего в Италии и России.

В отличие от акмеизма, футуризм как течение в отечественной поэзии возник отнюдь не в России. Это явление целиком привнесенное с Запада, где оно зародилось и было теоретически обосновано. Родиной нового модернистского движения была Италия, а главным идеологом итальянского и мирового футуризма стал известный литератор Филиппо Томмазо Маринетти (1876-1944), выступивший 20 февраля 1909 года на страницах субботнего номера парижской газеты «Фигаро» с первым «Манифестом футуризма», в котором была заявлена «антикультурная, антиэстетическая и антифилософская» его направленность.

В принципе, любое модернистское течение в искусстве утверждало себя путем отказа от старых норм, канонов, традиций. Однако футуризм отличался в этом плане крайне экстремистской направленностью. Это течение претендовало на построение нового искусства — «искусства будущего», выступая под лозунгом нигилистического отрицания всего предшествующего художественного опыта. Маринетти провозгласил «всемирно историческую задачу футуризма», которая заключалась в том, чтобы «ежедневно плевать на алтарь искусства».

Футуристы проповедовали разрушение форм и условностей искусства ради слияния его с ускоренным жизненным процессом XX века. Для них характерно преклонение перед действием, движением, скоростью, силой и агрессией; возвеличивание себя и презрение к слабому; утверждался приоритет силы, упоение войной и разрушением. В этом плане футуризм по своей идеологии был очень близок как правым, так и левым радикалам: анархистам, фашистам, коммунистам, ориентированным на революционное ниспровержение прошлого.

Манифест футуризма состоял из двух частей: текста-вступления и программы, состоявшей из одиннадцати пунктов-тезисов футуристической идеи. Милена Вагнер отмечает, что «в них Маринетти утверждает радикальные изменения в принципе построения литературного текста — «разрушение общепринятого синтаксиса»; «употребление глагола в неопределенном наклонении» с целью передачи смысла непрерывности жизни и упругости интуиции; уничтожение качественных прилагательных, наречий, знаков препинания, опущение союзов, введение в литературу «восприятия по аналогии» и «максимума беспорядка» — словом, все, направленное к лаконичности и увеличению «быстроты стиля», чтобы создать «живой стиль, который создается сам по себе, без бессмысленных пауз, выраженных запятыми и точками». Все это предлагалось как способ сделать литературное произведение средством передачи «жизни материи», средством «схватить все, что есть ускользающего и неуловимого в материи», «чтобы литература непосредственно входила во вселенную и сливалась с нею»…

Слова футуристических произведений полностью освобождались от жестких рамок синтаксических периодов, от пут логических связей. Они свободно располагались в пространстве страницы, отвергая нормативы линейного письма и образуя декоративные арабески или разыгрывая целые драматические сцены, построенные по аналогии между формой буквы и какой-либо фигурой реальности: гор, людей, птиц и т. д. Таким образом, слова превращались в визуальные знаки…«

Заключительный, одиннадцатый пункт «Технического манифеста итальянской литературы» провозглашал один из важнейших постулатов новой поэтической концепции: «уничтожить Я в литературе».

«Человек, совершенно испорченный библиотекой и музеем не представляет больше абсолютно никакого интереса… Нас интересует твердость стальной пластинки сама по себе, то есть непонятный и нечеловеческий союз ее молекул и электронов… Теплота куска железа или дерева отныне более волнует нас, чем улыбка или слеза женщины».

Текст манифеста вызвал бурную реакцию и положил начало новому «жанру», внеся в художественную жизнь возбуждающий элемент — кулачный удар. Теперь поднимающийся на сцену поэт стал всеми возможными способами эпатировать публику: оскорблять, провоцировать, призывать к мятежу и насилию.

Футуристы писали манифесты, проводили вечера, где манифесты эти зачитывались со сцены и лишь затем — публиковались. Вечера эти обычно заканчивались горячими спорами с публикой, переходившими в драки. Так течение получало свою скандальную, однако очень широкую известность.

Учитывая общественно-политическую ситуацию в России, зерна футуризма упали на благодатную почву. Именно эта составляющая нового течения была, прежде всего, с энтузиазмом воспринята русскими кубофутуристами в предреволюционные годы. Для большинства из них «программные опусы» были важнее самого творчества.

Хотя прием эпатажа широко использовался всеми модернистскими школами, для футуристов он был самым главным, поскольку, как любое авангардное явление, футуризм нуждался в повышенном к себе внимании. Равнодушие было для него абсолютно неприемлемым, необходимым условием существования являлась атмосфера литературного скандала. Преднамеренные крайности в поведении футуристов провоцировали агрессивное неприятие и ярко выраженный протест публики. Что, собственно, и требовалось.

Русские авангардисты начала века вошли в историю культуры как новаторы, совершившие переворот в мировом искусстве — как в поэзии, так и в других областях творчества. Кроме того, многие прославились как великие скандалисты. Футуристы, кубофутуристы и эгофутуристы, сциентисты и супрематисты, лучисты и будетляне, всеки и ничевоки поразили воображение публики. «Но в рассуждениях об этих художественных революционерах,- как справедливо отмечено А. Обуховой и Н. Алексеевым,- часто упускают очень важную вещь: многие из них были гениальными деятелями того, что сейчас называют «промоушн» и «паблик рилэйшнз». Они оказались провозвестниками современных «художественных стратегий» — то есть умения не только создавать талантливые произведения, но и находить самые удачные пути для привлечения внимания публики, меценатов и покупателей.

Футуристы, конечно, были радикалами. Но деньги зарабатывать умели. Про привлечение к себе внимания с помощью всевозможных скандалов уже говорилось. Однако эта стратегия прекрасно срабатывала и во вполне материальных целях. Период расцвета авангарда, 1912-1916 годы — это сотни выставок, поэтических чтений, спектаклей, докладов, диспутов. А тогда все эти мероприятия были платными, нужно было купить входной билет. Цены варьировались от 25 копеек до 5 рублей — деньги по тем временам очень немалые. [Учитывая, что разнорабочий зарабатывал тогда 20 рублей в месяц, а на выставки порой приходило несколько тысяч человек.] Кроме того, продавались и картины; в среднем с выставки уходило вещей на 5-6 тысяч царских рублей«.

В прессе футуристов часто обвиняли в корыстолюбии. Например: «Нужно отдать справедливость господам футуристам, кубистам и прочим истам, они умеют устраиваться. Недавно один футурист женился на богатой московской купчихе, взяв в приданое два дома, экипажное заведение и… три трактира. Вообще декаденты всегда как-то „фатально“ попадают в компанию толстосумов и устраивают возле них свое счастье…».

Однако в своей основе русский футуризм был все же течением преимущественно поэтическим: в манифестах футуристов речь шла о реформе слова, поэзии, культуры. А в самом бунтарстве, эпатировании публики, в скандальных выкриках футуристов было больше эстетических эмоций, чем революционных. Почти все они были склонны как к теоретизированию, так и к рекламным и театрально-пропагандистским жестам. Это никак не противоречило их пониманию футуризма как направления в искусстве, формирующего будущего человека,- независимо от того, в каких стилях, жанрах работает его создатель. Проблемы единого стиля не существовало.

«Несмотря на кажущуюся близость русских и европейских футуристов, традиции и менталитет придавали каждому из национальных движений свои особенности. Одной из примет русского футуризма стало восприятие всевозможных стилей и направлений в искусстве. «Всечество» стало одним из важнейших футуристических художественных принципов.

Русский футуризм не вылился в целостную художественную систему; этим термином обозначались самые разные тенденции русского авангарда. Системой был сам авангард. А футуризмом его окрестили в России по аналогии с итальянским». И течение это оказалось значительно более разнородным, чем предшествующие ему символизм и акмеизм.

Это понимали и сами футуристы. Один из участников группы «Мезонин поэзии», Сергей Третьяков писал: «В чрезвычайно трудное положение попадают все, желающие определить футуризм (в частности литературный) как школу, как литературное направление, связанное общностью приемов обработки материала, общностью стиля. Им обычно приходится плутать беспомощно между непохожими группировками и останавливаться в недоумении между «песенником-архаиком» Хлебниковым, «трибуном-урбанистом» Маяковским, «эстет-агитатором» Бурлюком, «заумь-рычалой» Крученых. А если сюда прибавить «спеца по комнатному воздухоплаванию на фоккере синтаксиса» Пастернака, то пейзаж будет полон. Еще больше недоумения внесут «отваливающиеся» от футуризма — Северянин, Шершеневич и иные… Все эти разнородные линии уживаются под общей кровлей футуризма, цепко держась друг за друга!

Дело в том, что футуризм никогда не был школой и взаимная сцепка разнороднейших людей в группу держалась, конечно, не фракционной вывеской. Футуризм не был бы самим собою, если бы он наконец успокоился на нескольких найденных шаблонах художественного производства и перестал быть революционным ферментом-бродилом, неустанно побуждающим к изобретательству, к поиску новых и новых форм. Крепкозадый буржуазно-мещанский быт, в который искусство прошлое и современное (символизм) входили, как прочные части, образующие устойчивый вкус безмятежного и беспечального, обеспеченного жития,- был основной твердыней, от которой оттолкнулся футуризм и на которую он обрушился. Удар по эстетическому вкусу был лишь деталью общего намечавшегося удара по быту. Ни одна архи-эпатажная строфа или манифест футуристов не вызвали такого гвалта и визга, как раскрашенные лица, желтая кофта и ассиметрические костюмы. Мозг буржуа мог вынести любую насмешку над Пушкиным, но вынести издевательство над покроем брюк, галстука или цветком в петличке — было свыше его сил…».

Поэзия русского футуризма была теснейшим образом связана с авангардизмом в живописи. Не случайно многие поэты-футуристы были неплохими художниками — В. Хлебников, В. Каменский, Елена Гуро, В. Маяковский, А. Крученых, братья Бурлюки. В то же время многие художники-авангардисты писали стихи и прозу, участвовали в футуристических изданиях не только в качестве оформителей, но и как литераторы. Живопись во многом обогатила футуризм. К. Малевич, П. Филонов, Н. Гончарова, М. Ларионов почти создали то, к чему стремились футуристы.

Впрочем, и футуризм кое в чем обогатил авангардную живопись. По крайней мере, в плане скандальности художники мало в чем уступали своим поэтическим собратьям. В начале нового, XX века все хотели быть новаторами. Особенно художники, рвавшиеся к единственной цели — сказать последнее слово, а еще лучше — стать последним криком современности. И наши отечественные новаторы, как отмечается в уже цитированной статье из газеты «иностранец», стали использовать скандал как полностью осознанный художественный метод. Скандалы они устраивали разные, варьировавшиеся от озорно-театральных выходок до банального хулиганства. Живописец Михаил Ларионов, к примеру, неоднократно подвергался аресту и штрафу за безобразия, творимые во время так называемых «публичных диспутов», где он щедро раздавал оплеухи несогласным с ним оппонентам, кидался в них пюпитром или настольной лампой…

Читайте также  Роль почв в природе

В общем, очень скоро слова «футурист» и «хулиган» для современной умеренной публики стали синонимами. Пресса с восторгом следила за «подвигами» творцов нового искусства. Это способствовало их известности в широких кругах населения, вызывало повышенный интерес, привлекало все большее внимание.

История русского футуризма являла собой сложные взаимоотношения четырех основных группировок, каждая из которых считала себя выразительницей «истинного» футуризма и вела ожесточенную полемику с другими объединениями, оспаривая главенствующую роль в этом литературном течении. Борьба между ними выливалась в потоки взаимной критики, что отнюдь не объединяло отдельных участников движения, а, наоборот, усиливало их вражду и обособленность. Однако время от времени члены разных групп сближались или переходили из одной в другую.

Основные признаки футуризма:

— бунтарство, анархичность мировоззрения, выражение массовых настроений толпы;

— отрицание культурных традиций, попытка создать искусство, устремленное в будущее;

— бунт против привычных норм стихотворной речи, экспериментаторство в области ритмики, рифмы, ориентация на произносимый стих, лозунг, плакат;

— поиски раскрепощенного «самовитого» слова, эксперименты по созданию «заумного» языка;

Футуризм как художественное течение

1. Манифест футуризма

Футуризм (итал. futurismo от лат. futurum — будущее) -авангардистское художественное течение 1910-х- начала 1920-х XX в., наиболее полно проявившееся в Италии (родине футуризма) и России. Футуристы были и в других европейских странах — Германии, Англии, Франции, Польше. Футуризм заявил о себе в литературе, живописи, скульптуре, в меньшей степени в музыке.

Днем рождения футуризма считается 20 февраля 1909, когда в парижской газете «Фигаро» появился написанный Т.Ф. Маринетти Манифест футуризма. Именно Маринетти стал теоретиком и вождем первой, миланской, группы футуристов. Манифест был обращен к молодым итальянским деятелям искусства («Самые старые среди нас — тридцатилетние, за 10 лет мы должны выполнить свою задачу, пока не придет новое поколение и не выбросит нас в корзину для мусора.»). В манифесте отрицались все духовно-культурные ценности прошлого. (Через несколько лет русский поэт-футурист В.Маяковский сформулировал это кратко и выразительно: «Я над всем, что сделано, ставлю „ nihil».). Неслучайно футуризм возник в Италии, стране-музее. «У нас нет жизни, а есть только одни воспоминания о более славном прошлом. Мы живем в великолепном саркофаге, в котором плотно привинчена крышка, чтобы не проник свежий воздух», — жаловался Маринетти. Ввести своих соотечественников на Олимп современной европейской культуры — вот то, что несомненно стояло за эпатажно-крикливым тоном манифеста. Группа молодых художников из Милана, а затем и из других городов немедленно откликнулась на призыв Маринетти — и своим творчеством и собственными манифестами. 11 февраля 1910 появляется Манифест художников-футуристов, а 11 апреля того же года — Технический манифест футуристической живописи, подписанный У.Боччони, Дж.Балла, К.Карра, Л.Руссоло, Дж.Северени — наиболее крупными художниками-футуристами. Сам Маринетти за свою жизнь опубликовал свыше 80-ти манифестов, касающихся не только самых разных видов художественного творчества, но и самых разных сторон жизни. Во всех своих произведениях, как теоретических, так и художественных (стихи, роман Мафарка-футурист) Маринетти, как и его сподвижники, отрицал не только художественные, но и этические ценности прошлого.

Устаревшими были объявлены жалость, уважение к человеческой личности, романтическая любовь. Упоенные новейшими достижениями техники, футуристы стремились вырезать «раковую опухоль» старой культуры ножом техницизма и последних достижений науки. Гоночный автомобиль, «несущийся как шрапнель», представлялся им прекраснее Ники Самофракийской. Футуристы утверждали, что новая техника меняет и человеческую психику, а это требует изменения всех изобразительно-выразительных средств искусства. В современном мире их особенно зачаровывали скорость, мобильность, динамика, энергетика. Свои поэмы и картины они посвящали автомобилю, поезду, электричеству. «Жар, исходящий от куска дерева или железа, нас волнует больше, чем улыбка и слезы женщины», «Новое искусство может быть только насилием, жестокостью», — заявлял Маринетти.

На мировоззрение футуристов оказали сильное влияние идеи Ницше с его культом «сверхчеловека»; философия Бергсона, утверждающая, что ум способен постигать только все окостенелое и мертвое; бунтарские лозунги анархистов. Гимн силе и героизму — почти во всех произведениях итальянских футуристов. Человек будущего, в их представлении, — это «механический человек с заменяемыми частями», всемогущий, но бездушный, циничный и жестокий.

Очищение мира от «рухляди» они видели в войнах и революциях. «Война — единственная гигиена мира», «Слово «свобода» должно подчиниться слову Италия», — провозглашал Марирнетти. Даже названия поэтических сборников Пистолетные выстрелы Лучини, Электрические стихи Говони, Штыки А.Д. Альбы, Аэропланы Буцци, Песнь моторов Л.Фольгоре, Поджигатель Палаццески — говорят сами за себя.

Ключевым лозунгом итальянских футуристов в литературе стал -«Слова на свободе!» — не выражать словами смысл, а дать самому слову управлять смыслом (или бессмыслицей) стихотворения. Один из современников описал, как читал свое стихотворение о войне Маринетти: «Бум, бум., и поясняет: — это ядра. Бум, бум.. .тарарх — разрыв снаряда. Пик, пик, пик — ласточка пролетает над полем сражения. У-а-а, Маринетти рычит так, что в двери кабинета показывается испуганное лицо лакея, — это издыхает раненый мул». Звукоподражания, рисунки, коллажи, игра шрифтами, математические символы — все это, по мнению, футуристов, должно разрушать традиционную, однозначную связь слова и смысла и создавать новые, современные, невыразимые только словами и общепринятой графикой, смыслы.

В живописи и скульптуре итальянский футуризм стал предтечей многих последующих художественных открытий и течений. Так, Боччони, использовавший в одной скульптуре самые разные материалы (стекло, дерево, картон, железо, кожу, конский волос, одежду, зеркала, электрические лампочки и т.д.), стал предвестником поп-арта. Стремясь в своих футуристических скульптурах-конструкциях к объединению пластической формы, цвета, движения и звука, Балла предвосхитил и кинетизм, и позднейшие синтетические виды искусства.

Итальянские футуристы ввели (или, во всяком случае, попытались ввести) в свои полотна и скульптуры звук. («Наши холсты, — писал К.Карра, — будут выражать пластические эквиваленты звуков, шумов и запахов в театре, в музыке, в зале кино, в публичном доме, на железнодорожном вокзале, в порту, гараже, клинике, мастерской и т.п. Для этого художник должен быть вихрем сенсаций, живописной силой и энергией, а не холодным логическим интеллектом».

Для итальянских футуристов (так же, как впоследствии и русских) был очень важен непосредственный контакт с публикой. Художники присутствовали на своих выставках, эпатируя внешним видом и речами публику.

Поэты старались, чтобы пришедшие на их выступления люди были не только зрителями, но и участниками некого действия. «Мы бросим в будущее локомотивы нашего вдохновения», — провозглашал Маринетти, и публика начинала подражать свисткам отходящих паровозов. А.Мацца призывал разрушить музеи, библиотеки и всякого рода академии, придать анафеме всех профессоров. «Ага! Верно на экзаменах провалился», -кричат из зала. «Футуристы не боятся свистков, они боятся лишь легких знаков одобрения», — гордо провозглашает очередной оратор-футурист. Апельсиновые корки, летящие из зала на сцену, наряд полиции в конце выступления. — все это было практически обязательной и желанной частью выступлений «людей будущего». Именно с футуризма начинается тенденция последовательного выхода художника за пределы искусства.

Накануне Первой мировой войны Маринетти откровенно подчиняет художественные интересы политическим: создает футуристические кружки из националистически настроенной молодежи, ездит по Европе с пропагандистскими лекциями. Агитирует за вступление Италии в Первую Мировую войну и сам участвует в ней добровольцем. В 1918 итальянские футуристы создали политическую партию, которая начала сближаться с «фашиями» Б.Муссолини. В 20-е многие футуристы воспевали фашистский режим, считая его воплощением мечты о великом будущем Италии.

Итальянский футуризм в России. Итальянский футуризм был хорошо известен в России почти с самого рождения. Манифест футуризма Маринетти был переведен и напечатан в газете «Вечер» 8 марта 1909. Итальянский корреспондент газеты «Русские ведомости» М.Осоргин регулярно знакомил русского читателя с футуристическими выставками и выступлениями. В.Шершеневич оперативно переводил практически все, что писал Маринетти. Поэтому, когда в начале 1914 Маринетти приехал в Россию, его выступления не произвели никакой сенсации. Главное же, к этому времени в русской литературе расцвел собственный футуризм, который почитал себя лучше итальянского и не зависимым от него. Первое из этих утверждений бесспорно: в русском футуризме были таланты такого масштаба, которых не знал футуризм итальянский. Первая значительная выставка итальянских художников-футуристов прошла в Париже в 1912 и затем проехала по всем художественным центрам Европы. Везде она имела скандальный успех, но не привлекла серьезных последователей. До России выставка не доехала, но русские художники в то время сами часто и подолгу жили за границей, теория и практика итальянского футуризма оказались во многом созвучны их собственным исканиям

Футуризм — хвалебный гимн индустриальной эпохе и научному прогрессу

Футуризм — это авангардное течение в искусстве (живописи, литературе, скульптуре, архитектуре) начала ХХ века, которое отвергало достижения классической культуры и воспевало наступающую индустриальную эпоху. Футуристы принципиально отказывались от традиционного художественного наследия, предлагали современникам создать новую модель устройства мира, основанную на идеях урбанизации и технического прогресса. В футуризме приветствовалось прославление движения, энергии, скорости, передовых достижений науки и техники того времени.

Футуризм заимствовал у фовизма выразительность цвета, а у кубизма — художественные формы с множеством раздробленных фигур и острых углов. Приверженцы этого течения радостно приветствовали революционные идеи, с энтузиазмом восприняли начало Первой Мировой войны, в которой видели радикальный способ очищения мира от старого мирового порядка. Многие футуристы ушли добровольцами на фронт и нашли там свою гибель.

Читайте также  Экскурсионные программы для туристских маршрутов

История развития футуризма

Футуризм в качестве течения в искусстве изначально появился в Италии. Официальной датой его создания считается 20 февраля 1909 года. В этот день поэт Филиппо Маринетти опубликовал в популярной газете «Манифест футуризма». В своем сочинении 32-летний автор обращался к деятелям искусства (в первую очередь — к художникам) с призывом к созданию новой концепции красоты в противовес старой традиционной культуре. Основополагающий документ нового течения провозглашал культ будущего и дал громкое название движению — «футуризм» (от лат. futurum — будущее).

Через год вокруг Маринетти объединилась арт-группа из числа молодых итальянских художников. В нее вошли:

  • Джакомо Бала (Giacomo Balla);
  • Умберто Боччиони (Umberto Boccioni);
  • Луиджи Русоло (Luigi Russolo);
  • Карло Кара (Carlo Carra);
  • Джино Северини (Gino Severini);
  • Франческо Балилла Прателла (Francesco Balilla Pratella).

В 1912 году в Париже состоялась первая выставка футуристов, экспонаты которой позже демонстрировались в разных странах Европы (Голландии, Бельгии, Англии, Швейцарии, Германии, Австро-Венгрии).

Революционные идеи футуристов не нашли большого отклика среди европейских художников. Только в России появилось множество энергичных сторонников нового течения. Здесь Давид Бурлюк организовал литературно-художественную группу «Гилея» в которую вошли многие молодые поэты и художники.

Российские футуристы стремились соединить живопись и литературу, а также создали собственную версию нового течения в искусстве. В ней большее значение придавалось теме одиночества человека в современном мире.

Популярность итальянского футуризма быстро угасла к концу Первой Мировой войны, а ее русская версия просуществовала чуть дольше — до начала 20-х годов. Впоследствии футуристы продолжили творческие поиски в других направлениях искусства.

Отличительные черты футуризма

Картины футуристов легко узнаваемы по характерным особенностям:

  • обилию ярких цветов и строгих форм;
  • глубокому философскому подтексту сюжета;
  • динамичности и геометричности изображений;
  • акценте на тематиках войны и технического прогресса;
  • стремлению автора изобразить предметы в движении.

Известные художники-футуристы

Среди множества выдающихся представителей художников-футуристов можно отменить следующих авторов:

  • Джакомо Балла (1871-1958) — в начале творческой карьеры тяготел к импрессионизму и увлекался пуантилизмом. В качестве футуриста известен абстрактными композициями, активно пытался воплощать свои идеи в скульптуре и прикладном искусстве. В 30-е годы вернулся к классической манере рисования. Дожил до глубокой старости и умер в Риме в возрасте 86 лет.

  • Луиджи Руссоло (1885-1947) — итальянский художник, композитор и поэт. Помимо живописи активно пропагандировал футуризм в музыке и поэзии, создавал смелые эксперименты, в которых исследовал шумовые звучания. С 1913 по 1941 год прекратил рисовать картины и полностью сосредоточился на музыке. Вернулся к живописи только к концу жизни.

  • Давид Бурлюк (1882-1967) — русский футурист украинского происхождения. В детстве лишился глаза и ходил со стеклянным протезом, став оригинальной знаменитостью. Чудом не погиб во время Гражданской войны, эмигрировал сначала в Японию, а затем — в США. Принимал активное участие в просоветски настроенных художественных группах, но на Родину не вернулся.

  • Умберто Боччони (1882-1916) — итальянский художник и теоретик футуризма, автор «Технического манифеста футуристической живописи». Изучал импрессионизм и постимрессионизм, увлекался пуантилизмом и дивизионизмом. Был призван в действующую армию во время Первой Мировой войны, умер от несчастного случая при падении с лошади.

Футуризм оставил яркий след в мировом искусстве. Художники-бунтари добились шумного успеха и выполнили свою историческую миссию. А на сайте Very Important Lot посетители всегда могут принять участие в аукционах, чтобы приобрести шедевры изобразительного искусства. Наш портал также предоставляет ценителям прекрасного возможность напрямую купить картины у современных художников.

ФУТУРИЗМ

от лат. futurum — будущее.

Направление в авангардном искусстве, возникшее в начале ХХ века и развивающееся в основном в живописи и поэзии, отрицавшее реализм и стремившееся создать собственный динамический стиль, «искусство будущего».

Для этого течения был характерен культ будущего и полный отказ от культурного наследия прошлого, разрыв с ним.

Первоначально движение зародилось в Италии: 20 февраля 1909 года итальянский поэт Филиппо Маринетти от имени молодых деятелей искусства опубликовал «Манифест футуризма», в котором излагались основные принципы направления. Называя музеи кладбищами, предлагая отказаться от почитания прошлого, «мертвого» искусства, Маринетти заявлял о готовности художников новой формации создавать совершенно иную художественную реальность. Идеи Маринетти разделяли такие итальянские художники как Д. Балла, Л. Руссоло, К. Карра, У. Боччони и др. Вдохновляясь стремительностью современной жизни, восторгаясь ее скоростью и динамикой, ускорением ее темпа в связи с индустриализацией, футуристы стремились запечатлеть это в своем творчестве, посвящая его гоночному автомобилю, поезду, электричеству. Особенно ярко эта абсолютизация скорости и динамики была выражена в футуристической живописи, для которой было характерно наслоение картин и элементов друг на друга. Стремясь визуально передать одновременность и динамичность впечатлений, художники-футуристы использовали такие приемы как утрированную динамику композиций, мелькающие формы, двоящиеся, напоминающие изображение стадий движения контуры с острыми гранями плоскостей, отмеченных резкими линиями. Кроме того, целью футуристов был синтез звука и изображения: с помощью живописных средств они пытались передать в своих картинах звуки современного города, визуализировать их, в литературе же они пытались воздействовать на читателя не только содержанием книги, но и ее внешней формой.

Идеи итальянского футуризма прижились в России как нигде в мире. Манифест Маринетти был переведен и напечатан в газете «Вечер» уже в марте 1909 года. В 1912 году российские футуристы создали свой собственный манифест «Пощёчина общественному вкусу», где предлагали «бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с парохода современности».

В литературе приверженцами футуризма были В. Маяковский, В. Хлебников, А. Крученых, Д. Бурлюк, В. Каменский, Б. Лившиц и др. В 1909 году, практически одновременно с выходом «Манифеста» в Италии, они организовали группу поэтов «будетлян» (термин придуман В. Хлебниковым), этим названием дистанцируясь от итальянского движения и подчеркивая свою самобытность. Первый сборник их стихов «Садок судей» (1910) был отпечатан на обратной стороне обоев, позднее вышли «Пощечина общественному вкусу» (1912), сопровождавшаяся одноименным манифестом, «Дохлая луна» (1913), «Садок судей II» (1913), «Молоко кобылиц» (1914), «Рыкающий парнас» (1914) и др. С 1910 года будетляне входят также в группу «Гилея» — от древнего названия местности в Таврической губернии, где находилось имение Давида Бурлюка, ставшее центром собраний футуристов.

Поэты-футуристы отказывались от всяческих литературных традиций, провозглашая абсолютную свободу поэтического слова, придавая его форме главенство над содержанием. А. Крученых утверждал право поэта использовать не имеющий определенного значения язык — «заумь». Отрицая поэтику в традиционном понимании, ее музыкальность и символизм, поэты-футуристы рассматривали слово не как способ выражения мысли, чувства или эмоции, а рассматривали его как самоцель. Это привело к активному словотворчеству: более традиционному, со смысловой нагрузкой у Маяковского, и к созданию совершенно оригинального «заумного» языка (стихи А. Крученых, В. Хлебникова и др).

Для обществ российских футуристов было характерно совместное творчество поэтов и художников, «живописцев и речетворцев», стремившихся к синтезу литературы и изобразительного искусства. Так, к «будетлянам» помимо поэтов относились художники К. Малевич, Н. Кульбин, музыканты М. Матюшин, А. Лурье; в 1913 году общество «Гилея» объединилось с художественным «Союзом молодежи» (М. Ларионов, Н. Гончарова, А. Экстер и др.). Ярчайшим примером синтеза искусств: слова, музыки и формы, стала футуристическая опера «Победа над солнцем», созданная в 1913 году. Текст для нее написал А. Крученых, музыку — М. Матюшин, а за визуальную часть, декорации и костюмы отвечал К. Малевич.

Русские футуристы также называли себя кубофутуристами, переосмысляя и синтезируя находки кубизма и итальянского футуризма. Практически все члены «Гилеи» относили себя именно к этому направлению. В отличие от поэзии, в живописи сложно выделить футуризм как единую художественную систему. Фактически, этим термином обозначались различные течения русского авангарда. В отдельные периоды жизни «кубофутуристические» работы создавали совершенно разные художники, которых сложно объединить общим знаменателем: К. Малевич («Уборка ржи», 1912, «Авиатор», 1914), Н. Гончарова («Лучистые линии», 1910), Д. Бурлюк («Портрет песнебойца фигуриста Василия Каменского», 1917), М. Ларионов («Лучистые линии», 1911) и др. Объединяло эти работы изображение полуабстрактных композиций, геометрические формы, близкие к «машинной» ритмике, коллажность, сходство всех элементов композиции, состоящих из одних и тех же первоэлементов. Изображение становилось безличным, безоценочным. Наиболее полно это направление в живописи было представлено на «Первой футуристической выставке Трамвай В» и на «Последней футуристической выставке картин 0,10», прошедших в 1915 и 1916 годах в Петрограде.

В прикладном искусстве русский кубофутуризм нашел свое место в создании декораций и костюмов для театра и кино (спектакль А.Я. Таирова «Саломея» с декорациями А. Экстер, 1917), в проектах праздничного городского оформления (Витебск в 1918-1920 годах).

В русском изобразительном искусстве футуризм и кубофутуризм стали неким переходным этапом к таким направлениям русского авангарда, как супрематизм, конструктивизм и лучизм. В рамках кубофутуризма была впервые разработана эстетика абсурда, впоследствии легшая в основу дадаизма и сюрреализма.

Как самостоятельное направление в изобразительном искусстве и литературе футуризм существовал до начала 1920-х годов, после чего отдельные его деятели продолжили творческие поиски и эксперименты каждый в своем направлении.

Футуризм — особенности, основные черты и представители направления

История возникновения

Основоположником направления считают итальянского поэта Филиппо Маринетти. Его стих «Красный сахар» — первое произведение нового направления. После него, в 1909 году писатель выпустил манифест течения в газете «Фигаро». Там он кратко и понятно определил отличительные черты футуризма, описав их как культ будущего и отказ от прошлого. Послание было ориентировано на молодых творцов.

Читайте также  Финансовая система Китая

Позже к нему присоединились такие творцы, как Балла, Боччони, Руссоло, Карло Карра, Джино Северини, Франческо Балилла Прателла. К 1912 году направление получило довольно широкое распространение, и в одном из музеев Парижа состоялась первая выставка художников-футуристов.

В России течение начало приобретать популярность в 1910—1911 годах. Оно пришлось по душе бунтарскому народу, совпало с недовольными современностью настроениями толпы. Последователи нового течения создали несколько литературных организаций со своими кодексами и уставами.

Расцвет футуризма был коротким, но ярким. Первые футуристы быстро добились славы и довольно скандальной известности, но очень скоро ушли на покой. Уже в 1914 году футуризм начал давать сбои и направление пережило кризис. Но его представители уже успели выполнить свою историческую роль и преподать нужный урок.

После Октябрьской революции и победы большевиков футуризм окончательно угас. Некоторые из деятелей направления умерли, другие сбежали из страны, третьи решили попробовать себя в других стилях. Последние последователи течения издавали свои произведения под маркой «ЛЕФ». Их самые поздние работы датируются 1920-ми годами.

Отличительные черты

Последователи направления считали свои работы «творчеством будущего». В них явно читалось презрение к старым правилам и законам, стремление и инновациям и экспериментам. По содержанию творчество было очень разнообразным. Основные особенности футуризма были неоднократно определены и подчёркнуты его последователями. Среди них:

  • стремление к исследованию новизны в искусстве;
  • отрицание старых норм и традиций;
  • эксперименты с формой произведения, акцентирование внимания на ней;
  • широкое применение неологизмов (новых слов, сочетаний, значений);
  • бунтарство, воспевание войн и революций как способа «омолодить общество»;
  • стремление создать ощущение грядущего переворота;
  • антиэстетизм, отрицание искусства как чего-то прекрасного;
  • прославление новых технологий, культ города.

Для футуризма было характерно отрицание преемственности литературных течений и заслуг старых классиков, а значит, и стремление оторваться от них. Направление стремилось развить право каждого деятеля на индивидуальный стиль, лишённый связей с другими.

В поэзии и литературе

Главной особенностью футуризма в литературе стал практически полный отказ от привычных правил орфографии, грамматики и стилистики. Авторы стремились создать свой индивидуальный стиль, экспериментируя со словоформами, речевыми конструкциями, ритмом и интонацией. Таким образом, футуризму в литературе свойственны такие черты:

  • необычные формы стихотворения, эксперименты с рифмой и стихотворными формами;
  • акцент на речетворчестве, создание новой, «заумной» речи за счёт создания новых словоформ, суффиксов, речевых оборотов и соединений;
  • широкое использование авторских неологизмов;
  • эксперименты с графическим восприятием текста — к примеру, поэмы, написанные наискосок, вверх ногами, с разными шрифтами и размерами букв;
  • сочетание поэтического с обыденным;
  • использование деловой, газетной, плакатной, жаргонной лексики;
  • пренебрежительное, иногда ненавистное отношение к «старому» языку, его намеренное искажение (например, «поэзы», «грамата»).

В России футуризм представлялся по большей части поэтами. Частью их философии был отказ от славы и личного признания, концентрация на своей группе. Потому деятели издавали не отдельные произведения, а сборники.

В изобразительном искусстве

Как и литература, изобразительное искусство в стиле футуризма базировалось на отказе от традиций. Его отличительные черты:

  • работы, посвящённые технологиям и урбанизации, картины машин, самолётов, электропроводов, сложных научно-фантастических механизмов;
  • изображение 3D-объекта с нескольких сторон одновременно;
  • интенсивные, яркие, контрастные цветовые решения;
  • динамичные формы;
  • раздробленные на фрагменты рисунки;
  • зигзаги и спирали как основные фигуры;
  • передача движения путём наложения;
  • динамика;
  • использование вырезок, металлических вставок, фрагментов таблиц, шестерёнок как элементов картины-коллажа;
  • попытки передать шумы и звуки средствами изобразительного искусства.

Футуристы стремились сделать зрителя не просто участником, а центральной фигурой своих картин. Для этого использовалось множество психологических и визуальных приёмов.

Видные деятели и группы

Течение футуризма просуществовало относительно недолго, потому не может похвастаться большим количеством ярких представителей. Поэты, художники и писатели, объединённые этим течением, по традиции собирались в группы, объединяющие людей с похожими взглядами. В России направление представляли кубофутуристы и эгофутуристы.

Давид Бурлюк

Д. Бурлюк считается первым футуристом в России. Он стал основателям популярной ассоциации поэтов «Гиллея» и поучаствовал в создании сборников «Садок гусей», «Пощёчина общественному вкусу» и других. Творец считал, что художественное произведение — это аккумулятор, энергия которого способна направлять мысли толпы.

Задачей Бурлюка был поиск новых путей в развитии искусства. По его мнению, новые течения в творчестве должны были отражать изменения в бурно развивающемся обществе XX века. Художник очень любил экспериментировать — именно он первым в мире стал использовать для декорации своих работ кусочки фанеры, металлические шестерёнки и детали механизмов, пластины. Отражение этой идеи до сих пор можно найти в дизайне.

После анархических бунтов в СССР Бурлюк переехал в Японию, где продолжил писать картины. Деньги от их продажи он использовал для последующей эмиграции в США. Оттуда он продолжал (в основном через друзей) издавать свои работы на территории родной страны. Стремясь заработать славу «отца русского футуризма», поэт постоянно писал в газеты и предлагал свои произведения издательствам, но те отвергали их.

Для футуризма Бурлюк был не только деятелем, но также критиком и наставником. Известный поэт В. Маяковский называл его своим учителем. Среди заметных трудов писателя можно выделить такие произведения, как «Толстой», «Горький», «Энтелехизм», «Рерих. Жизнь и творчество», «Радио-манифест».

Игорь Северянин

И. Северянин (настоящая фамилия — Лотарёв) дал новое определение футуризму, основав течение эгофутуризм. Его главной темой стало самовыражение, достижение «будущего я» из «настоящего» путём развития эгоизма. Что интересно, сам поэт покинул созданное им движение менее чем через год после основания. Причиной этого стало то, что он посчитал его цель достигнутой в рамках своего творческого пути.

Расставание с группой сопровождалось громким скандалом, но он не смог выбить поэта из колеи. Позже он неоднократно выступал на публике и выпускал в свет успешные произведения: «Громокипящий кубок», «Поэзоконцерт. Избранные поэзы для публичного чтения», «Варвэна», «Минестрель», «Миррэлия» и другие.

Кубофутуристы и «Гилея»

Основоположники футуризма и самая распространённая группа его представителей. Среди русских поэтов они были представлены группой «Гиллея», противопоставленной эгофутуристам. Направление было основано на принципах кубизма — течения живописи, основанное на стремлении показать трёхмерный объект с разных сторон. Он как бы разбирался на части, а затем собирался заново, показывая ракурсы и детали, непередаваемые при классическом изображении предмета с одной грани.

Представители кубофутуризма противопоставляли себя классической литературе и хотели сбросить её с пьедестала. Футуристы считали, что настоящую красоту поэзии можно выразить только свободным, раскрепощённым языком. Они бросали вызов всем установленным правилам грамматики, пунктуации и составления стихов. Самоценное слово противопоставлялось содержанию, литературному языку, поэтическому ритму, синтаксису, этимологии.

«Ассоциация неофутуристов»

Деятели этой организации относятся к представителям эгофутуризма. Среди них выделяют и. Северянина и И. Игнатьева. Просуществовала группа и её течение с 1911 до 1914 года. В отличие от предшествующего «Гилея», представители футуризма новой волны опирались не на коллективные наработки, а на индивидуальный стиль Игоря Северянина. Его особенности:

  • душа как единственная правда;
  • самоутверждение человека;
  • осмысленное использование новообразованных слов и словосочетаний (неологизмов);
  • поиски нового без отказа от старого;
  • смелость, раскованность в образах, эпитетах, метафорах, ассоциациях и других художественных приёмах;
  • противостояние стереотипам;
  • разнообразие структурных единиц и размеров стиха.

Первоначально организация обосновалась в литературном кружке «Ego», который И. Северянин основал совместно с К. Олимповым. Позже, в 1913 году, они создают «Академию эгопоэзии», в список участников которой входят Г. Иванов и С. Петров, затем под руководством И. Иванова возникает «Интуитивная ассоциация эгофутуристов», куда входят П. Широков, В. Гнедов и Д. Крючков.

Их целью, по собственному признанию, было «достижение возможностей будущего в настоящем». Ключом к этому писатели считали развитие эгоизма. Программным манифестом их идей стал сборник «Грамата» (слово искажено намеренно), произведения которого впитали все черты и признаки футуризма того времени.

«Мезонин поэзии»

Организация была основана в 1913-м. Просуществовала она недолго, распавшись в конце того же года. Видными деятелями группы были В. Шершеневич, Р. Ивнев, К. Большаков, Б. Лавренёв, Л. Зак, С. Третьяков. Среди основных идей поэтов было уничтожение национальных и культурных различий в поэзии — организатор группы считал, что общество большого города постепенно само сотрёт их. Он назвал лирику будущего «космополитичной».

Объединение желало повторить успех «Гилеи», одновременно противопоставляя себя ей. Но в составе группы оказалось недостаточно талантливых людей, чтобы сформировать собственную уникальную поэтическую базу. Участники были объединены скорее деловыми и культурными интересами, чем идеологическими и политическими взглядами, потому группа просуществовала недолго.

Среди творчества поэтов организации выделяются три альманаха: «Пир во время чумы», «Вернисаж» и «Крематорий здравомыслия». Кроме того, они выпустили несколько сборников стихотворений.

Объединение «Центрифуга»

Организация была основана в январе 1914 года. Её участниками стали такие деятели культуры, как Б. Пастернак, А. Есеев и С. Бобров. Ранее поэты занимались творчеством под крылом издательства лирика. Позже с объединением связывали Б. Гордеева, И. Аксёнова, Г. Петникова. Группа сохраняла активность до 1917 года, а произведения под её маркой продолжали выпускаться в свет до 1922-го, что сделало «Центрифугу» самым долгоживущим объединением приверженцев неофутуризма.

Главной особенностью творчества представителей группы стало смещение основного акцента лирического произведения со слова на интонацию, ритм, синтаксис. Именно за счёт них до читателя доносился смысл и настроение стиха. Участники «Центрифуги» в своих работах органично сочетали старые традиции и новые направления в футуризме серебряного века.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: