Пушкин как психолог - ABCD42.RU

Пушкин как психолог

Пушкин как психолог

Пушкин как психолог

Греки сбондили Елену по волнам — ну а мне соленой пеной по губам. (О. Мандельштам)

Возможно, вы даже образованнее нас — вы знаете ноты. (М. Жванецкий)

Вот что пишет Дежурный Пушкиновед советской эпохи С.М.Бонди в предисловии к школьному изданию Пушкинского романа в стихах «Евгений Онегин» (Детгиз, Москва, 1957)

(стр.7) . Они не могут стать счастливыми и виноваты в этом не какие-нибудь внешние обстоятельства, а их собственные ошибки, их неумение найти правильный путь в жизни. Над глубокими причинами этих ошибок заставляет Пушкин размышлять своего читателя.

(стр.41) . Но если внимательно всмотреться в ту жизнь, которую рисует Пушкин в романе, вдуматься в ту правду, которую он нам показывает, то поневоле читатель должен прийти к определенным выводам: неправильно, нехорошо устроена та жизнь, которую так широко и богато развернул перед нами Пушкин!

Счастливыми могут быть в ней только самодовольные пошляки, обыватели, посредственности, люди, стоящие на невысоком моральном и умственном уровне, вроде деревенских соседей Онегина или отца Татьяны и Ольги — «доброго малого», никогда не читавшего книг и считавшего их «пустой игрушкой», поводившего свою спокойную жизнь в еде и питье. такой же оказалась Ольга, скоро забывшая своего убитого жениха и нашедшая свое счастье в браке с молодым офицером; такова же была ее мать, насильно выданная за нелюбимого человека. .

Люди же благородные, с высокими требованиями к жизни, тонко и сильно чувствующие, всегда несчастны.

Или они гибнут как Ленский — и при том в значительной степени по вине своего неправильного отношения к жизни.

Или же продолжают жить с опустошенной душой, без надежд на счастье, как Онегин и Татьяна. Ни богатство, ни высокое положение в обществе нисколько не облегчают им жизнь. Находить удовлетворение, счастье в работе для какой нибудь высокой цели, для помощи другим они не в состоянии по своему воспитанию и положению, а устроить себе личное счастье им мешает их характер, их ошибки, также роковым образом связанные с их воспитанием и положением.

(стр. 43) Пушкин отчетливо показывает, что во всех этих роковых ошибках виноваты не его герои, а та среда, обстановка, которая сформировала их характеры, которая сделала несчастными этих по существу или по своим задаткам прекрасных, умных и благородных людей. Помещичий крепостнический строй, непосильный, тяжелый труд крестьян и полное безделье помещиков, господ, делали несчастными, коверкали жизнь, не только крепостных рабов, но и лучших, наиболее чутких из их господ.

Это грустное убеждение в ненормальности всего жизненного уклада, в невозможности настоящего счастья. общественные причины неблагополучия жизни героев романа, все обстоятельства, создавшие характеры действующих лиц и предопределившие их судьбу. перед читателями сразу возникает вопрос о небходимости борьбы с этми причинами и этими обстоятельстами.

Пушкин так точно и ярко, образно показывает главного врага — бесцельную и бездельную жизнь людей дворянского класса, обеспеченную трудом крепостных крестьян, что этим самым подсказывает, что нужно сделать, чтобы люди, подобные Татьяне, Онегину, Ленскому, могли жить счастливо, содержательно, интересно.

Неизбежность борьбы с калечащими людей условиями жизни, с крепостническим самодержавным строем вытекала для общественно настроенного внимательного чуткого человека при чтении «Евгения Онегина», как и всех реалистических произведений Пушкина.

Эту борьбу и вели лучшие люди того времени — декабристы, сам Пушкин, а позже — революционные демократы.

Русская реалистическая литература, показывая верно, без прикрас, смягчений и утешений всю жестокую правду жизни, всегда помогала и помогает этой издавна ведущейся борьбе лучших людей, народа, за счастье всего человечества.

(стр.16) Когда человек основывает свои действия не на внимательном изучении жизни и размышлении о ней, а только на непосредственных горячих чуствах да на созданных им для себя беспочвенных и непроверенных жизнью высоких «идеалах» — последствия бывают если не всегда трагическими, как у бедного Ленского, то всегда грустными и тяжелыми, как для самого человека, так и для окружающих.

В словах Бонди есть определенная логика.

Но это не логика «Онегина», не логика Пушкина и даже не логика самого Бонди.

Это логика того общественного строя, который выдвинул Бонди на роль «Дежурного Пушкиноведа Эпохи» — короче, это Логика Советского Строя.

Советский строй есть союз двух общественных движений и его логика работает на четырех уровнях, что и видно из цитат, приведенных выше.

Первое течение получило название » Просвещение «, оно работает на уровнях 4-6.

Второе течение мы назовем » народный активизм » Оно работает на уровнях 2-3 (по структуре оно идентично фашизму и коммунизму, но проявилось, например, и в борьбе крестьн-партизан против Наполеона).

Таким образом Логика Советского Строя работает на уровнях 2-3-4-6.

Уровень 5 («свобода воли») — запрещен.

А вот предисловие П.Антокольского к изданию «Евгений Онегин», Москва, Х.Л. 1976.

Пушкин был первым, кто проницательно разглядел черту, которой было суждено развитие в русском обществе: одиночество в нем каждого, кто так или иначе возвышается над средним уровнем, его неприспособленность к труду, и, в конечном счете — жизненную неудачу, сломленную, исковерканную жизнь. Пушкин проследил истоки этого явления: в поверхностном воспитании, в беспорядочно и подражательно воспринятой европейской культуре, в условностях дворянского уклада жизни, в отсутствии духовных и общественных интересов.

Сопоставим позицию Антокольского с позицией Бонди.

Во-первых, у Антокольского совершенно отсутствует «народный активизм», «плохое общество», которое надо сломать, деление на «своих» и «чужих».

Во-вторых, «Просвещение» представлено у Антокольского не в абстрактно-логической форме, как у Бонди, а в более зрелой, социально-педагогической форме. Если у Бонди Ленский погиб потому, что не догадался спросить у него, у Бонди как правильно жить (а что еще может думать Дежурный Пушкиновед Эпохи?),

то у Антокольского Ленский погиб потому, что Геттингенский Университет дал ему, Ленскому, плохое образование.

В-третьих, Антокольский — все-таки о Пушкине, о веке Пушкина (тогда как Бонди — исключительно о себе, о веке Бонди).

И тем более печально, что позиция Антокольского ошибочна в каждом пункте.

. жизненная неудача, сломанная, исковерканная жизнь.

Оставим пока в стороне Ленского, которому в момент смерти было 18 лет.

В конце романа Татьяне 20 лет, Онегину — 26.

Даже по самым скромным меркам им жить еще 30-40 лет.

О какой законченной и испорченной жизни может идти речь? Все только начинается!

. неприспособленность к труду.

К какому труду? К хождению за плугом? К написанию поэм? К сидению в канцелярии? К потоотделению? «В поте пишущий, в поте пашущий. «(Цветаева)

Да, у Онегина — избыток образования, которое общество не дает ему возможности применить. Позитивный путь здесь один — к преобразователям общества, к декабристам — к духовным и общественным интересам — Но этот путь Пушкин заблокировал Онегину из цензурных соображений.

Он сам загнал Онегина в тупик. Онегин не виноват. Более того, на протяжении романа Онегин по крайней мере дважды толкает общество в правильном направлении и добивается видимых, общезначимых, положительных результатов.

«Ярем он барщины старинной оброком легким заменил — и раб судьбу благословил.» (глава 2, строфа 4)

Татьяна читает книги, собранные и размеченные Онегиным — так она получает высшее образование, так она завершает свое формирование как личность, именно это позволяет ей позже стать хозяйкой салона московской интеллигенции. Пушкин особо подчеркивает высокое качество общения и прямо связывает его с личностью хозяйки салона.

«чтенью предалася Татьяна жадною душой; и ей открылся мир иной. » (глава 7, строфа 21)

«Хранили многие страницы отметку резкую ногтей. Глаза внимательной девицы устремлены на них живей.»(глава 7, строфа 23)

«Перед хозяйкой легкий вздор сверкал без всякого жеманства и прерывал его меж тем разумный толк без пошлых тем, без вечных истин, без педантства.» (глава 8, строфа 23)

. условности дворянского уклада жизни.

А где вы видели общество без условностей? Даже у хиппи есть свои условности, даже в стаде у обезьян есть свои условности. Даже в труде одинокого мастера есть свои условности. Нет условностей там, где нет никакого труда и никакого общения, там где «голый человек лежит один на голой земле».

. в поверхностном воспитании, в беспорядочно и подражательно воспринятой европейской культуре .

— У кого суп жидкий, у кого жемчуг мелкий. Пушкин и Онегин равны — как по воспитанию, так и по образованию. «С ним подружился я в то время» (Глава 1, строфа 45) — а можем ли мы утверждать, что Пушкин — маловоспитан и плохо образован? С момента встречи оба продолжают заниматься самообразованием и активным саморазвитием — и, я полагаю, остаются на равном духовном уровне. Я покажу ниже, что с психологической точки зрения Пушкин и Онегин — антиподы и поэтому нельзя ждать от них одинаковых общественных результатов. Но — тем меньше их конкуренция и тем прочнее должна быть их дружба и взаимное уважение!

О какой подражательности можно говорить, если у Онегина «резкий охлажденный ум» (глава 1 строфа 45) и «все подвергалось их суду!»(глава 2 строфа 16) В лучшем случае можно говорить о «подражательности в области физической культуры и спорта»:

Летом: «Онегин жил анахоретом; в седьмом часу вставал он летом и отправлялся налегке к бегущей под горой реке; певцу Гюльнары подражая, сей Геллеспонт переплывал. » (глава 4 строфа 36-37)

Зимой: «Прямым Онегин Чайльд-Гарольдом . с утра садится в ванну со льдом»! (глава 4 строфа 44)

и это — о подражании и подражательности — все!

. одиночество в нем каждого, кто так или иначе возвышается над средним уровнем.

Чем важнее результат, тем меньше людей на земле понимает его значение. Значение самых важных результатов понимает только один человек — сам автор. Это — неизбежное одиночество самых лучших людей эпохи, ибо они уже проживают в эпохе следующей. Это одиночество самого Пушкина, хотя рядом лучшие люди этой эпохи — Жуковский, Вяземский. Но они не понимают Пушкина, он уже проживает в другой эпохе! Проблема кооперации умных — объективно сложная проблема. А в случае очень умных — это очень сложная проблема и конкретно исторический контекст здесь ни при чем.

Переходя от критики второго порядка (от анализа критических текстов) к критике первого порядка (к анализу исходного, в данном случае, пушкинского текста), подведем предварительные итоги.

Бонди считает, что смысл текста — социально-политический (скверное общество) и абстрактно-логический (непонимание жизни).

Антокольский считает, что смысл текста — культурно-исторический (такая страна, такое время) и социально-педагогический (плохое образование-воспитание)

Я считаю, что смысл текста — психологический (такие психологические типы в таком сочетании).

Кстати, этот последний вариант сулит тексту жизнь вечную, ибо психологические типы вечны, обстоятельства внешние — преходящи.

Напомню, что, по нашему мнению, человек работающий с информацией, всегда представляет ее в трех формах ( образы, сценарии, смыслы ).

В художественном тексте явно представлены только сценарии (драма) и отчасти образы (роман).

Смыслы не представлены вовсе (инче это не художественный, а философский текст).

Отсутствие в тексте смыслов оставляет простор для читателя, который должен, по замыслу автора, эти смыслы восстановить самостоятельно как творческий человек.

Однако, в хорошем произведении восстановление смыслов — задача не простая и помощь критика читателю бывает не лишней.

Осталось выяснить: как должны выглядеть искомые смыслы?

По нашему мнению,

они должны относиться к тексту, как система аксиом относится к теории —

быть компактным множеством элементарных логических утверждений,

необходимым и достаточным для того, чтобы определить существенные свойства происходящих в тексте событий.

Как конкретно должны выглядеть подобные смыслы? По нашему мнению, они должны выглядеть как профили героев в терминах ТУАИ . В разбираемых нами текстах приведенный нами набор таких профилей необходим и достаточен.

во-первых, приведем психологические профили героев романа,

во-вторых, покажем по тексту, почему эти профили таковы и,

в-третьих, покажем, как из этих профилей вытекают события, описанные в тексте

Глава 2 Психологизм в лирике Пушкина

В одном из рассказов, написанных в конце XIX в., есть такой диалог:

– Вы скажите мне, какой же Пушкин психолог?

– А то разве не психолог? Извольте, я приведу вам примеры.
И Никитин продекламировал несколько мест из «Онегина», потом из «Бориса Годунова».

– Никакой тут нет психологии, – вздохнула Варя. – Психологом называется тот, кто описывает изгибы человеческой души, а это прекрасные стихи и больше ничего.

– Я знаю, какой вам нужно психологии! – обиделся Никитин. – Вам нужно, чтобы кто-нибудь пилил мне тупой пилою палец и чтобы я орал во все горло, – это, по-вашему, психология.

За него вступились офицеры. Штабс-капитан Полянский стал уверять Варю, что Пушкин, в самом деле, психолог, и в доказательство привел два стиха из Лермонтова; поручик Гернет сказал, что если бы Пушкин не был психологом, то ему не поставили бы в Москве памятника.

Читайте также  Проекции и диаграммы

Психологизм – это попытка автора описать внутренний мир героя художественными средствами. «Психологизм» – литературоведческий термин, который традиционно относят к нескольким авторам, в первую очередь к Толстому и Достоевскому, затем к Тургеневу с его «тайным психологизмом».

Психологом можно назвать писателя, который в произведении вскрывает внешнюю и внутреннюю правду факта. Внутренняя достоверность изображения человеческого чувства присуща Пушкину. Самый яркий пример — «Онегин». Сцена дуэли. Онегин стреляет в Ленского. Зарецкий: «Ну что ж, убит». «Убит! Сим страшным восклицаньем сражен Онегин. » Констатация факта внутренне слышится Онегиным как восклицание. Подобных примеров множество.

Для меня лично Пушкин – великий психолог, потому что великий поэт и великий художник, а художественная правда должна быть и психологически достоверна. Конечно, у Пушкина нет «исповедей», огромных внутренних монологов, выверенных читаемых жестов, но тем не менее он психолог.

Разумеется, Пушкина едва ли можно назвать вершиной русского психологизма в русской литературе. Писатели второй половины XIX в. иначе взглянули на человека. Тургенев, Толстой, Достоевский достигли непревзойденных вершин в области создания психологического портрета.

Поскольку произведений Пушкина много и они очень разнообразны, разнохарактерны и разножанровы, можно сказать, что, помимо многих других аспектов, Пушкина занимает еще и этот – психология.

В стихах Пушкина для читателей всегда был важен, прежде всего, сам Пушкин как поэт и человек.

На мой взгляд наибольший психологизм проявляется в стихотворениях посвященным двум важным тема в творчестве поэта – тема о назначении поэта и поэзии и в любовной лирике.

«Его лирические стихи – это фазы его жизни, биография его души, — пишет А.И.Герцен, — в них находишь следы всего, что волновало эту пламенную душу: истину и заблуждение, мимолётное увлечение и глубокие неизменные симпатии…»[1].

Духовный опыт Пушкина был огромным не только потому, что он был необычайно «отзывчив» и «откликнулся» на многие выдающиеся события своей эпохи.

Стихотворения Пушкина о предназначении поэта и поэзии

В жизни каждого человека наступает момент, когда он вдруг начинает задумываться о цели и смысле жизни, о проблемах соотношения личности и бытия, о своем месте в мире людей, и каждый, наверное, испытал мучительную боль, не находя ясных ответов на поставленные вопросы.

Во все времена проблемы бытия особенно волновали передовых представителей человеческого общества, в том числе и художников слова — поэтов и писателей.

Но ни в одной литературе мира «проклятые вопросы», как назвал их Достоевский, не стояли так остро, как в русской. По словам Евтушенко, во все времена «поэт в России больше, чем поэт».

И, конечно же, эти вопросы не могли не волновать гениального поэта Пушкина, явившегося «началом всех начал» в русской классической литературе. И психологизм этих стихотворений тоже был особый. Возьмем для анализа стихотворения Пушкина «Пророк».

Пророк»

«Пророк» — стихотворение о поэте и поэзии, о назначении поэзии. Все слова стихотворения в «Пророке» имеют существенный момент: это библейская символика и славянизмы.

Почему? Да потому, что слишком высоко было представление А. С. Пушкина о творческом даре и миссии поэта. И эта высота требовала сравнений с образами самыми возвышенными:

Бог, пророк, серафим.

Эти слова торжественны и величавы. Прочитывая их, человек настраивается на определенный лад, на определенную атмосферу. И атмосфера эта «самого высокого напряжения».

Нужно упомянуть, что стихотворение было написано в 1826 году, когда уже свершилась казнь над друзьями поэта — декабристами и когда передовые люди России оказались в пустыне отчаяния, на перепутье веры в возможность демократических перемен. Тяжелую безысходность положения ощущает лирический герой стихотворения.

С появлением шестикрылого серафима начинается духовное перерождение человека:

. Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон.

Люди отвергают сверхзоркость и суперслух. Им открывается весь мир во всем его многообразии форм и звуков. Человек получает качества древнего и величественного мира природы:

. Зоркость орлицы и мудрость змеи.

Более того, серафим избавляет заблудившегося в пустыне неверия человека от его греховной сути:

. И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый.

Очень важно, что очищение, освобождение от греха сопряжено с адскими муками, со страданиями. Ибо только страдание может привести человека к духовному воскрешению:

И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал.

Чтобы стать пророком, чтобы познать истину, нужно отрешиться, отстраниться от мук сердечного трепета, от страха, от всего того, что так присуще слабому духом человеку.

Наконец, лирический герой получает все необходимые качества пророка, но остается в бездействии, «как труп». В чем же причина? Разгадка проста. Ему не хватает главного — цели, которую знает только Всевышний.

Тема стихотворения — поэт и поэзия — подразумевает проблему: в чем заключается предназначение поэта и поэзии? Расшифровав поэтическую аллегорию, психологически тонко зашифрованную поэтом, можно прийти к выводу, что истинный поэт — это человек, наделенный возможностью проникать в загадочные глубины окружающего мира. Глазам его открыта тайна бытия, слух его необычайно чуток, язык его лишен лжи, а цель его определена самим Богом:

. Глаголом жги сердца людей.

Поэт призван своим вещим, пророческим словом будить сердца людей к добру и благородным порывам. Таково высокое гуманистическое призвание поэта и такова главная идея стихотворения «Пророк».

А. С. Пушкин мастерски воплощает свою идею в лаконичных и выразительных строках. Стихотворение написано ямбом, что придает ему чеканное и мужественное звучание.

Большую роль здесь играет употребление старославянизмов (перстами, зеницы, уста, виждь, внемли). Архаичная лексика придает стихотворению особую торжественность и силу.

Не случайны и частые повторы (половина строк стихотворения начинается с союза «и»). Повторение нагнетает напряжение, связанное с муками перерождения человека и пророка.

И наконец, особую яркость и психологичность происходящему придают неповторимые эпитеты: (перстами) легкими, вещие (зеницы), (язык) празднословный и лукавый, (жало) мудрыя, (уста) замерзшие, (сердце) трепетное.

Каждый из этих эпитетов несет определенную эмоциональную нагрузку: легкими — легкое прикосновение, мягкое, осторожное; вещий — предвидящий будущее, пророческий; празднословный и лукавый — коварный, хитрый; мудрыя (мудрый) — обладающий большим умом, основанный на знании, опыте; трепетное — взволнованное.

Единство своеобразной идеи с оригинальным языковым средством, выражающим эту идею, и создает то потрясающее впечатление, которое производит на читателя стихотворение «Пророк».

«Глаголом жги сердца людей» — это как завет, исполненный поэтом. Наверное, поэтому поэзия А. С. Пушкина точно озарена светом вечности и мотивом жертвенности. Но принесенная жертва не напрасна. Энергия находит выход в повелительном «жги» последней строки. И пушкинские стихи жгут.

Поэт выделяется из общей массы. Он выше ее. Поэт — избранник, но это избранничество покупается муками творчества, благодаря которым поэт становится пророком. Эта мысль развивается в стихотворении «Пророк», посвященном теме поэта и поэзии. Особенно сильно звучит мотив избранничества.

В стихотворении говорится о свойствах, которыми должен обладать поэт в отличие от обыкновенного человека, чтобы достойно выполнить свою миссию.

В этом стихотворении Пушкин обращается к библейской мифологии: вместо поэта — пророк, вместо Аполлона — еврейский бог, вместо Музы — серафим. Будущий поэт томится «духовной жаждою» «в пустыне мрачной» — в косном, бездуховном человеческом обществе. Посланник Бога — серафим преобразует всю природу человека, чтобы сделать из него поэта-пророка. У человека открываются глаза:

Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.

Теперь он видит то, что не может видеть обыкновенный человек, слышит полет ангелов и рост травы. Серафим дает человеку вместо языка «жало мудрыя змеи», вместо трепетного сердца «угль, пылающий огнем, во грудь отверстую водвинул». Но этого преобразования недостаточно, чтобы стать настоящим поэтом («Как труп в пустыне я лежал»), нужна еще высокая цель, высокая идея, во имя которой творит поэт и которая оживляет, дает смысл, содержание всему тому, что он так чутко видит и слышит. Эта цель образно обозначена как «Бога глас, взывающий к пророку, как воля Бога, наполняющая его душу и повелевающая ему жечь сердца людей своим поэтическим словом — глаголом, показывая подлинную правду жизни:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли. »

Пушкин утверждает, чтобы стать настоящим поэтом, нужна высокая цель и идея, во имя которых поэт и творит, которые оживляют и придают смысл тому, что он так чутко и глубоко видит и слышит:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

Тема назначения поэта и его поэзии главенствует в творчестве Пушкина. Мотив высокого предназначения поэзии, её особой роли в обществе слышен в стихотворениях «Пророк» (1826), «Поэт» (1827), «Поэту», «Поэт и толпа», «Осень» (1833), «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» (1836), «Странник» (1835) как лирическая медитация на тему бессмертия поэта в мире смерти и тления, соотношение духовной миссии Христа, соединяющего в себе пророка, священнослужителя и царя. В этих стихотворениях Пушкин высказал свои взгляды на проблему поэта и поэзии в обществе. Наиболее ярко эти мысли отразились в стихотворении «Странник».

Философская лирика Пушкина также проникнута психологизмом и отражает осмысление поэтом важных тем человеческого существования: размышления о жизни и смерти, о взаимоотношении добра и зла. К философской лирике можно отнести стихотворения Пушкина о природе, в которых отражается вечное течение жизни, неподвластное человеку. В стихотворениях о природе Пушкин воплощал свое представление о мировом устройстве. Человек мыслится у Пушкина как составная часть природы. Рождение, детство, юность, зрелость, старость и смерть воспринимаются поэтом как естественные вещи и не вызывают в нем протеста или недоумения. В его отношении к природе нет романтического надрыва, природа у Пушкина мудра и справедлива. Пушкин преклоняется перед самим чудом жизни, и она в его лирике прекрасна в любых своих проявлениях.

К философской лирике можно отнести стихотворения, где Пушкин излагает свои воззрения на устройство человеческого общества. Например, стихотворение «Анчар» (1828). Образ анчара, возникающий в первых строках стихотворения, безусловно, метафоричен. Анчар – воплощение мирового зла, его символ.

Но человека человек

Послал к анчару властным взглядом,

И торт послушно в путь потек

И к утру возвратился с ядом.

Пушкин в этих строках намеренно воздерживается от введения противопоставления властелин/ раб. Здесь оба действующих лица сознательно уравнены – «человека человек». При этом вина за то, что он послал другого к анчару «властным взглядом», а на другом – за то, что он «послушно в путь потек». Вина раба усиливается строками:

Принес – и ослабел, и лег

Под сводом шалаша на лыки,

И умер бедный раб у ног

Непобедимого владыки.

А царь тем ядом напитал

Свои послушливые стрелы

И с ними гибель разослал

К соседям, в чуждые пределы.

Таким образом, стихотворение превращается в своего рода в философскую аллегорию об ответственности всех и каждого за то зло, которое творится на свете. И вина раба здесь ни чуть не меньше, чем вина властелина. Рабство – лишь оборотная сторона тирании, и существовать они могут только вместе. До тех пор, пока есть рабы, будут и властелины, и именно рабство души, внутренняя несвобода в первую очередь порождают зло.

Миру людей противопоставлен разумный, мудрый мир природы:

К нему и птица не летит,

И тигр нейдет

Последнее изменение этой страницы: 2020-02-16; Просмотров: 292; Нарушение авторского права страницы

Ломоносовский турнир

Конкурс по литературе

III. В одном из рассказов, написанных в конце XIX в., есть такой диалог:

– Вы скажите мне, какой же Пушкин психолог?
– А то разве не психолог? Извольте, я приведу вам примеры.
И Никитин продекламировал несколько мест из «Онегина», потом из «Бориса Годунова».
– Никакой тут нет психологии, – вздохнула Варя. – Психологом называется тот, кто описывает изгибы человеческой души, а это прекрасные стихи и больше ничего.
– Я знаю, какой вам нужно психологии! – обиделся Никитин. – Вам нужно, чтобы кто-нибудь пилил мне тупой пилою палец и чтобы я орал во все горло, – это, по-вашему, психология.

За него вступились офицеры. Штабс-капитан Полянский стал уверять Варю, что Пушкин в самом деле психолог, и в доказательство привел два стиха из Лермонтова; поручик Гернет сказал, что если бы Пушкин не был психологом, то ему не поставили бы в Москве памятника.

Читайте также  Эксплуатация дизельных электростанций

Как называется рассказ и кто его автор?

Как вы думаете: какого писателя можно назвать психологом и применимо ли такое определение к Пушкину? Докажите свою мысль.

Какие вы знаете произведения, герои которых говорят об А.С. Пушкине и его творчестве? Зачем, по-вашему, это понадобилось их авторам? (Рассмотрите каждый случай.)

Публикация статьи произведена при поддержке психологического центра «Квартет». Психологический центр «Квартет» предоставляет полный спектр психологических услуг для детей, подростков и их родителей. В число специалистов центра входит профессиональный детский и подростковый психолог Антон Сорин, который поможет родителям найти общий язык с ребенком, подобрать методику для его воспитания и преодолеть различные жизненные трудности в его развитии. Подробно ознакомиться со всеми предоставляемыми услугами и анкетами работников психологического центра «Квартет», а так же записаться на прием online можно на сайте http://www.psy-77.ru

В третьем задании приведен отрывок из рассказа А.П. Чехова «Учитель словесности».
Разумеется, ни конечного списка писателей-психологов, ни единственно правильного ответа на вопрос, можно ли того или иного писателя считать психологом, не существует. Ниже приводится некоторое количество удачных высказываний участников конкурса.

Психологизм – это попытка автора описать внутренний мир героя художественными средствами. «Психологизм» – литературоведческий термин, который традиционно относят к нескольким авторам, в первую очередь к Толстому и Достоевскому, затем к Тургеневу с его «тайным психологизмом». Хоть Тургенев и не вводит нас прямо во внутренний мир героя, но тщательно следит за ним, давая читателю многочисленные детали, которые и приоткрывают душевный мир героя. Поэтому такое важное место у Тургенева занимают внешний вид героев и жесты. Кусок масла, застывший в воздухе во время разговора о нигилизме, Базаров, припавший к стеклу во время разговора с Одинцовой. Толстой, безусловно, великий психолог, заостряет внимание на духовном становлении героя, на его развитии. Узловыми моментами толстовского психологизма являются «звездные минуты» героев, моменты, в которые какая-то высшая истина открывается им.
Герои Достоевского в постоянном состоянии болезни, душевного надрыва, они идут от катастрофы к катастрофе, их человеческое достоинство раздавлено, и Достоевский исследует их души именно в эти моменты. Сам он говорил, что не психолог, а только реалист. (Анастасия Белоусова, 11-й кл., школа № 57, г. Москва)

Я думаю, что именно о психологизме Достоевского Никитин говорит: «Вам нужно, чтобы кто-нибудь пилил мне тупой пилою палец и чтобы я орал во все горло». (Вера Белоусова, 11-й кл., школа № 57, г. Москва)

Вацлав Зелинский. Воспоминания

Психологом можно назвать писателя, который в произведении вскрывает внешнюю и внутреннюю правду факта. Внутренняя достоверность изображения человеческого чувства присуща Пушкину. Самый яркий пример. «Онегин». Сцена дуэли. Онегин стреляет в Ленского. Зарецкий: «Ну что ж, убит». «Убит! Сим страшным восклицаньем сражен Онегин. » Констатация факта внутренне слышится Онегиным как восклицание. Подобных примеров множество. (Ася Потехина)

Для меня лично Пушкин – великий психолог, потому что великий поэт и великий художник, а художественная правда должна быть и психологически достоверна. Конечно, у Пушкина нет «исповедей», огромных внутренних монологов, выверенных читаемых жестов, но тем не менее он психолог. (Анастасия Белоусова)

На мой взгляд, сам писательский талант – это всего две вещи: психология и чувство языка… Что касается Пушкина, то он, по-моему, был гениальным психологом. По моему мнению, в «Евгении Онегине» тонкое понимание человека можно увидеть в любой строчке, от «любите самого себя, достопочтенный мой читатель» до «русский Н как N французский произносить умела в нос». (Вера Акулова)

Разумеется, Пушкина едва ли можно назвать вершиной русского психологизма в русской литературе. Писатели второй половины XIX в. иначе взглянули на человека. Тургенев, Толстой, Достоевский достигли непревзойденных вершин в области создания психологического портрета. (Светлана Белозерова, 11-й кл., школа № 57, г. Москва).

Про Пушкина ничего однозначно сказать нельзя. Поскольку произведений Пушкина много и они очень разнообразны, разнохарактерны и разножанровы, можно сказать, что, помимо многих других аспектов, Пушкина занимает еще и этот – психология. Например, в «Онегине» или «Борисе Годунове» одним из занимающих его предметов может быть психология власти, толпы, личности… Читателю «Дубровского» и «Капитанской дочки» интересна мотивация поступков Маши Троекуровой, Дубровского, Пугачева. (Елизавета Маньковская)

Обратим внимание на то, что в задании требовалось припомнить произведения, в которых о Пушкине и его творчестве говорят герои. Поэтому не идут к делу ни «Смерть поэта» М.Ю. Лермонтова, ни «Смуглый отрок бродил по аллеям» А.А. Ахматовой.
Ответы на последний вопрос не очень разнообразны, но довольно интересны.

Очень много существует произведений, в которых вспоминается Пушкин. Например, в «Ревизоре» Гоголя («С Пушкиным на дружеской ноге», – говорил Хлестаков) этот момент необходим для комичности откровенного вранья Хлестакова. В «Отцах и детях» Тургенева отец Аркадия, старший Кирсанов, читает Пушкина. Он рассказывает брату Павлу Петровичу о том, что читал Пушкина, а сын вошел, забрал книгу и дал ему современную, которая ему не понравилась, – ему ближе Пушкин. Этот момент необходим Тургеневу для контраста поколений. Сын под влиянием Базарова уже пытается быть человеком нового времени, отец и дядя – представители старого, пушкинского времени. (Елена Демиденко, 11-й кл., школа № 1567, г. Москва)

В «Учителе словесности» автор вкладывает такие слова в уста героини, чтобы показать ее ограниченность и неспособность мыслить, ведь Варе все равно, о чем спорить, лишь бы спорить. . Гоголь показывает развязность и пустость героя. (Надежда Хотеева, 11-й кл., школа № 1554, г. Москва)

В «Обыкновенной истории» Гончарова дядюшка Адуев Пушкина, и не только, знает наизусть. Здесь Пушкин – необходимое условие знаний образованного и чувствительного (!) человека. (Ася Потехина)

О Пушкине говорят в «Бедных людях» Достоевского. Варенька копит деньги на покупку собрания сочинений Пушкина для своего возлюбленного; в «Преступлении и наказании» Лебезятников в своих рассуждениях упоминает его, говоря, что любая мелкая работа значит для общества больше, чем все произведения Пушкина; этот отрывок говорит нам о глупости, ограниченности Лебезятникова, делает его идеи еще более неприятными. Вообще упоминание Пушкина имеет некое символическое значение. Это знак для читателя. Если герой любит, понимает Пушкина, то он скорее всего хорош, а если герою чужда поэзия, если он не понимает Пушкина, это говорит о его духовной ограниченности. (Анастасия Белоусова)

В романе «Отцы и дети» И.Тургенева есть сцена, где Аркадий упоминает о Пушкине, а Базаров говорит, что Пушкин – военный, так как у него все про войну (насколько я помню). Этот эпизод показывает, что Базаров не только не интересуется поэзией, но даже подчеркивает свое пренебрежение к ней. Таким образом, Пушкин выступает здесь как «классическое незыблемое» в поэзии, а Базаров лишний раз показывает свое неуважение ко всему «незыблемому». В романе «Идиот» Достоевского в доме у Епанчиных речь заходит о стихотворении Пушкина «Жил на свете рыцарь бедный», и Аглая намекает на то, что этот «рыцарь бедный» – князь Мышкин, главный герой романа. (Иван Лимонченко)

Об А.С. Пушкине говорится, например, в нескольких рассказах М.М. Зощенко, описывающих столетие со дня смерти Пушкина. Разговоры о Пушкине здесь понадобились автору для того, чтобы показать ярче образы современников. Пушкин в то время был злободневной темой, и не говорить о нем в «юбилейные» дни было невозможно. (Александр Пиперский)

В «Записках на манжетах» Булгакова упоминается о творчестве Пушкина (вечер творчества Пушкина). Булгаков передает дух эпохи 30-х годов XX в. (ошибка – «Записки» писались в 20-е годы. – Н.Ш.). (Полина Маркова, 9-й кл., школа № 1514, г. Москва)

Это «Мастер и Маргарита» Булгакова с вопросами Никанора Ивановича Босого о том, кто же будет покупать нефть или кто вывинтил лампочку на лестнице, – «стало быть, Пушкин?», со сном Никанора Ивановича, где Куролесов читает «Скупого рыцаря», и с раздумьями отвозившего Иванушку Бездомного поэта над тем, что «решительно все шло ему на пользу»… К советскому периоду имя Пушкина превратилось в нечто обычное и бытовое, никакого отношения к стихам и поэзии не имеющее (в словах Никанора Ивановича); когда поэт из МАССОЛИТа рассуждает о Пушкине, его поэзии и славе, он показывает нам себя, а не Пушкина. (Елизавета Маньковская)

Довольно смешно выглядели фразы вроде «Я согласен с Варей…», «Прав поручик Гернет…»; те, кто так написал, как будто не заметили, что в рассказе Чехова описана дискуссия бессмысленная, нелепая; а вот аргументацию поручика Гернета многие повторили, хотя «психолог» – это не почетное звание и не заслуга, а всего лишь особенность творчества. Но, пожалуй, самый смешной ответ – Звание психолога можно присвоить Есенину, в своем стихотворении «Песнь о собаке» он образно раскрывает психологию человека.

А. С. Пушкин: «Сердце в будущем живет». Часть 1

Пушкин — наше… что? А. С. Пушкин, пожалуй, самый яркий представитель русских уретральных звуковиков, удивительной касты людей будущего, заброшенных в свой век искрами страстного и неутолимого желания постичь Замысел.

«Великий Пушкин, маленькое дитя!» — эти слова А. А. Дельвига приоткрывают суть удивительной натуры поэта, уже при жизни известного всем владевшим русской грамотой. Несмешиваемое единство двух стихий психического бессознательного — уретрального и звукового векторов — всегда горение на краю бездны. А. С. Пушкин, пожалуй, самый яркий представитель русских уретральных звуковиков, удивительной касты людей будущего, заброшенных в XIX век искрами страстного и неутолимого желания постичь Замысел.

Великий поэт и автор сомнительных стишков, пылкий любовник «всех свободных болтуний» и трепетный муж одной молчаливой мадонны, пожизненный ссыльный, задыхающийся на коротком поводке их императорских ничтожеств, и гуляка праздный, отшельник и страстный дуэлянт, любимец муз и жупел светской черни.

Пушкин — наше… что? Понять изнутри психическое бессознательное, что творилось в душе гения, значит приблизиться к пониманию его творчества, жизни, судьбы. Юрий Бурлан на тренинге «Системно-векторная психология» предлагает каждому сделать ошеломляющие открытия там, где, казалось бы, все давно разложено по полочкам.

Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русской человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет.

(Н. В. Гоголь)

От Пскова до Михайловского всего ничего. Иван Пущин выехал к ссыльному лицейскому другу вечером, а утром следующего дня был почти у цели. Осталось свернуть с дороги и мчаться через лес по гористому проселку. Сани кренятся, ямщик летит в сугроб. Едва схватили вожжи. Кони несутся средь сугробов. Последний подъем, поворот, и сани, с грохотом влетев прямо во двор, вязнут в снегу. Пушкин уже на крыльце. Несмотря на мороз, он почти гол. Объятия. Заиндевевшая шуба Пущина тает от жара тела, прикрытого одной рубашкой. Опомнились. Прошли в комнату.

Простая деревянная кровать, ободранный ломберный стол с помадной банкой вместо чернильницы — все это мало напоминает известную картину Н. Н. Ге «Пушкин в Михайловском». Всюду исписанные листы и обкусанные обожженные кусочки перьев. «С самого лицея писал оголодками, которые едва можно было держать в пальцах», — вспоминает И. Пущин. Дверь во внутренние комнаты заперта, дом не топлен, «экономничают дровами». Пушкин зарос бакенбардами и стал похож на свой портрет работы Кипренского. Друг кажется Пущину несколько серьезней прежнего, хотя, когда уселись с трубками и кофе, вернулась прежняя живость поэта. «Он, как дитя, был рад нашему свиданию. Много было шуток, анекдотов и хохоту от полноты сердечной».

Коснулись и тайного общества. Пущин сознался, что «поступил в это новое служение отечеству». Через год он отправится в ссылку на двадцать лет… А пока Пушкин не заставляет друга говорить, хотя тема заговора чрезвычайно ему интересна: «Может, ты и прав, что мне не доверяешь».

Принято считать, что Пушкину «по многим глупостям его» члены тайного общества не доверяли, а может, и щадили, предугадывая исход дела. Ниже мы обязательно попробуем разобраться, отчего не доверяли и щадили ли, а пока в закопченный потолок летит пробка от привезенного Пущиным «Клико». Потчуют искрометным няню Арину Родионовну и ее помощниц-швей, среди которых «одна фигурка резко отличается от других». На немой вопрос друга Пушкин широко улыбается. Пьют за лицей, за друзей, за нее!

Пущин привез в Михайловское литературную новинку — «Горе от ума». Пушкин принимается читать рукопись вслух, довольный чрезвычайно. Он знаком с Грибоедовым и в восторге от разносторонних талантов своего тезки. Внезапно чтение комедии прекращается, вместо рукописи на столе — «Четьи минеи», а в дверях незваный гость — низенький рыжеватый монах с невнятными извинениями за вторжение под явно надуманным предлогом. Откушав чаю с ромом, духовное лицо наконец удаляется. «Я поручен его наблюдению, впрочем, вздор…» — говорит Пушкин и продолжает прерванный монолог Чацкого.

Читайте также  Способы содержания птицы

Шло за полночь. Пущину пора в обратный путь. «Грустно пилось, будто чувствовалось, что в последний раз». Пушкин еще что-то говорил вослед убегающему от нахлынувших слез Пущину, но тот не слышал. В последний раз Иван Пущин видел своего друга Александра Пушкина на крыльце в рубахе со свечой в руке. Через двенадцать лет, мучительно умирая, Пушкин назовет его имя.

О том, что Пушкин был близко знаком со многими декабристами, хорошо известно. Мнения относительно его неучастия в заговоре разнятся. Кто-то считает, что декабристы не доверяли Пушкину, есть мнение, что его щадили. При системном анализе становится совершенно ясно, насколько далек был А. С. Пушкин от идей декабристов.

Пушкин был живой вулкан, внутренняя жизнь била из него огненным столбом. (Ф. Н. Глинка)

Сравнивая психологические портреты Пушкина и декабристов с точки зрения системного мышления, можно сказать со всей определенностью: оказаться внутри заговора Пушкин не мог в принципе. «Открытый сочувствию более, чем отвращению», горячий и страстный, с жаром отдающий всего себя наружу, Пушкин был абсолютно не способен к скрытой политической игре, двигателем которой всегда является кожное стремление к более высокому рангу (власти), анальное желание усовершенствовать имеющийся строй и звуковая идея о справедливости, понимаемой как улучшение положения революционного класса.

Декабристы стремились к ограничению самодержавия законом (конституцией), их звуковая идея о некой абстрактной свободе не имела ничего общего с уретральной вольницей, которая определяла ментальность русского народа и абсолютно совпадала с уретрально-звуковым векторальным набором Пушкина. Именно поэтому и потерпели декабристы поражение, «страшно далекие от народа», от его ментальности, а не потому, что узок был круг их. Действующий в Европе Закон, пленивший кожно-звуковых декабристов, на уретрально-мышечном ландшафте России оказался фикцией.

Пушкин не мог не сочувствовать обреченности декабристов. Это люди из его ближнего круга, его однокашники, друзья. Тем не менее на бессознательном уровне идеи декабристов бесконечно далеки от поэта. В силу своей уретрально-звуковой психики Пушкин безошибочно ощущал единственно возможное будущее своей страны и народа, которое не было связано с установлением конституционной монархии. Вольнолюбивые стихи Пушкина, попадая в нехватку коллективного бессознательного, читались как прямое воззвание к бунту. Изнутри своей уретральной сущности поэт вкладывал в эти стихи совершенно иные смыслы. Ниже мы разберем это подробнее на примере оды «Вольность».

Пушкин «любил чистую свободу, как любить ее должно, но из того не следует, что он был готовым революционером», — вспоминает близкий друг поэта кн. Вяземский. Уретрально-звуковая связка векторов в психическом — то единственное сочетание природных свойств, которое дает возможность ощутить абсолютную идею будущего без примеси кожного ранжирования в настоящем или анального усовершенствования уже имеющегося образца миропорядка. Ни в какие реформы самодержавия Пушкин не просто не верил, он не задавался такими вопросами. Политические игроки хорошо это чувствовали.

Да и не желал Пушкин участия в политических играх. Любить самую прекрасную женщину и умереть в честном бою было его представлением о счастье. Свое бессознательное ощущение свободы А. С. Пушкин выносил в стихи, которые трактовались и декабристами, и их последователями в доступных им смыслах, то есть как призывы к свержению существующей власти или, как минимум, к реформированию устаревшего государственного строя. На самом деле стихи эти совсем о другом — о природной уретральной воле и духовной свободе выбора милосердия.

Интересно, что именно тогда, когда далекие от народа декабристы готовили восстание на Сенатской площади, ссыльный Пушкин в Михайловском завершал трагедию «Борис Годунов» — первое произведение русской литературы, в котором менталитет России описан с системной точностью. Звуковая нехватка в коллективном бессознательном начала наполняться. Уже через год первое чтение «Годунова» совершенно ошеломит слушателей, пьеса тут же будет запрещена.

Говоря о различии в жизненных сценариях Пушкина и декабристов, нельзя не отметить еще один аспект. Героический кожно-звуковой аскетизм «Союза благоденствия», побуждающий героя-революционера отказываться от веселья и любви земной ради абстрактного всеобщего блага, никак не подходил Пушкину. Идеологи декабризма считали негожим петь любовь, когда «душа одной свободы жаждет».

Любовная лирика вызывала осуждение К. Ф. Рылеева:

Любовь никак нейдет на ум:
Увы! моя отчизна страждет,
Душа в волненьи тяжких дум
Теперь одной свободы жаждет.

В. Ф. Раевский из крепости призывал Пушкина:

Оставь другим певцам любовь!
Любовь ли петь, где брызжет кровь.

Противопоставление героя — любовнику, а свободы — счастью было естественно для психического бессознательного кожно-звуковых декабристов, где запрет органичен, а невысокое либидо практически полностью купируется звуком. Пушкин понимал свободу совершенно иначе, по-уретральному, как волю, которая не противопоставлялась счастью, а совпадала с ним. Свободный человек не умерщвляет своих желаний, наоборот, сила его векторальных желаний наивысшая. Уретральная воля не вмещается ни в какие рамки, это жизнь через край, сметающая на своем пути любые условности, ограничения и запреты. Свободное общество будущего не союз аскетов, а содружество развитых людей, имеющих дерзость желать и осуществлять свои истинные желания. Пушкин безошибочно ощущал это на бессознательном уровне.

10 правил обольщения женщин от Александра Сергеевича Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин вовсе не отличался атлетическим телосложением и красивым лицом. Но недостатка в женском внимании он никогда не испытывал. Женщины совершали ради него сумасшедшие поступки. Они бросали мужей, мчались за великим поэтом даже на край света. 113, это число женщин, которые были небезразличны Пушкину. В кого-то он влюблялся, с кем-то имел более близкие отношения. Многие мужчины удивлялись его популярности. Разумеется, Пушкин даже не задумывался об этом, но он мог неслыханно разбогатеть, благодаря своим умениям очаровывать женщин. Это сейчас стали очень популярными курсы пикапа, он был бы прекрасным учителем. Но кое-что Александр Сергеевич все-таки оставил своим потомкам. Ниже список 10 правил обольщения женщин от Александра Сергеевича Пушкина.

Конечно, Пушкину в этом случае было гораздо легче. Он умел писать стихи, это было его главным оружием. Всем известно, что женщины любят ушами. Но не все мужчины награждены способностью красиво говорить. Если вы далеки от поэзии, а единственную рифму к слову «любовь», которую вы можете придумать это «морковь», воспользуйтесь готовыми вариантами. Отправьте ей стихи сообщением в соцсети, ну или на крайний случай, хотя бы романтичную картинку.

Разговаривайте о ней с другими

Пушкин не раз пользовался этой хитростью. Кстати, внимание своей супруги привлек этими же уловками. Он много говорил о ней окружающим, часто использовал рифмы и стихи. Слухи, конечно, же не остались незамеченными прекрасной девушкой. Когда поэт ухаживал за Анной Керн, он применил еще более хитрую уловку. Он писал письма ее сестре, прекрасно зная, что Анна их прочитает. Попробуйте этот метод, вы не будете разочарованы. Просто рассказывайте о предмете своей симпатии всем вашим общим знакомым, а лучше ее подругам. Информация о вашей заинтересованности быстро дойдет до вашей жертвы. Конечно, же эти разговоры за спиной будут ей льстить. Она невольно задумается о вас и будет вспоминать все чаще.

Не бойтесь получить отказ

Современный мужчина боится отказа. Этот страх не позволяет ему подойти к понравившейся девушке и познакомиться, пригласить на свидание старую знакомую, которой давно он давно симпатизирует. Отказ расценивается как удар по мужскому самолюбию. А вот Пушкин вовсе не боялся отказов. Своей супруги он добивался два года. Он несколько раз сватался, но предложение она не принимала. И все-таки девушка сдалась. Такой настойчивости стоит поучиться. Поэт добился того, чего так желал. Не бойтесь и вы, получая отказ от женщины, не сдавайтесь сразу. Мы раскроем вам маленький секрет: очень много женщин впоследствии жалеют, что не согласились на свидание с симпатичным коллегой или отклонили предложение познакомиться.

Целуйте, не спрашивая разрешения

Пушкин, несмотря на строгость нравов, предпочитал идти напролом. Он считал, что поцелуй способен смягчить любое, даже самое холодное женское сердце. Правда, однажды, Александр чуть не поплатился за свою наглость. Увидев в коридоре стройный силуэт прекрасной незнакомки, Пушкин решил не терять времени на долгие разговоры, он подкрался к девушке и попытался поцеловать. Вместо прекрасной девушки перед собой он увидел взрослую даму. Это была княгиня Волконская, которая к тому же была старой девой. Ее поведение поэта повергло в шок, женщина пожаловалась на него государю. Пушкина чуть было не отчислили из лицея.

Александр Сергеевич как-то высказался об умственных способностях женщины. Он вовсе не считал их равными мужчинам. Женский ум он сравнивал с детским. Разумеется, дамы и не предполагали, что такой приятный собеседник отзывается о них так нелестно. Ведь Пушкин обладал способностью поддержать беседу с любой кокеткой, да при этом так мастерски, что у девушки складывалось впечатление о собственной значимости. Она чувствовала, что Александру интересна не только ее внешность, но и ум, и душа. В современном мире, если вы рискнете хотя бы намекнуть о том, что женщина глупее мужчины, испортите о себе впечатление. Даже если вы так думаете, не показывайте это девушке.

Все знают, что женщины испытывают слабость к остроумным мужчинам. Уметь пошутить в подходящий момент, развеселить ее, когда грустно – не все обладают таким талантом. Пушкин всегда умел выйти из щекотливой ситуации с помощью остроумия. Известен случай, когда Александр Сергеевич не сошелся мнением о таланте одной из актрис с молодыми людьми. Они оскорбили его, обозвали неприличным словом за то, что он не аплодировал актрисе. Пушкин смог осадить их несколькими фразами. Он сказал, что мог бы влепить им по оплеухе, но не хочет, чтобы актриса думала, что он аплодирует ей. Это было в его духе, и женщины очень ценили остроумие Пушкина.

Давайте и выполняйте обещания

Женщины ценят надежных мужчин. Вы можете произвести такое впечатление самым простым способом. Пообещайте и выполните. Тогда женщина все бросит к вашим ногам. Она будет знать, что на вас можно положиться. Сам Александр Сергеевич не всегда выполнял свои обещания. Попала на его уловки известная Анна Керн. Поэт завлекал женщину сладкими речами и бесчисленными обещаниями. Когда же она сбежала от мужа, оказалось, что Пушкин вовсе не торопиться исполнять свои обещания. Но женщины все равно ему верили.

Пушкин, как вы уже знаете, умел красиво говорить. Женщины таяли от его красивых стихов, не менее красиво он умел говорить комплименты. Может быть вы и не назовете девушку «гением чистой красоты и мимолетным видением», но хотя бы какие-то красивые слова сможете подобрать. Комплименты – это беспроигрышный вариант. Они помогут вам не только в соблазнении женщины, но и во многих бытовых ситуациях: получить скидку в магазине у симпатичной продавщицы или лучшие билеты на концерт, успокоить разгневанную начальницу. Чтобы отточить навык, тренируйтесь каждый день. Вы увидите, что отношение многих женщин к вам поменяется в лучшую сторону.

Превозносите ее перед своими друзьями

Как уже говорилось выше, следует говорить о предмете симпатии как можно больше. Можно пойти и другим путем. Если вы часто встречаетесь в общественных местах, говорите о ней как можно больше хорошего, желательно так, чтобы она слышала. Здесь вы можете быть стопроцентно уверены, что девушка знает о вашей симпатии, вы не будете терзаться сомнениями, дошли ли до нее слухи. Вы же помните, как добивался Пушкин Натальи Гончаровой. Он просто говорил всем вокруг, как он ей симпатизирует. И друзья подходят на эту роль, как никто другой.

Пушкин привлекал женщин не только поэтическим талантом, но и настойчивостью. Все знали о том, что Александра Сергеевича считают ловеласом, но тем не менее ни одна женщина не смогла отказать ему. В его списке как легкодоступные красотки, так и уважаемые женщины, и совсем еще девочки. Женщины любят настойчивых мужчин, им нравится эта игра. Так позвольте им почувствовать себя королевой, окружите ее вниманием, и через несколько дней эта крепость сдастся. Ну а если уверенность покинет вас, вспомните Александра Сергеевича. Несмотря на посредственную внешность и отсутствие большого состояния, он всегда оставался любимцем всех представительниц слабого пола.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: