Особенности гендерных различий языковой личности - ABCD42.RU

Особенности гендерных различий языковой личности

Особенности гендерных различий языковой личности

Трейдинг криптовалют на полном автомате по криптосигналам. Сигналы из первых рук от мощного торгового робота и команды из реальных профессиональных трейдеров с опытом трейдинга более 7 лет. Удобная система мгновенных уведомлений о новых сигналах в Телеграмм. Сопровождение сделок и индивидуальная помощь каждому. Сигналы просты для понимания как для начинающих, так и для опытных трейдеров. Акция. Посетителям нашего сайта первый месяц абсолютно бесплатно .

Проблема различия мужской и женской языковых личностей впервые стала разрабатываться О.Есперсеном и Ф.Маутнером в самом начале нашего века. Основной идеей этих исследований было превосходство «мужского» языка над «женским». Данные исследования носили нерегулярный характер и находились на периферии лингвистики. В ходе описания мужской и женской языковой компетентности сформировал

ась концепция «дефицитности» «женского» языка по отношению к мужскому».

В противовес этому течению в 60-е и 70-е годы начала развиваться феминистская лингвистика (ФЛ), исследования которой проходили по двум основным направлениям: «асимметрий в системе языка, направленных против женщин» и изучение гендерных особенностей коммуникации в однополых и смешанных группах. Для ФЛ характерно привлечение к изучению проблемы всего спектра наук о человеке (психологии, социологии, антропологии и т.д.), но основная задача, поставленная перед собой представителями течения, была доказать факт дискриминации образа женщин в языке, в языковых нормах; их деятельность направлена скорее на политику, чем на науку.

Так получается, что сегодня мы видим перед собой два течения, тезисы которых явно противоречат друг другу. Два движения более соперничают между собой, чем пытаются найти научную истину. На наш взгляд, сегодня очень мало исследований различий мужской и женской языковых личностей, которые бы остались равнодушны к проблеме половой дискриминации.

Род деятельности мужчин и женщин, их воспитание, социальные роли в обществе значительно отличались до сих пор на Западе, а в нашей стране огромная разница существует и сегодня. Отличается ли языковой компонент личности мужчин и женщин? И если все-таки разница существует, то каковы особенности этих различий? – Вот вопросы, которые мы ставили в ходе этого исследования.

Объектом нашего исследования является языковая личность; предметом – особенности гендерных различий языковой личности.

ГЛАВА I Базовая терминология исследования

Эту часть мы бы хотели посвятить раскрытию некоторых терминов, используемых нами в дальнейшем исследовании.

Первый термин, с которым мы столкнулись – термин «языковая личность». Под языковой личностью мы понимаем совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью. В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов. Три выделенные нами в дефиниции аспекта анализа текста сами по себе всегда существовали по отдельности как внутрилингвистические и вполне самостоятельные задачи.

Структура языковой личности представляется состоящей из трех уровней: 1) вербально-семантического, предполагающего для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя — традиционное описание формальных средств выражения определенных значений; 2) когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира», отражающую иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой личности и ее анализа предполагает расширение значения и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания — к знанию, сознанию, процессам познания человека; 3) прагматического, заключающего цели, мотивы, интересы, установки и интенциональности. Этот уровень обеспечивает в анализе языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире.

При изучении темы мы столкнулись с еще одним понятием – «гендер». Этот термин пришел в лингвистику довольно своеобразным путем: английский термин gender, означающий грамматическую категорию рода, был изъят из лингвистического контекста и перенесен в исследовательское поле других наук – социальной философии, социологии, истории, а также в политический дискурс. Перенос был сделан, чтобы уйти от термина sexus (биологически пол), так как это понятие связывает с природной детерминированностью не только телесные различия мужчин и женщин, но и полоролевое разделение труда, неодинаковые требования и отношение общества к мужчинам и женщинам, разную общественную «ценность» лиц в зависимости от их пола. Термин гендер был призван подчеркнуть не природную, а социокультурную причину межполовых различий.

В языкознание же гендер пришел (вернее, вернулся в новом значении) несколько позднее из сферы социальных наук, когда гендерные исследования получили статус междисциплинарного направления.

Также невозможно упустить из виду следующие понятия: мужская и женская речь, гендерлект, маскулинность, фемининность, языковое поведение, языковая компетентность.

Мужская и женская речь — условное название лексических предпочтений и некоторых других особенностей употребления языка в зависимости от пола говорящего.

Гендерлект — постоянный набор признаков мужской и женской речи.

Маскулинность (мужественность) представляет собой комплекс аттитюдов, характеристик поведения, возможностей и ожиданий, детерминирующих социальную практику той или иной группы, объединенной по признаку пола. Другими словами, маскулинность — это то, что добавлено к анатомии для получения мужской гендерной роли.

Фемининность (феминность, женственность) — характеристики, связанные с женским полом (Большой толковый социологический словарь. С. 208), или характерные формы поведения, ожидаемые от женщины в данном обществе (Гидденс. С. 680), или же «социально определенное выражение того, что рассматривается как позиции, внутренне присущие женщине» (Tuttle). Традиционно предполагалось, что фемининность биологически обусловлена, и ей приписывались такие черты, как пассивность, отзывчивость, мягкость, поглощенность материнством, заботливость, эмоциональность и т. п. Эти представления находились в соответствии с отнесенностью женщин к частной, а не также к публичной сфере. Существует также представление, что фемининность — особая «равная-но-различная» противоположность маскулинности, что также неверно, поскольку маскулинные черты (стойкость, самодостаточность, смелость и др.) полагаются ценными для всех людей, включая женщин, а фемининные — желательные только для женщин с точки зрения их привлекательности для мужчин.

Языковое поведение – одним из ключевых социокультурных механизмов, обеспечивающих (через включение в языковое взаимодействие сознания и интеллекта, ценностно-нормативных регуляций, установок, интенций, воли, эмоций субъектов общения) саму возможность взаимодействия между людьми.

Языковая компетентность — качество личности, характеризуемое комплексом знаний, умений и навыков, обеспечивающих индивиду возможность воспринимать, понимать и порождать сообщения (тексты), содержащие информацию, выраженную средствами естественного языка, сохранять такую информацию в памяти и обрабатывать ее в ходе мыслительных процессов.

gendernii

  • Архивы
  • RSS лента

Мужская и женская языковые личности

Изучение языка вне условий и участников конкретного акта коммуникации в рамках системно-структурной парадигмы было не в состоянии ответить на многочисленные вопросы, связанные с порождением и восприятием осмысленного текста, и требовало расширения за счёт описания механизма функционирования языка в процессе коммуникации. Важнейшим сдвигом в этом направлении стало обращение языкознания к человеческому фактору, то есть изучение языка «в тесной связи с человеком, его сознанием, мышлением, духовно-практической деятельностью» /Серебренников 1988, 8/. Переход от лингвистики имманентной, изучавшей язык в самом себе и для себя, к лингвистике антропологической ознаменовал новую парадигму лингвистических исследований — когнитивную, в центре внимания которой находится изучение человека как системы получения, переработки, хранения и передачи информации.

Значительным достижением в рамках когнитивной парадигмы является создание теории языковой личности (ЯЛ), представляющей собой оптимальную базу лингвистических исследований в результате охвата всех этапов речемыслительной деятельности человека от зарождения коммуникативного намерения до порождения конечного продукта — текста. Об актуальности проблемы свидетельствует большое количество работ, посвящённых разработке ЯЛ /Богин 1984, Караулов 1987, Винокур 1989, Халеева 1989, 1995, Шахнарович 1990, Каменская 1998/. Языковая личность — это конструкт, в структуру которого первоначально были включены три уровня: лексикон, тезаурус и прагматикон. Однако модель ЯЛ не является застывшим, константным понятием. Значимость этой теории определяется тем, что она открыта для дальнейших дополнений и уточнений в духе времени, то есть может быть диверсифицирована как по вертикали (за счёт выделения новых уровней), так и по горизонтали (за счёт детализации внутри имеющихся уровней). Так, в последнее время всё более настойчиво заявляет о себе ещё один аспект ЯЛ — эмоциональный, что вызывает необходимость адекватной модификации её структуры. Вкладом в развитие теории ЯЛ является дополнение её структуры эмоциональным уровнем /Каменская 1997/, объединяющим эмоции в составе ЯЛ в их концептуальном представлении. Будучи явлениями психическими, эмоции обретают социальную реальность лишь во внешних проявлениях — манифестациях, которые окружающие воспринимают как индикаторы тех или иных эмоций. Эти манифестации носят как вербальный, так и паравербальный (мимика, жесты) характер. По некоторым данным, человек извлекает из слов лишь 7% всей получаемой информации, 38% — из звучания голоса и 55% — из языка телодвижений. Более того, американские исследователи Фризен и Соренсон пришли к выводу, что язык жестов для выражения таких базисных эмоций как радость и горе, интерес и удивление, страх и гнев повсюду одинаков, переходя границы мировых океанов и составляя общее наследие человечества /Thiel 1994, 8-10/. Оставляя невербальные способы объективации эмоциональных состояний темой для дальнейших исследований, мы посвятили данную работу вербальным формам презентации эмоций, т.е. их актуализации во внешней речи. Объектом исследования был выбран парламентский дискурс, поскольку, по мнению специалистов, именно политика является ареной наивысшего накала страстей. До недавнего времени язык политики изучался в основном зарубежными лингвистами. Причина этого – не столько отсутствие интереса со стороны отечественного языкознания, сколько вероятность, что критическое рассмотрение политического дискурса будет воспринято как критика системы /Stadler 1997, 24/. Изменение общественно-политической ситуации привело к тому, что с начала 90-ых годов в российской лингвистике произошёл всплеск исследований политического языка /Баранов, Караулов 1991; Гусейнов 1992, 1994; Земская 1991, 1996; Верещагин 1995; Костомаров 1994; Ширяев, Граудина, Лазуткина 1994; Сорокин, Базылев 1997, Шаховский 1998/. Материалом для изучения и анализа эмоций стали стенографические отчёты о пленарных дебатах парламента ФРГ. Как известно, пленарное выступление — это коммуникация «по заказу», так как осуществляется она по поручению парламентской фракции, комиссии или депутатской группы. В пленарном выступлении депутат не столько объективирует свои личностные эмоции, сколько пытается в строго ограниченное время воздействовать на аудиторию с целью изменения её прагматических параметров: оценок, взглядов, подходов. В результате пленарные выступления могут скорее служить материалом для анализа риторических стратегий депутатов. Более адекватную базу для исследования эмоциональной сферы и механизмов её объективации, на наш взгляд, представляют собой реплики — выкрики депутатов из зала во время пленарных выступлений. Реплики являются спонтанной реакцией присутствующих в зале парламентариев на содержание выступления или личность выступающего. В качестве своего рода «эмоционального клапана» реплики наиболее адекватно эксплицируют внутренние эмоциональные состояния индивида и могут быть использованы как материал для анализа количественных и качественных характеристик эмоций, а также механизмов их вербализации во внешней речи. При этом существенное значение приобретают экстралингвистические факторы, поскольку именно в парламенте эмоции депутатов во многом определяются партийно-политической принадлежностью. Данные научных исследований показывают, что эмоции человека носят социально обусловленный характер, так как знания о принятой в социуме системе эмоций и правилах их манифестаций индивид получает в процессе социализации. Причём социальная типичность эмоций и их манифестаций формируется одновременно на нескольких макро- и микроуровнях – от общечеловеческого до узкопрофессионального. Один из факторов, определяющих формирование и объективацию эмоциональной сферы, — половой, обусловленный наличием особенностей в социализации мужчин и женщин. С одной стороны, некоторые учёные придерживаются теории «двух культур», в которых с детства по разным нормам воспитываются индивиды двух полов, вступая затем в межкультурную коммуникацию. С другой стороны, в обществе реально существуют традиционное распределение ролей, социальные ритуалы, стереотипы и ожидания, касающиеся в том числе эмоциональной сферы мужчин и женщин. Всё это позволяет провести диверсификацию эмоционального уровня ЯЛ и выделить эмоциональный уровень ЯЛ-мужчины и эмоциональный уровень ЯЛ-женщины. Отметим, что гендерные исследования, активно проводимые в Западных странах в начала 70-х годов /Guentherodt 1980, Lakoff 1975, Pusch 1984, Samel 1995, Tannen 1991 и др./ выделили целый ряд существенных различий в речевом поведении мужчин и женщин, оставив без достаточного внимания гендерные особенности эмоциональной сферы. В России гендерные исследования находятся в стадии формирования /Земская, Китайгородская, Розанова 1993, Кирилина 1997 –1999, Халеева 1999, Гончаренко 1999, Белянин 1999, Горошко 1996-1999/. Представленная работа посвящена гендерно-детерминированным закономерностям использования языка в малоизученном ракурсе эмоционального уровня ЯЛ. Актуальность исследования обусловлена необходимостью дальнейшей разработки теории ЯЛ, диверсификации структуры ЯЛ в связи с изучением новых аспектов языка и речи и анализом влияния различных факторов на речемыслительную деятельность человека. Научная новизна работы заключается в том, что в ней:

  • проводится целенаправленное исследование эмоционального уровня ЯЛ, получают дальнейшую детализацию языковые средства и речевые механизмы вербализации эмоциональных состояний;
  • диверсифицируется включённый в структуру ЯЛ эмоциональный уровень на эмоциональные уровни ЯЛ — женщины и ЯЛ — мужчины;
  • разрабатывается и обосновывается методика анализа реплик из зала для характеристики, во-первых, внутреннего эмоционального состояния депутатов, и, во-вторых, стратегий воздействия на эмоциональное состояние аудитории;
  • проводится сравнительное исследование эмоционального уровня ЯЛ — мужчины и ЯЛ – женщины как по качественным и количественным характеристикам переживаемых ими эмоций и приоритетам в выборе стратегий эмоциогенного воздействия, так и по гендерным особенностям использования языковых средств и речевых механизмов создания экспрессивности.

Основными целями исследования являются: 1. Изучение эмоций, объективированных в вербальной и паравербальной форме в адрес депутатов – мужчин и женщин, с целью выявления, как пол выступающего влияет на восприятие порождаемого им текста.

  1. Изучение эмоций, вербализованных в репликах депутатами – мужчинами и женщинами, с целью выявления гендерных особенностей эмоциональной сферы и механизмов её объективации во внешней речи.
  2. Определение гендерных приоритетов в выборе стратегий эмоциогенного воздействия, реализованных в репликах мужчин и женщин.

Цели работы определяют следующие задачи: 1. Характеристика эмоционального уровня в структуре языковой личности и выделение языковых средств и речевых механизмов объективации эмоциональных состояний во внешней речи. 2. Характеристика категории gender и рассмотрение её влияния на речевое поведение индивидов.

  1. Характеристика парламентского дискурса и его важной составляющей части – реплик из зала, выполняющих одновременно функцию экспликации личностных эмоций депутатов по отношению к оратору и функцию эмоциогенного воздействия на аудиторию.
  2. Сравнительный анализ эмоций, актуализируемых в вербальной (реплики) и паравербальной (аплодисменты, смех) форме в адрес выступлений депутатов — мужчин и женщин, по форме, знаку, интенсивности и объектной направленности.
  3. 5. Сравнительный анализ эмоций, вербализуемых в репликах депутатами — мужчинами и женщинами, по знаку, интенсивности и объектной направленности.
  4. 6. Сравнительный анализ гендерных приоритетов в выборе стратегий эмоциогенного воздействия.
  5. 7. Сравнительный анализ языковых средств и речевых механизмов создания экспрессивности, используемых мужчинами и женщинами для вербализации собственных эмоциональных состояний и эмоциогенного воздействия на аудиторию.

Материалом для исследования послужили стенографические отчёты о пленарных дебатах бундестага. Основным методом, использовавшимся в ходе исследования, стал комплексный анализ реплик, включающий в себя элементы дискурсного анализа, контент-анализа, количественного, экспрессивно-стилистического и интенционального анализа. Теоретическая значимость определяется необходимостью дальнейшего развития понятия языковой личности путём диверсификации уровней ЯЛ как по вертикали (эмоциональный уровень), так и по горизонтали (эмоциональный уровень ЯЛ-мужчины и ЯЛ-женщины). Данное исследование является первым опытом анализа эмоциональной составляющей речевого поведения индивидов в гендерном ракурсе и вносит вклад в разработку теоретических основ и методики проведения подобных исследований в будущем. Кроме того, в исследовании получила дальнейшее развитие теория речевых актов (ТРА), в рамках которой были разработаны: понятия множественности иллокутивных целей (ИЦ) и ведущей ИЦ; методы использования контекста для выделения ведущей ИЦ, на основе которой определяется базисная категория иллокуции; анализ экспрессивов с учётом их смешанного характера; критерии оценки иллокутивной силы и её влияния на перлокуцию. Практическая значимость определяется возможностью включения полученных результатов в лекционные и семинарские занятия по общему и сравнительному языкознанию, а именно при изучении современных направлений лингвистических исследований — когнитивая лигвистика, гендерология, анализ политического дискурса. Исследование представляет также интерес для изучающих немецкий язык студентов языковых вузов и может служить в качестве лингвокогнитивного обеспечения формирования вторичной языковой личности /Халеева 1989/. Данные исследования могут привлекаться студентами старших курсов для написания курсовых и дипломных работ. Кроме того, использование полученных результатов возможно в политологии, социологии и конфликтологии. В ходе дальнейших исследований особенностей эмоциональной сферы мужчин и женщин целесообразно включить в изучение другие (помимо парламентского) виды дискурса, а также верифицировать полученные данные на материале других (помимо немецкого) языков.

Курсовая работа: Особенности гендерных различий языковой личности

Глава I Базовая терминология исследования

Глава IIИстория изучения проблемы

Глава IIIРазличия языковых личностей мужчины и женщины

Список литературных источников

Проблема различия мужской и женской языковых личностей впервые стала разрабатываться О.Есперсеном и Ф.Маутнером в самом начале нашего века. Основной идеей этих исследований было превосходство «мужского» языка над «женским». Данные исследования носили нерегулярный характер и находились на периферии лингвистики. В ходе описания мужской и женской языковой компетентности сформировалась концепция «дефицитности» «женского» языка по отношению к мужскому».

В противовес этому течению в 60-е и 70-е годы начала развиваться феминистская лингвистика (ФЛ), исследования которой проходили по двум основным направлениям: «асимметрий в системе языка, направленных против женщин» и изучение гендерных особенностей коммуникации в однополых и смешанных группах. Для ФЛ характерно привлечение к изучению проблемы всего спектра наук о человеке (психологии, социологии, антропологии и т.д.), но основная задача, поставленная перед собой представителями течения, была доказать факт дискриминации образа женщин в языке, в языковых нормах; их деятельность направлена скорее на политику, чем на науку.

Так получается, что сегодня мы видим перед собой два течения, тезисы которых явно противоречат друг другу. Два движения более соперничают между собой, чем пытаются найти научную истину. На наш взгляд, сегодня очень мало исследований различий мужской и женской языковых личностей, которые бы остались равнодушны к проблеме половой дискриминации.

Род деятельности мужчин и женщин, их воспитание, социальные роли в обществе значительно отличались до сих пор на Западе, а в нашей стране огромная разница существует и сегодня. Отличается ли языковой компонент личности мужчин и женщин? И если все-таки разница существует, то каковы особенности этих различий? – Вот вопросы, которые мы ставили в ходе этого исследования.

Объектом нашего исследования является языковая личность; предметом – особенности гендерных различий языковой личности.

ГЛАВА IБазовая терминология исследования

Эту часть мы бы хотели посвятить раскрытию некоторых терминов, используемых нами в дальнейшем исследовании.

Первый термин, с которым мы столкнулись – термин «языковая личность» . Под языковой личностью мы понимаем совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью. В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов. Три выделенные нами в дефиниции аспекта анализа текста сами по себе всегда существовали по отдельности как внутрилингвистические и вполне самостоятельные задачи.

Структура языковой личности представляется состоящей из трех уровней: 1) вербально-семантического, предполагающего для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя — традиционное описание формальных средств выражения определенных значений; 2) когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира», отражающую иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой личности и ее анализа предполагает расширение значения и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания — к знанию, сознанию, процессам познания человека; 3) прагматического, заключающего цели, мотивы, интересы, установки и интенциональности. Этот уровень обеспечивает в анализе языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире.

При изучении темы мы столкнулись с еще одним понятием – «гендер». Этот термин пришел в лингвистику довольно своеобразным путем: английский термин gender , означающий грамматическую категорию рода, был изъят из лингвистического контекста и перенесен в исследовательское поле других наук – социальной философии, социологии, истории, а также в политический дискурс. Перенос был сделан, чтобы уйти от термина sexus (биологически пол), так как это понятие связывает с природной детерминированностью не только телесные различия мужчин и женщин, но и полоролевое разделение труда, неодинаковые требования и отношение общества к мужчинам и женщинам, разную общественную «ценность» лиц в зависимости от их пола. Термин гендер был призван подчеркнуть не природную, а социокультурную причину межполовых различий.

В языкознание же гендер пришел (вернее, вернулся в новом значении) несколько позднее из сферы социальных наук, когда гендерные исследования получили статус междисциплинарного направления.

Также невозможно упустить из виду следующие понятия: мужская и женская речь, гендерлект, маскулинность, фемининность, языковое поведение, языковая компетентность.

Мужская и женская речь — условное название лексических предпочтений и некоторых других особенностей употребления языка в зависимости от пола говорящего.

Гендерлект — постоянный набор признаков мужской и женской речи.

Маскулинность (мужественность) представляет собой комплекс аттитюдов, характеристик поведения, возможностей и ожиданий, детерминирующих социальную практику той или иной группы, объединенной по признаку пола. Другими словами, маскулинность — это то, что добавлено к анатомии для получения мужской гендерной роли.

Фемининность (феминность, женственность) — характеристики, связанные с женским полом (Большой толковый социологический словарь. С. 208), или характерные формы поведения, ожидаемые от женщины в данном обществе (Гидденс. С. 680), или же «социально определенное выражение того, что рассматривается как позиции, внутренне присущие женщине» (Tuttle). Традиционно предполагалось, что фемининность биологически обусловлена, и ей приписывались такие черты, как пассивность, отзывчивость, мягкость, поглощенность материнством, заботливость, эмоциональность и т. п. Эти представления находились в соответствии с отнесенностью женщин к частной, а не также к публичной сфере.Существует также представление, что фемининность — особая «равная-но-различная» противоположность маскулинности, что также неверно, поскольку маскулинные черты (стойкость, самодостаточность, смелость и др.) полагаются ценными для всех людей, включая женщин, а фемининные — желательные только для женщин с точки зрения их привлекательности для мужчин.

Языковое поведение – одним из ключевых социокультурных механизмов, обеспечивающих (через включение в языковое взаимодействие сознания и интеллекта, ценностно-нормативных регуляций, установок, интенций, воли, эмоций субъектов общения) саму возможность взаимодействия между людьми.

Языковая компетентность — качество личности, характеризуемое комплексом знаний, умений и навыков, обеспечивающих индивиду возможность воспринимать, понимать и порождать сообщения (тексты), содержащие информацию, выраженную средствами естественного языка, сохранять такую информацию в памяти и обрабатывать ее в ходе мыслительных процессов.

ГЛАВА II История изучения проблемы

Изучение взаимосвязи языка и пола его носителей можно разделить на два периода, рубежом которых являются 60-е годы нашего века: 1) нерегулярные (и не связанные со смежными науками) исследования, основанные главным образом на наблюдении разрозненных фактов; 2) широкомасштабные исследования с 60-х годов, обусловленные ростом интереса к прагматическому росту языкознания, развитием социолингвистики и существенными изменениями в традиционном распределении женских и мужских ролей в обществе.

Впервые фактор пола в связи с языком возник в античности при осмыслении категории грамматического рода. Древнейшей и долгое время единственной гипотезой о причинах появления и функционировании в языке категории рода стала символико-семантическая, базировавшаяся на соотнесении природной биологической категории sexus с грамматической категорией genus. Сторонники символико-семантической гипотезы считали, что грамматический род возник под влиянием природной данности — наличия людей разного пола. Хотя точки зрения на детерминированность категории рода биологической реальностью в ряде аспектов не совпадали, единым было мнение о несомненной связи природного пола и грамматического рода. Гипотеза основывалась на двух особенностях мифологического мышления — анимизме и антропоморфизме. Символико-семантическую гипотезу представляли ученые, оказавшие огромное влияние на лингвистику (Гердер, Гримм, В. Гумбольдт и др.), что предопределило ее длительное господство в лингвистическом описании. При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что для объяснения экстралингвистической мотивированности категории рода исследователи использовали свой неязыковой опыт. Это привело к появлению оценочности в интерпретации категории рода: мужской род оказывался первостепенным из-за приписывания именам, относящимся к нему, семантики силы, активности, энергии. Имена женского рода, напротив, характеризовались пассивностью, подчиненностью.

—>ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ «

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
  • Особенности гендерных различий языковой личности (стр. 1 из 4)

    ЖЕНСКАЯ ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ В ОТЛИЧИЕ ОТ МУЖСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ

    Глава I Базовая терминология исследования

    Глава IIИстория изучения проблемы

    Глава IIIРазличия языковых личностей мужчины и женщины

    Список литературных источников

    Проблема различия мужской и женской языковых личностей впервые стала разрабатываться О.Есперсеном и Ф.Маутнером в самом начале нашего века. Основной идеей этих исследований было превосходство «мужского» языка над «женским». Данные исследования носили нерегулярный характер и находились на периферии лингвистики. В ходе описания мужской и женской языковой компетентности сформировалась концепция «дефицитности» «женского» языка по отношению к мужскому».

    В противовес этому течению в 60-е и 70-е годы начала развиваться феминистская лингвистика (ФЛ), исследования которой проходили по двум основным направлениям: «асимметрий в системе языка, направленных против женщин» и изучение гендерных особенностей коммуникации в однополых и смешанных группах. Для ФЛ характерно привлечение к изучению проблемы всего спектра наук о человеке (психологии, социологии, антропологии и т.д.), но основная задача, поставленная перед собой представителями течения, была доказать факт дискриминации образа женщин в языке, в языковых нормах; их деятельность направлена скорее на политику, чем на науку.

    Так получается, что сегодня мы видим перед собой два течения, тезисы которых явно противоречат друг другу. Два движения более соперничают между собой, чем пытаются найти научную истину. На наш взгляд, сегодня очень мало исследований различий мужской и женской языковых личностей, которые бы остались равнодушны к проблеме половой дискриминации.

    Род деятельности мужчин и женщин, их воспитание, социальные роли в обществе значительно отличались до сих пор на Западе, а в нашей стране огромная разница существует и сегодня. Отличается ли языковой компонент личности мужчин и женщин? И если все-таки разница существует, то каковы особенности этих различий? – Вот вопросы, которые мы ставили в ходе этого исследования.

    Объектом нашего исследования является языковая личность; предметом – особенности гендерных различий языковой личности.

    ГЛАВА IБазовая терминология исследования

    Эту часть мы бы хотели посвятить раскрытию некоторых терминов, используемых нами в дальнейшем исследовании.

    Первый термин, с которым мы столкнулись – термин «языковая личность». Под языковой личностью мы понимаем совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью. В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов. Три выделенные нами в дефиниции аспекта анализа текста сами по себе всегда существовали по отдельности как внутрилингвистические и вполне самостоятельные задачи.

    Структура языковой личности представляется состоящей из трех уровней: 1) вербально-семантического, предполагающего для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя — традиционное описание формальных средств выражения определенных значений; 2) когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира», отражающую иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой личности и ее анализа предполагает расширение значения и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания — к знанию, сознанию, процессам познания человека; 3) прагматического, заключающего цели, мотивы, интересы, установки и интенциональности. Этот уровень обеспечивает в анализе языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире.

    При изучении темы мы столкнулись с еще одним понятием – «гендер». Этот термин пришел в лингвистику довольно своеобразным путем: английский термин gender, означающий грамматическую категорию рода, был изъят из лингвистического контекста и перенесен в исследовательское поле других наук – социальной философии, социологии, истории, а также в политический дискурс. Перенос был сделан, чтобы уйти от термина sexus (биологически пол), так как это понятие связывает с природной детерминированностью не только телесные различия мужчин и женщин, но и полоролевое разделение труда, неодинаковые требования и отношение общества к мужчинам и женщинам, разную общественную «ценность» лиц в зависимости от их пола. Термин гендер был призван подчеркнуть не природную, а социокультурную причину межполовых различий.

    В языкознание же гендер пришел (вернее, вернулся в новом значении) несколько позднее из сферы социальных наук, когда гендерные исследования получили статус междисциплинарного направления.

    Также невозможно упустить из виду следующие понятия: мужская и женская речь, гендерлект, маскулинность, фемининность, языковое поведение, языковая компетентность.

    Мужская и женская речь — условное название лексических предпочтений и некоторых других особенностей употребления языка в зависимости от пола говорящего.

    Гендерлект — постоянный набор признаков мужской и женской речи.

    Маскулинность (мужественность) представляет собой комплекс аттитюдов, характеристик поведения, возможностей и ожиданий, детерминирующих социальную практику той или иной группы, объединенной по признаку пола. Другими словами, маскулинность — это то, что добавлено к анатомии для получения мужской гендерной роли.

    Фемининность (феминность, женственность) — характеристики, связанные с женским полом (Большой толковый социологический словарь. С. 208), или характерные формы поведения, ожидаемые от женщины в данном обществе (Гидденс. С. 680), или же «социально определенное выражение того, что рассматривается как позиции, внутренне присущие женщине» (Tuttle). Традиционно предполагалось, что фемининность биологически обусловлена, и ей приписывались такие черты, как пассивность, отзывчивость, мягкость, поглощенность материнством, заботливость, эмоциональность и т. п. Эти представления находились в соответствии с отнесенностью женщин к частной, а не также к публичной сфере.Существует также представление, что фемининность — особая «равная-но-различная» противоположность маскулинности, что также неверно, поскольку маскулинные черты (стойкость, самодостаточность, смелость и др.) полагаются ценными для всех людей, включая женщин, а фемининные — желательные только для женщин с точки зрения их привлекательности для мужчин.

    Языковое поведение – одним из ключевых социокультурных механизмов, обеспечивающих (через включение в языковое взаимодействие сознания и интеллекта, ценностно-нормативных регуляций, установок, интенций, воли, эмоций субъектов общения) саму возможность взаимодействия между людьми.

    Языковая компетентность — качество личности, характеризуемое комплексом знаний, умений и навыков, обеспечивающих индивиду возможность воспринимать, понимать и порождать сообщения (тексты), содержащие информацию, выраженную средствами естественного языка, сохранять такую информацию в памяти и обрабатывать ее в ходе мыслительных процессов.

    ГЛАВА II История изучения проблемы

    Изучение взаимосвязи языка и пола его носителей можно разделить на два периода, рубежом которых являются 60-е годы нашего века: 1) нерегулярные (и не связанные со смежными науками) исследования, основанные главным образом на наблюдении разрозненных фактов; 2) широкомасштабные исследования с 60-х годов, обусловленные ростом интереса к прагматическому росту языкознания, развитием социолингвистики и существенными изменениями в традиционном распределении женских и мужских ролей в обществе.

    Впервые фактор пола в связи с языком возник в античности при осмыслении категории грамматического рода. Древнейшей и долгое время единственной гипотезой о причинах появления и функционировании в языке категории рода стала символико-семантическая, базировавшаяся на соотнесении природной биологической категории sexus с грамматической категорией genus. Сторонники символико-семантической гипотезы считали, что грамматический род возник под влиянием природной данности — наличия людей разного пола. Хотя точки зрения на детерминированность категории рода биологической реальностью в ряде аспектов не совпадали, единым было мнение о несомненной связи природного пола и грамматического рода. Гипотеза основывалась на двух особенностях мифологического мышления — анимизме и антропоморфизме. Символико-семантическую гипотезу представляли ученые, оказавшие огромное влияние на лингвистику (Гердер, Гримм, В. Гумбольдт и др.), что предопределило ее длительное господство в лингвистическом описании. При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что для объяснения экстралингвистической мотивированности категории рода исследователи использовали свой неязыковой опыт. Это привело к появлению оценочности в интерпретации категории рода: мужской род оказывался первостепенным из-за приписывания именам, относящимся к нему, семантики силы, активности, энергии. Имена женского рода, напротив, характеризовались пассивностью, подчиненностью.

    Таким образом, условия социальной реальности экстраполировались на законы развития языка, что подтверждается данными Э. Борнемана, создавшего один из наиболее фундаментальных трудов о роли гендерного фактора в развитии общества, где анализ ведется с позиций междисциплинарного подхода. Удар по символико-семантической гипотезе нанесло открытие языков, в которых категория рода отсутствует. Тем не менее, в рамках критики этой гипотезы и постепенного вытеснения ее морфологическим и синтаксическим объяснением категории рода неизменным оставалось признание того, что категория рода сама способна влиять на человеческое восприятие соответствующих слов и понятий. Так, персонификация приписывает объектам, обозначаемым словами женского рода, свойства лиц женского пола, а объектам среднего и мужского рода — свойства лиц мужского пола. Так, по данным Р. Якобсона, русские представляют себе дни недели в соответствии с родом слова.

    Особенности гендерных различий языковой личности

    Войти

    Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

    • Recent Entries
    • Archive
    • Friends
    • Profile
    • Memories

    Гендерно-языковые различия в русском языке, на исследованиях XXI века

    Гендерные исследования – довольно новое направление в российской гуманитарной науке, находящиеся в процессе становления и институционализации. [1]

    Существующие на данный момент российские гендерные исследования показывают, что в русском языке существуют определенные закономерности мужского и женского вербального поведения, различия в котором носят вероятностный характер. [2] В рамках данных исследований рассматривались фонетические явления, номинативная система, синтаксис. Поэтому логично было предположить, что закономерности гендерного речевого поведения должны проявляться и на уровне морфологии, как уровне, связующем лексический и синтаксический. Поэтому в данной статье, для анализа, были выбраны разносторонние исследования прошедшего десятилетия для выявления гендерного различия в современном русском языке.

    Затрагивая сложный гендерный вопрос стоит обратить внимание на исследования в области психологии мужчин и женщин, а так же их коммуникативные стратегии, они показывают, что главным «мужскими» чертами являются ориентированность на результат, цель и связанная с этим логичность; «женская» же черта – это ориентированность на взаимосвязи, взаимоотношения и связанная с этим эмоциональность. Подобные исследования есть как и в российской науке [3] , так и в американской. [4] Беглость речи и болтливость женщин связывают прежде всего с тем, что женщины, в отличие от мужчин, по своей природе смотрят на вещи не глобально, а тоньше отражают суть вещей, вследствие чего их описания приобретают характер чрезмерной детализованности. [5] К тому же женщины превосходят мужчин в скорости восприятия, реакции – отсюда более быстрый темп речи. [6]

    И первое что необходимо нам выяснить это синтаксис в гендерном аспекте. Приведем в качестве примера результаты экспериментов Т.И. Ерофеевой [7] , направленных на выявление влияния гендерного фактора в устном спонтанном монологе. Её информантами были 12 мужчин и 12 женщин (студенты в возрасте от 18 до 22 лет, преимущественно гуманитарии).

    Выяснилось, что длина предложений у мужчин относительно однородна и показатель варьируется от 6 до 16 слов в предложении. При этом один информант показал результат в 20 слов в предложении, придел среди мужчин.

    У женщин длина предложений разбросана от 2,6 до 37,5 слов в предложении. К удивлению исследователей, женщин информантов можно было разделить на три группы: самая большая показала средний результат от 10 до 14 слов; средняя (три информанта) показали результат от 19 до 38 слов; три информанта продемонстрировали среднюю длину предложения меньше 10 слов.

    Анализ результатов эксперимента показывает, что в речи женщин в большей степени выражена эмоциональная составляющая, что влияет и на темп речи, и на подробность изложения, и на длину предложения. В то время как у мужчин проявляется однородность, при относительном отсутствии завышений и занижений.

    Но из исследования Ерофеевой так же вытекает, что исследование речевых особенностей у мужчин и женщин нуждается в применении социолингвистических и статистических методик, с помощью которого можно будет продемонстрировать разнообразие речевого поведения у отдельных индивидов.

    Такое социолингвистическое исследование было проведено в российской науке в 2010 году под руководством М.В. Гаранович [8] в двух городах : Перми и Екатеринбурге.

    Балансировка выборки исследования охватило сразу несколько социальных групп, в равном количестве; общий объем информантов составил 144 человека. В ходе эксперимента информантам предлагалось ответить на вопрос: «Какие, по Вашему мнению, существуют признаки и характеристики женской речи?»

    По данным полученным в ходе эксперимента, видно, что основным признаком женской речи в языковом сознании общества является многословность и болтливость. Удивительней всего для исследователей было узнать что этот гендерный стереотип разделяется в большей степени женщинами, нежели мужчинами. При этом ни возрастные, ни социальные группы не обнаруживают особых различий. Это может означать что в любом возрасте и в любой социальной группе люди ориентируются на социальные стереотипы, в том числе и на гендерные стереотипы.

    Но какой же гендерный информативный аспектов русском языке? На этот вопрос отвечает нам исследование проведенное в 2010 гуду Ю.Э. Журавлевой [9] , она проревела исследование на употребление видовых форм глагола в зависимости от гендера говорящего.

    Как говорилось выше, «гендер» языка кроится в биологии и психологии человека. Таким образом, разные гендерные стратегии противопоставлены друг другу по типу протекания и распределения действия во времени, что в определенной степени соответствует значению глагольной категории вида. Так, в русском и в польском языках противопоставлены совершенный вид, выражающий действие как не делимое целое (обычно, действие, достигающие своего предела), и не совершенный вид, выражающий действие без подчеркивания его целостности, в частности направленное к пределу, но не достигающие его, действие в процессе протекания или повторения, непредельное, общее понятие о действии и т.д. Категория вида присуща всем формам глагольной лексемы.

    Но в русском языке в определенных контекстах несовершенный вид может обладать практически всеми признаками, традиционно соотносимым с видом совершенным, который в свою очередь обладает лишь одним признаком, присущим ему во всех случаях функционирования – целостность. Так, в исследовании, берется за аксиому: «совершенный вид выражает действие в его целостности, но не в процессе его протекания, тогда как несовершенный вид, не обладая признаком целостности действия, может выражать действие как процесс». [10]

    Информантами этого исследования стали 60 студентов пермских университетов, выборка была сделана по признакам «гендер». Информантам было предложено составить рассказы по шести комиксам датского художника-карикатуриста Херлуфа Бидструпа, каждый из которых содержал от 7 до 12 рисунков. Единственной установкой для информантов было спонтанность их написания.

    Выводы исследования были уникальными. В целом и мужчины и женщины примерно в одинаковых соотношениях (60 % и 71,5%) используют глагольные формы несовершенного вида. Однако в речи мужчин отношение видовых форм несовершенного вида к совершенному составляет 1,5 (40 и 60%), в то время как в речи женщин это соотношение составляет 2,5 (28,5 и 71,5%), т.е. распределение частот совершенного и несовершенного вида у мужчин более равномерное.

    При этом глагольные формы несовершенного вида чаще употребляют женщины (71,5% и 60%), а совершенного вида мужчины (40 и 28,5%).

    Эти данные свидетельствуют о том, что мужчинам более, чем женщинам, свойственно употребление глаголов совершенного вида, что соответствует поведенческим характеристикам мужчин: доминирующим признаком совершенного вида глагола является цель, результат, целостность.

    Итак, результаты исследований Журавлевой, Гаронович, Ерофеевой Е.В и Ерофеевой Т.И. показали, что фактор «гендер» оказывает влияние языковую составляющую русскоговорящих женщин и мужчин ввиду их психологической разницы, что ярко проявляется в языке. Потому что главным «мужскими» чертами являются ориентированность на результат, цель и связанная с этим логичность; «женская» же черта – это ориентированность на взаимосвязи, взаимоотношения и связанная с этим эмоциональность.

    [1] См. Кирилина А.В. Новый этап развития отечественной лингвистической гендерологии // Гендерные исследования и гендерное образование в высшей школе. Иваново, 2002.

    [2] См.: Горшко Е.И. Языковое сознание (ассоциативная парадигма). М., 2001; Ерофеева Е.В. Вероятностные структуры идиомов. Пермь., 2005; Ерофеева Т.И. Социолект: стратификационное исследование. Перьмь, 2009; Кирилина А.В. Новый этап развития отечественной лингвистической гендерологии // Гендерные исследования и гендерное образование в высшей школе. Иваново, 2002; Кириллина А.В. Гендерные исследования в лингвистике и теории коммуникации. М., 2004.

    [3] См. Логинов А.В. Женщина и мужчина. Красноярск, 1989.

    [4] Look : David G . Myers . Exploring Social Psychology . McGraw — Hill College , 1999.

    [5] Беляева А.Ю. Особенности речевого поведения мужчин и женщин (на материале русской разговорной речи). Саратов, 2002. С. 177.

    [6] Гётте Е.Ю. Гендерное коммуникативное поведение. Воронеж, 2009. С. 211.

    [7] Ерофеева Е.В., Ерофеева Т.И. Человек и текст: антропоцентрический подход к исследованию // Вестник Пермск. Ун-то: Российская и зарубежная филология. Пермь, 2010. Вып. 4(10). С. 28-34.

    [8] Гаронович М.В. Гендерный стереотип «болтливость женщин» в социолингвистическом описании» // Проблемы социо- и психолингвистики: сб. ст. Перьмь, 2010. — Вып. 14. С. 51-55.

    [9] Журавлева Ю.Э. Употребеление видовых форм глагола в зависимости от гендера говорящего. // Проблемы социо- и психолингвистики: сб. ст. Перьмь, 2010. — Вып. 14. С. 63-67.

    [10] Бондаренко А.В. Теория морфологических категорий и аспектологические исследования. М., 2005. С.235.

    Глава I Базовая терминология исследования

    Глава II История изучения проблемы

    Глава III Различия языковых личностей мужчины и женщины

    Список литературных источников

    Проблема различия мужской и женской языковых личностей впервые стала разрабатываться О.Есперсеном и Ф.Маутнером в самом начале нашего века. Основной идеей этих исследований было превосходство «мужского» языка над «женским». Данные исследования носили нерегулярный характер и находились на периферии лингвистики. В ходе описания мужской и женской языковой компетентности сформировалась концепция «дефицитности» «женского» языка по отношению к мужскому».

    В противовес этому течению в 60-е и 70-е годы начала развиваться феминистская лингвистика (ФЛ), исследования которой проходили по двум основным направлениям: «асимметрий в системе языка, направленных против женщин» и изучение гендерных особенностей коммуникации в однополых и смешанных группах. Для ФЛ характерно привлечение к изучению проблемы всего спектра наук о человеке (психологии, социологии, антропологии и т.д.), но основная задача, поставленная перед собой представителями течения, была доказать факт дискриминации образа женщин в языке, в языковых нормах; их деятельность направлена скорее на политику, чем на науку.

    Так получается, что сегодня мы видим перед собой два течения, тезисы которых явно противоречат друг другу. Два движения более соперничают между собой, чем пытаются найти научную истину. На наш взгляд, сегодня очень мало исследований различий мужской и женской языковых личностей, которые бы остались равнодушны к проблеме половой дискриминации.

    Род деятельности мужчин и женщин, их воспитание, социальные роли в обществе значительно отличались до сих пор на Западе, а в нашей стране огромная разница существует и сегодня. Отличается ли языковой компонент личности мужчин и женщин? И если все-таки разница существует, то каковы особенности этих различий? – Вот вопросы, которые мы ставили в ходе этого исследования.

    Объектом нашего исследования является языковая личность; предметом – особенности гендерных различий языковой личности.

    Глава I Базовая терминология исследования

    Эту часть мы бы хотели посвятить раскрытию некоторых терминов, используемых нами в дальнейшем исследовании.

    Первый термин, с которым мы столкнулись – термин «языковая личность». Под языковой личностью мы понимаем совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью. В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов. Три выделенные нами в дефиниции аспекта анализа текста сами по себе всегда существовали по отдельности как внутрилингвистические и вполне самостоятельные задачи.

    Структура языковой личности представляется состоящей из трех уровней: 1) вербально-семантического, предполагающего для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя — традиционное описание формальных средств выражения определенных значений; 2) когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира», отражающую иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой личности и ее анализа предполагает расширение значения и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания — к знанию, сознанию, процессам познания человека; 3) прагматического, заключающего цели, мотивы, интересы, установки и интенциональности. Этот уровень обеспечивает в анализе языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире.

    При изучении темы мы столкнулись с еще одним понятием – «гендер». Этот термин пришел в лингвистику довольно своеобразным путем: английский термин gender, означающий грамматическую категорию рода, был изъят из лингвистического контекста и перенесен в исследовательское поле других наук – социальной философии, социологии, истории, а также в политический дискурс. Перенос был сделан, чтобы уйти от термина sexus (биологически пол), так как это понятие связывает с природной детерминированностью не только телесные различия мужчин и женщин, но и полоролевое разделение труда, неодинаковые требования и отношение общества к мужчинам и женщинам, разную общественную «ценность» лиц в зависимости от их пола. Термин гендер был призван подчеркнуть не природную, а социокультурную причину межполовых различий.

    В языкознание же гендер пришел (вернее, вернулся в новом значении) несколько позднее из сферы социальных наук, когда гендерные исследования получили статус междисциплинарного направления.

    Также невозможно упустить из виду следующие понятия: мужская и женская речь, гендерлект, маскулинность, фемининность, языковое поведение, языковая компетентность.

    Мужская и женская речь — условное название лексических предпочтений и некоторых других особенностей употребления языка в зависимости от пола говорящего.

    Гендерлект — постоянный набор признаков мужской и женской речи.

    Маскулинность (мужественность) представляет собой комплекс аттитюдов, характеристик поведения, возможностей и ожиданий, детерминирующих социальную практику той или иной группы, объединенной по признаку пола. Другими словами, маскулинность — это то, что добавлено к анатомии для получения мужской гендерной роли.

    Фемининность (феминность, женственность) — характеристики, связанные с женским полом (Большой толковый социологический словарь. С. 208), или характерные формы поведения, ожидаемые от женщины в данном обществе (Гидденс. С. 680), или же «социально определенное выражение того, что рассматривается как позиции, внутренне присущие женщине» (Tuttle). Традиционно предполагалось, что фемининность биологически обусловлена, и ей приписывались такие черты, как пассивность, отзывчивость, мягкость, поглощенность материнством, заботливость, эмоциональность и т. п. Эти представления находились в соответствии с отнесенностью женщин к частной, а не также к публичной сфере. Существует также представление, что фемининность — особая «равная-но-различная» противоположность маскулинности, что также неверно, поскольку маскулинные черты (стойкость, самодостаточность, смелость и др.) полагаются ценными для всех людей, включая женщин, а фемининные — желательные только для женщин с точки зрения их привлекательности для мужчин.

    Языковое поведение – одним из ключевых социокультурных механизмов, обеспечивающих (через включение в языковое взаимодействие сознания и интеллекта, ценностно-нормативных регуляций, установок, интенций, воли, эмоций субъектов общения) саму возможность взаимодействия между людьми.

    Языковая компетентность — качество личности, характеризуемое комплексом знаний, умений и навыков, обеспечивающих индивиду возможность воспринимать, понимать и порождать сообщения (тексты), содержащие информацию, выраженную средствами естественного языка, сохранять такую информацию в памяти и обрабатывать ее в ходе мыслительных процессов.

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: