Система здравоохранения в Германии - ABCD42.RU

Система здравоохранения в Германии

Все включено по-немецки. Как работает система здравоохранения в Германии

Корреспонденту АиФ.ru удалось побывать в немецкой больнице и выяснить, как в Германии устроена реабилитация пострадавших на производстве.

Пригород Берлина. Ухоженная территория с клумбами и беседками, где под лучами осеннего солнца коротают время на удивление жизнерадостные пациенты с переломами различных конечностей. Здесь же находится комплекс аккуратных больничных корпусов. На крыше одного из них «припарковался» вертолет, который за время нашего визита в больницу скорой медицинской помощи Берлина (Unfalllkrankenhaus Berlin) взмывал в небо как минимум трижды. Вертолетом сюда доставляются пациенты с особо тяжелыми травмами. Забегая вперед, скажу, что лечатся здесь обычные немцы: грузчики, токари, официанты, а не местные миллионеры, как может показаться на первый взгляд.

Реабилитация — это тоже работа

В прошлом году в Unfalllkrankenhaus Berlin лечились почти сто тысяч пациентов: 70 тысяч человек — амбулаторно, 27 тысяч — стационарно. Из них 60 тысяч человек были доставлены сюда для оказания неотложной помощи.

С пострадавшими здесь работают 300 врачей, 800 медсестер, 85 терапевтов самого различного профиля, в том числе учителя физкультуры.

Надо сказать, что спортивным занятиям в этом учреждении действительно уделено особое внимание: в просторных тренажерных залах установлены самые разные приборы для наращивания и реабилитации мышц, в том числе системы «Кинезис», особенно подходящие для инвалидов-колясочников, поскольку позволяют заниматься в трех измерениях.

По своей продолжительности лечебные манипуляции у большинства пациентов длятся практически как полноценный рабочий день — 8 часов. Занятия обязательны для всех, не будешь заниматься — не получишь пособие. Здесь тренируют моторику, учатся работать с протезом, занимаются в бассейне и даже стреляют из лука. За пациентами пристально следят инструкторы — пока они и врачи клиники не убедятся, что их подопечные полностью реабилитировались, никого из больницы не выпишут.

Нам навстречу выходит бывший пациент больницы скорой медицинской помощи Берлина господин Шнайдер. Два с половиной года назад он попал в автокатастрофу и получил травму бедра. «Я работаю в магазине, где мы грузим тяжелые ящики, а потом я эти грузы развожу на грузовике. В тот день была туманная погода, меня выбило с дороги, и я врезался в дерево. Меня доставили в одну больницу под Берлином, но у меня была очень серьезная травма и я бы там не выжил. Меня на вертолете перевезли во Франкфурт, после чего я побывал в разных реабилитационных клиниках, мне делали операции, поставили протез. Но с ним возникла проблема — некоторые движения с таким протезом просто нельзя делать. И я не мог залезать в грузовик. С врачами мы отработали движения, как надо двигаться, как толкать грузы, чтобы не возникло осложнений с позвоночником. Сегодня я работаю по 8 часов в день, как и раньше», — рассказывает Шнайдер.

Однако, по его словам, реабилитация на этом не закончилась — сейчас он два-три раза в неделю ходит в медицинский центр, где ему делают массаж и электростимулирование ноги.

Во время лечения господин Шнайдер получал пенсию по инвалидности и пособие по болезни. После выхода на работу государство сохранило ему пенсию по инвалидности, которую он будет получать до того, как достигнет пенсионного возраста.

Ни копейки с пациента

За свое лечение и реабилитацию господин Шнайдер сам ничего не платил — их оплачивала страховая касса. Все работники немецких предприятий застрахованы с учетом вида их деятельности. Как правило, работающие в сферах с высокой долей риска (например, в строительных фирмах) отчисляют более высокие взносы в страховой фонд.

Что касается выплат по временной нетрудоспособности, существует несколько принципов их финансирования, говорит руководитель Дирекции по управлению качеством Анжелика Яколов-Стандке.

«В первые шесть недель работодатель должен платить полную зарплату вне зависимости от того, заболел его сотрудник простудой или получил какую-то травму. Начиная с седьмой недели работник получает т.н. пособие по травме — это 80% от его зарплаты. Это пособие он получает полтора года. Если есть шанс на реинтеграцию, пособие пролонгируется.

Если по истечении этого срока становится ясно, что человек не может вернуться на работу, это пособие дальше выплачиваться не будет. Наши страховые кассы после медицинского осмотра работника определяют величину пенсии по инвалидности сроком на три года. Потом мы еще перепроверяем, проводим экспертизу. Если видно, что человек не поправится, он эту пенсию будет получать пожизненно, все равно, работает он или нет», — пояснила она.

Кстати, немцы продолжают осуществлять взносы в систему страхований со своих пенсий и пособий.

Государству выгодно трудоспособное население

Система страхования Германии существует более 130 лет. Страхование является обязательным для всех работающих немцев. Не секрет, что система здравоохранения ФРГ считается одной из самых эффективных в мире. Основным источником ее финансирования как раз и являются страховые взносы населения.

Главная задача, которая стоит перед немецкими врачами — не отправить человека на досрочную пенсию, а попытаться вернуть его в рабочую жизнь. Немцы подсчитали, что комплексная реабилитация обходится дешевле выхода пострадавшего на досрочную пенсию. В Германии после реабилитации к трудовой деятельности возвращаются порядка 80% граждан.

«Это отражает интересы как государства, так и интересы самого пострадавшего. Исследования показывают, что если человек работает, он более здоров и психически и физически, чем человек, который сидит без работы. Для этого требуется медицинская составляющая, ну и, конечно, профессиональная реабилитация в тесном сотрудничестве с работодателем», — говоритруководитель Управления международных отношений DGUV доктор Грегор Кемпер.

В свою очередь генеральный менеджер гамбургского BG Hospital Юбер Эрхард приводит следующие цифры: каждый евро, потраченный на реабилитацию, возвращается как минимум 1,6 евро.

По немецкому сценарию

Фонд социального страхования (ФСС) Российской Федерации много лет сотрудничает с немецкой ассоциацией страхования от несчастных случаев DGUV — с 1990-х годов.

«У нас сложились тесные отношения: они дают очень хороший результат. Человек возвращается не только к труду, он возвращается к прежней жизни. Мы расширяем ареал таких экспериментов по другим регионам РФ, будем дальше углубляться», — говорит руководитель департамента стратегического развития ФСС РФ Андрей Кошкин.

Немецкий опыт возвращения пострадавших на производстве вдохновил российских страховщиков — ФСС планирует развивать в РФ аналогичную систему. «Немецкий опыт в построении системы реабилитации нам очень интересен. Задача, которую мы ставим перед собой, — не отправлять человека на досрочную пенсию, а вернуть его к активной жизни. Это выгодно пациенту и бюджету», — добавляет Кошкин.

Летом этого года в 16 регионах России Фондом социального страхования были запущены пилотные проекты по комплексной реабилитации пациентов, получивших производственные травмы. Несмотря на непродолжительный срок действия программы, сегодняшние цифры его эффективности впечатляют: к трудовой деятельности возвращаются свыше 50% пациентов. Во многом такой успех обусловлен нововведением, согласно которому к каждому пострадавшему прикрепляется персональный реабилитационный менеджер — он работает с пациентом на протяжении всего курса лечения: с момента получения травмы до реинтеграции и трудоустройства.

Медицина в Германии — одна из лучших в мире. Почему?

Сегодня Германия занимает лидирующие позиции по качеству медицинских услуг во всём мире. Исключительно высокий уровень немецкой медицины обусловлен и тем, что система здравоохранения в Германии финансируется государством, более того, здесь созданы все условия для постоянного развития медицинской науки и техники.

Так выглядит переделанный в скорую помощь городской автобус, который может доставить в больницу сразу 15 пострадавших.

Медицина в Германии славится точностью диагностики, современными методами лечения, наличием в клиниках новейшей дорогостоящей аппаратуры и техники, эффективных медикаментозных средств последнего поколения, а также хорошо оснащённых реабилитационных центров.

Медицина в Германии обходится бюджету в более чем 300 миллиардов евро в год.
Лечение в Германии – это высокое качество предлагаемых медицинских, а также сервисных услуг, тепло и сердечность обслуживающего персонала.

Германия дала миру очень много знаменитых врачей и учёных, среди них Роберт Кох, Генрих Квинке, Рудольф Людвиг Карл.

В Германии 16 лауреатов Нобелевской премии в области медицины или физиологии (3 место в мире, после США и Англии, Россия – на 14 месте).

Читайте также  Порядок получения разрешения на строительство

Здравоохранение в Германии находится в сфере управления Федеральной земли. Медицина в Германии страховая. Все граждане Германии обязаны иметь медицинскую страховку. Большинство населения охвачено государственной программой обязательного медицинского страхования (около 87%), остальные граждане имеют частную медицинскую страховку, согласно действующим законам право на неё имеют предприниматели, государственные служащие и лица с доходом около 50 000 и более евро в год и др.

Каждая Федеральная Земля может принимать свои собственные законы, регулирующие финансирование сферы здравоохранения, поэтому система финансирования здравоохранения весьма неоднородна и достаточно сложна. Страховые взносы при различных схемах медицинского страхования покрываются работодателем и рабочим в равной пропорции (50/50). Для застрахованного эти отчисления составляют приблизительно 14% от заработной платы.

Больницы в Германии финансируются из двух источников: страховых компаний и государственных субсидий.

Медицина в Германии имеет свои минусы:

  • Страховые взносы ежегодно увеличиваются, что связано со старением нации, и увеличением той части населения, которая не делает взносы в страховые фонды, а в редких случаях не имеет страховки вообще.
  • Вся медицина в Германии строится на принципе солидарности и регулируется с помощью Книги социальных законов, т. е. Правительство не принимает участия в организации медицинской помощи. Этим занимаются лечебные фонды или лечебно-профилактические учреждения.
  • Новые технологии и медикаменты стоят довольно дорого.
  • Пребывание на лечении в больнице Германии больше 14 дней обычно страховая компания не оплачивает.
  • За профилактическую консультацию врача широкого профиля пациент должен платить из своего кармана.
  • Пациенты, перешедшие на частное страхование, не имеют права вернуться на государственное страхование.
  • Частные страховые компании отказываются от оплаты услуг тяжело больным людям.
  • Расходы пациента за некоторые препараты не компенсируются.
  • Лечебные фонды имеют право сами устанавливать стоимость страховки.

Несмотря на некоторые промахи, немецкая медицина все же признана одной из лучших в мире. В настоящее время на лечение в Германию приезжают люди со всего мира, включая США и Англию. Многие пациенты успешно совмещают лечение и отдых в Германии.

Медицина в Германии: плюсы

  • Пациент имеет электронную карту, в которой отображаются его данные, история болезни и осмотров. Данное нововведение позволяет проходить обследование в любой больнице Германии без заведения новой больничной карты в каждой новой больнице.
  • Пациент имеет право сам выбрать больницу, в которой он хочет лечиться, что распространяется только на больницы Германии, которые входят в систему государственного здравоохранения.
  • Каждый житель страны имеет право получить дополнительную страховку от частной страховой организации.
  • Пациент, имеющий Дополнительное страхование от Национального страхового фонда, может получать бесплатное амбулаторное лечение.
  • Каждый пациент имеет право получить лечение в требуемой для этого больнице, вне зависимости от того, где работает направивший его врач.
  • Дети (до 18 лет) и старики имеют право на бесплатное лечение.

Еще одним весомым плюсом является качество обслуживания в больницах Германии, которые как и немецкая медицина занимают лидирующее в мире место по уровню сервиса. Ежегодно медицина в Германии подвергается косметическому реформированию, в результате чего качество обслуживания растет год от года, как и без того высокий профессионализм врачей.

С 2009 года принят закон о постоянном обучении медицинского персонала. Правительство настолько заинтересованно в создании здоровой нации, что ежегодно инвестирует сотни миллионов евро на переоснащение больниц.

Информацию о лучших клиниках и лучших оздоровительных курортах Германии вы найдете ниже ↓↓↓

Все включено по-немецки. Как работает система здравоохранения в Германии

Пригород Берлина. Ухоженная территория с клумбами и беседками, где под лучами осеннего солнца коротают время на удивление жизнерадостные пациенты с переломами различных конечностей. Здесь же находится комплекс аккуратных больничных корпусов. На крыше одного из них «припарковался» вертолет, который за время нашего визита в больницу скорой медицинской помощи Берлина (Unfalllkrankenhaus Berlin) взмывал в небо как минимум трижды. Вертолетом сюда доставляются пациенты с особо тяжелыми травмами. Забегая вперед, скажу, что лечатся здесь обычные немцы: грузчики, токари, официанты, а не местные миллионеры, как может показаться на первый взгляд.

Реабилитация — это тоже работа

В прошлом году в Unfalllkrankenhaus Berlin лечились почти сто тысяч пациентов: 70 тысяч человек — амбулаторно, 27 тысяч — стационарно. Из них 60 тысяч человек были доставлены сюда для оказания неотложной помощи.

С пострадавшими здесь работают 300 врачей, 800 медсестер, 85 терапевтов самого различного профиля, в том числе учителя физкультуры.

Надо сказать, что спортивным занятиям в этом учреждении действительно уделено особое внимание: в просторных тренажерных залах установлены самые разные приборы для наращивания и реабилитации мышц, в том числе системы «Кинезис», особенно подходящие для инвалидов-колясочников, поскольку позволяют заниматься в трех измерениях.

По своей продолжительности лечебные манипуляции у большинства пациентов длятся практически как полноценный рабочий день — 8 часов. Занятия обязательны для всех, не будешь заниматься — не получишь пособие. Здесь тренируют моторику, учатся работать с протезом, занимаются в бассейне и даже стреляют из лука. За пациентами пристально следят инструкторы — пока они и врачи клиники не убедятся, что их подопечные полностью реабилитировались, никого из больницы не выпишут.

Нам навстречу выходит бывший пациент больницы скорой медицинской помощи Берлина господин Шнайдер. Два с половиной года назад он попал в автокатастрофу и получил травму бедра. «Я работаю в магазине, где мы грузим тяжелые ящики, а потом я эти грузы развожу на грузовике. В тот день была туманная погода, меня выбило с дороги, и я врезался в дерево. Меня доставили в одну больницу под Берлином, но у меня была очень серьезная травма и я бы там не выжил. Меня на вертолете перевезли во Франкфурт, после чего я побывал в разных реабилитационных клиниках, мне делали операции, поставили протез. Но с ним возникла проблема — некоторые движения с таким протезом просто нельзя делать. И я не мог залезать в грузовик. С врачами мы отработали движения, как надо двигаться, как толкать грузы, чтобы не возникло осложнений с позвоночником. Сегодня я работаю по 8 часов в день, как и раньше», — рассказывает Шнайдер.

Однако, по его словам, реабилитация на этом не закончилась — сейчас он два-три раза в неделю ходит в медицинский центр, где ему делают массаж и электростимулирование ноги.

Во время лечения господин Шнайдер получал пенсию по инвалидности и пособие по болезни. После выхода на работу государство сохранило ему пенсию по инвалидности, которую он будет получать до того, как достигнет пенсионного возраста.

Ни копейки с пациента

За свое лечение и реабилитацию господин Шнайдер сам ничего не платил — их оплачивала страховая касса. Все работники немецких предприятий застрахованы с учетом вида их деятельности. Как правило, работающие в сферах с высокой долей риска (например, в строительных фирмах) отчисляют более высокие взносы в страховой фонд.

Что касается выплат по временной нетрудоспособности, существует несколько принципов их финансирования, говорит руководитель Дирекции по управлению качеством Анжелика Яколов-Стандке.

«В первые шесть недель работодатель должен платить полную зарплату вне зависимости от того, заболел его сотрудник простудой или получил какую-то травму. Начиная с седьмой недели работник получает т.н. пособие по травме — это 80% от его зарплаты. Это пособие он получает полтора года. Если есть шанс на реинтеграцию, пособие пролонгируется.

Если по истечении этого срока становится ясно, что человек не может вернуться на работу, это пособие дальше выплачиваться не будет. Наши страховые кассы после медицинского осмотра работника определяют величину пенсии по инвалидности сроком на три года. Потом мы еще перепроверяем, проводим экспертизу. Если видно, что человек не поправится, он эту пенсию будет получать пожизненно, все равно, работает он или нет», — пояснила она.

Кстати, немцы продолжают осуществлять взносы в систему страхований со своих пенсий и пособий.

Государству выгодно трудоспособное население

Система страхования Германии существует более 130 лет. Страхование является обязательным для всех работающих немцев. Не секрет, что система здравоохранения ФРГ считается одной из самых эффективных в мире. Основным источником ее финансирования как раз и являются страховые взносы населения.

Читайте также  Система арбитражных судов

Главная задача, которая стоит перед немецкими врачами — не отправить человека на досрочную пенсию, а попытаться вернуть его в рабочую жизнь. Немцы подсчитали, что комплексная реабилитация обходится дешевле выхода пострадавшего на досрочную пенсию. В Германии после реабилитации к трудовой деятельности возвращаются порядка 80% граждан.

«Это отражает интересы как государства, так и интересы самого пострадавшего. Исследования показывают, что если человек работает, он более здоров и психически и физически, чем человек, который сидит без работы. Для этого требуется медицинская составляющая, ну и, конечно, профессиональная реабилитация в тесном сотрудничестве с работодателем», — говорит руководитель Управления международных отношений DGUV доктор Грегор Кемпер.

В свою очередь генеральный менеджер гамбургского BG Hospital Юбер Эрхард приводит следующие цифры: каждый евро, потраченный на реабилитацию, возвращается как минимум 1,6 евро.

По немецкому сценарию

Фонд социального страхования (ФСС) Российской Федерации много лет сотрудничает с немецкой ассоциацией страхования от несчастных случаев DGUV — с 1990-х годов.

Немецкий опыт возвращения пострадавших на производстве вдохновил российских страховщиков — ФСС планирует развивать в РФ аналогичную систему. «Немецкий опыт в построении системы реабилитации нам очень интересен. Задача, которую мы ставим перед собой, — не отправлять человека на досрочную пенсию, а вернуть его к активной жизни. Это выгодно пациенту и бюджету», — добавляет Кошкин.

Летом этого года в 16 регионах России Фондом социального страхования были запущены пилотные проекты по комплексной реабилитации пациентов, получивших производственные травмы. Несмотря на непродолжительный срок действия программы, сегодняшние цифры его эффективности впечатляют: к трудовой деятельности возвращаются свыше 50% пациентов. Во многом такой успех обусловлен нововведением, согласно которому к каждому пострадавшему прикрепляется персональный реабилитационный менеджер — он работает с пациентом на протяжении всего курса лечения: с момента получения травмы до реинтеграции и трудоустройства.

Медицина в Германии: как она устроена и почему считается лучшей в мире

Когда с Навальным случилась беда, его близкие и сторонники стали сразу добиваться того, чтобы его перевезли на лечение в берлинскую клинику «Шарите» — все потому, что немецкая медицина имеет неограниченный лимит доверия. Рассказываю, как устроена медсистема в Германии (пожалуй, лучшая в мире).

► Немецкая система массовой медпомощи и страховок появилась аж в 1883 году — по приказу того самого Отто фон Бисмарка: это в советских школах о нем говорили в основном только как о жестком политике, который объединил Германию «железом и кровью». На самом деле, не все так однозначно: ведь он — первый в истории европейский лидер, который потребовал, чтобы был создан фундамент справедливого социального страхования: в первую очередь, для фабричных работников.

► Главный принцип, по которому живет система здравоохранения Германии, — принцип солидарности. Медпомощь должна быть доступной для всех, вне зависимости от их финансового состояния, но при этом все должны оплачивать посильные страховые взносы в больничные кассы (Krankenkasse; за малоимущих их оплачивает государство).

► Медстраховка дает право на амбулаторную или стационарную медпомощь. Медицина выстроена в Германии в несколько ступеней: во-первых, это частные семейные врачебные кабинеты (Praxis) — 45% врачей работают именно в таком формате. Некоторые из них дополнительно имеют место в университетской клинике или при больнице. Например, хирург может проводить простейшие операции в своем частном кабинете, а сложные назначать в крупной клинике — в его отсутствие за пациентом будет присматривать персонал.

► Во-вторых, есть система государственных больниц (их 54%), частных (их 8%) и благотворительных (их 38%). По уровню медпомощи, качеству обслуживания и питания они принципиально не отличаются. Все они также подключены к единой системе страхования — так что вы можете пойти в любую клинику.

► В-третьих, действует неотложная спасательная служба (Rettungsdienst) — но она не выезжает, чтобы померить температуру: иначе вам выставят огромный счет. Если вы почувствовали себя плохо, вы можете обратиться в ближайший кабинет врачебной практики; по ночам и по выходным есть работающие дежурные кабинеты врачей.

► В-четвертых, есть университетские клиники: это огромные научно-медицинские центры при отдельных университетах или при университетских альянсах. Здесь и лечат пациентов, и ведут научную и преподавательскую деятельность. Например, та же «Шарите» в Берлине состоит из более чем 100 клиник и институтов, объединенных в 17 «Шарите»-центров. Она является базой для трех университетов сразу: Берлинского университета имени Гумбольдта, Свободного университета Берлина и Берлинского технического университета. Достаточно сказать, что больше 50% немецких нобелевских стипендиатов по медицине и психологии ведут свою работу в «Шарите».

► Система соцстрахования в Германии включает, помимо текущей медицинской помощи и пенсии, страхование от безработицы, несчастного случая, на случай потребности в уходе и от несчастных случаев. Поэтому если, например, человек потерял способность ходить из-за инсульта или ДТП, то страховка будет покрывать и его длительную реабилитацию — в специализированных клиниках. Столько лет, сколько потребуется. И дети, рожденные с нарушениями опорно-двигательного аппарата или другими особенностями, получают все современное лечение без сборов по SMS или на благотворительных сайтах — а просто по цене стандартной госстраховки.

► В Германии строжайше запрещено жить без медицинской страховки — стандартный взнос на нее составляет порядка 15,7% заработка, половину этой суммы за работника платит компания-наниматель. Те, кто зарабатывает в год меньше 54 900 евро, должны вкладываться только в государственную кассу страхования. Те, кто получает больше, имеют выбор — страховаться в частной компании или в государственной.

► Полностью за себя должны платить частные предприниматели, но страховая не может назначить взнос больше 639 евро 38 центов ежемесячно. Особые привилегии имеют художники, журналисты, музыканты, режиссеры и представители других творческих профессий — их долю страховки за них оплачивает государство.

► Большинство немцев предпочитают дополнительно покупать стоматологическую страховку: дело в том, что стандартная медстраховка покрывает лишь такие расходы как профосмотр или удаление зуба, а все остальное как минимум на 50% должен оплачивать пациент. Любопытно, что если вы купили стоматологическую страховку, то первые 8 месяцев она не действует, но если вы регулярно, раз в полгода, ходите на профосмотры и хорошо следите за гигиеной зубов, вы получаете дополнительно к фиксированной выплате на лечение бонус — от 20% до 30%.

Не хрена полезного вообще.

«Особые привилегии имеют художники, журналисты, музыканты, режиссеры и представители других творческих профессий — их долю страховки за них оплачивает государство.» . Интересно)

Интересно, но не верно. Догонят и ешё в лобик поцелуют. Никто в Германии ничего не дарит. У них своя соц касса, но никто их не субсидирует как зоверяет автор.

«нобелевских стипендиатов по медицине и психологии»
Я единственый нобелевских лауреат по сиськологии, и работаю я в Тимбукту. Получается в Тимбукту работают 100% лучших сиськологов планеты? Вы хоть имейте совесть мозги включать перед тем как что-либо публикуете. Kонечно копировать с вики легче, но всё же. Открою два секрета. Секрет первый — физиология эт не психология. Секрет второй — не очень таки и много немецких врачей/учёных получили нобеля по меду и физе, а из них ешё меньшая часть связана с Шарите. Еслиб вы разбирались в материи, стране, науке, вы бы знали что в Германии не очень благоприятные условия для работы в сфере медицины, вирусов итп.

И опять этот контекст, типа работодатель «дарит» деньги, типа заботится. Ничего подобного, всё что платит роботодатель вычетается из твоей зарплаты. Зачем писать про то в чем не разбираетесь? Ну так пишите как есть: народ доют до последнего, а сервис всё хуже и хуже. Пишите про двух-классовую медицину, где есть люди первого и второго сорта. Где МРТ обследование надо ждать по 3 месяца. Где врачам в большинстве случаев наплевать на пациента, ведь главное чтоб им касса платила. Где пациента доят по второму кругу, предписывая ненужные терапии или лекарства. Где тебе не дадут больничный на период нормального цикла болезни, а напичкают тебя антибиотиками широкого спектра и отправят через три дня работать, ведь самое главное это чтоб ты работал и платил взносы. При этом разводя метициллино-устойчивые штаммы, обвиняя людей в том что они гигиену не соблюдают и дома не сидят. Про вброс 2 миллионов людей без каких либо взносов (и в будушем никто из них работать не будет), я вообше молчу. И так далее, можно целую книгу написать.

Читайте также  Социальное пособие на погребение

Кому интересно — личный пример: инженер, примерно 300€ с моей зарплаты, 300€ «с работодателя», итого 600€ в месяц. 600€ Карл!! Про том что без причины я даже простейший анализ крови сделать не могу. Для профилактики нужно вообше с врачем договариваться и умолять его какую-нибудь болезнь диагностицировать. Три года у врача не был.

А какой сервис был бы в вашей стране за такие деньги?

Что обеспечивает эффективность германской медицинской системы

Большинство государств не были готовы к эпидемиям, что было понятно и до коронакризиса: средний балл Глобального индекса безопасности мирового здравоохранения (Global Health Security Index, GHS), по которому оцениваются возможности систем здравоохранения, в 2019 году составил 40,2 из 100. Только у 40 государств с высоким уровнем дохода (из 195 обследуемых государств) средний балл превышал 51,9. Как показала практика, даже высокое место в индексе не гарантировало безопасность: например, США, занимающие первую строчку в индексе GHS (83,5 балла), сейчас лидируют по числу подтвержденных случаев коронавируса и количеству смертей. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), там выявлено более 2 млн зараженных и зафиксировано более 113 тыс. летальных исходов. Великобритания, которая занимает вторую строчку в индексе GHS (77,9 балла), сегодня пятая по числу заражений (больше выявлено только в Индии, где население приближается к 1,4 млрд, в России, где, по признанию ВОЗ, очень большой охват тестирования, а также в Бразилии).

Быстрое распространение вируса требовало мобилизации систем здравоохранения, в том числе неотложной помощи и интенсивной терапии, говорится в апрельских рекомендациях ВОЗ по усилению ответных мер на COVID-19. Лишь немногие европейские страны были к этому готовы: в Европе число коек интенсивной терапии на 100 тыс. человек колеблется от 4,2 в Португалии, 6,6 в Великобритании, 9,7 во Франции и 12,5 в Италии до 29,2 в Германии.

В Германии смертность от COVID-19 оказалась одной из самых низких в Европе. На середину июня страна занимала девятую строчку по числу подтвержденных случаев коронавируса — чуть более 186 тыс., и десятую строчку по смертности от вируса — 4,7% всех диагностированных случаев. Для сравнения: в Италии смертность достигла 14,5%, в Великобритании — 14%, в Испании — 11%.

Доступность и централизованность

Одним из барьеров в борьбе с пандемией стали финансовые ограничения на доступ пациентов к медицинской помощи, считают в ВОЗ; организация рекомендовала пересмотреть политику медицинского страхования так, чтобы обеспечить всем своевременную диагностику и лечение, доступность лекарств, надлежащий уход и неотложную помощь.

Коронавирус как лакмусовая бумажка показал качество национальных систем здравоохранения, считает генетик, руководитель лаборатории геномной инженерии Московского физико-технического института Павел Волчков: «Выигрывает та, которая лучше управляется и больше социально ориентирована». К таким системам, в частности, относится здравоохранение Германии, считает он. Баланс рыночных и социальных механизмов, по словам Павла Волчкова, позволяет немецкой системе здравоохранения обеспечить общий доступ населения к качественной медпомощи.

Здравоохранение Германии основано на принципе солидарности, объясняет директор Центра развития здравоохранения Московской школы управления «Сколково» Наталья Комарова: «Медицинская помощь доступна для всех слоев населения вне зависимости от их материального положения».

По сути, это социально-страховая система Бисмарка: до 90% населения с годовым доходом ниже €62,5 тыс. (минимальный порог для 2020 года, устанавливается ежегодно) подлежит обязательному медицинскому страхованию (ОМС). Управляют системой больничные кассы — частные по форме собственности, но выполняющие госфункции. Подоходный налог на социальное страхование в Германии составляет в среднем около 15% заработной платы, половину взноса оплачивает работодатель. Граждане с более высокими доходами (примерно 10% населения) могут застраховать себя добровольно в больничной кассе или страховом агентстве. В оказании медицинской помощи по ОМС принимают участие государственные и частные клиники, развита система частной врачебной практики. Участники системы тесно взаимодействуют с государством.

Система здравоохранения Германии централизована и хорошо интегрирована, отмечает Наталья Комарова, но в ней нет лишних ведомственных структур, как в ряде других стран, в том числе России. Такая централизация позволила в кратчайшие сроки мобилизовать необходимое оборудование, говорит советник гендиректора Фонда международного медицинского кластера Ярослав Ашихмин. Единая информационная система содержит данные обо всех аппаратах искусственной вентиляции легких (ИВЛ), будь то частные или государственные клиники. В кризисной ситуации все ИВЛ переходят в пользование государства.

Благодаря мобилизации ресурсов, разумным мерам социального дистанцирования и общей дисциплине стране удалось избежать перегрузки скорых, больниц и палат интенсивной терапии, говорит живущая в Берлине микробиолог и научный журналист Ирина Якутенко: «В Германии в целом хорошая и оснащенная система — много коек, в том числе в палатах интенсивной терапии, и аппаратов ИВЛ, что позволило избежать выбора, кого подключать, как это было, например, в Италии».

По данным Института Роберта Коха, на 30 апреля в реестре немецкой Ассоциации интенсивной терапии и неотложной медицинской помощи (DIVI) было зарегистрировано 1256 больниц и отделений для лечения больных COVID-19, использовалось более 32,5 тыс. коек интенсивной терапии, из которых 39% оставалось в резерве.

Технологии и инвестиции

Тест для выявления коронавируса в Германии начали разрабатывать еще до того, как здесь появились зараженные, отмечает Ярослав Ашихмин. Первый был создан в январе, а собственное производство позволило развернуть обширное тестирование населения, в том числе медперсонала. Быстро активизировать исследования удалось благодаря значительным инвестициям в научные разработки, приводят на сайте федерального Министерства здравоохранения слова министра образования и научных исследований Германии Ани Карличек. В 2018 году инвестиции государственного и частного секторов в R&D достигли €105 млрд, или 3,13% ВВП, к 2025-му рост таких вложений планируется в объеме до 3,5% ВВП.

Все тесты, по данным Минздрава Германии, оплачиваются государственными страховыми компаниями, и в ближайшее время тестирование будет проводиться массово, в том числе в домах престарелых, школах и детских садах, говорится в отчетах ВОЗ. На финансовую компенсацию потерь в связи с пандемией национальный бюджет Германии в 2020 году потратит €2,8 млрд (данные ВОЗ). Предусмотрены субсидии больницам как за связанное с пандемией сокращение пациентов (€560 в день до конца сентября), так и за каждую дополнительную койку с ИВЛ (€50 тыс.), а также доплаты на средства индивидуальной защиты врачей (€50 из расчета на одного обслуживаемого пациента) и среднему медперсоналу (€38 в день на человека); таким образом, дневная норма оплаты достигнет €185. Компенсации предусмотрены и региональным ассоциациям врачей.

Эксперты отмечают большой объем вложений государства в систему здравоохранения в Германии в целом. Страна входит в тройку лидеров ОЭСР по размерам инвестиций в здравоохранение — 11,2% ВВП (данные «Панорамы здоровья 2019» ОЭСР). Выше этот показатель только у США — 16,9% и Швейцарии — 12,2%. Причем на долю государства, по словам Натальи Комаровой, приходится до 9,5%. В России иные размеры и пропорция участия: 3% ВВП — государство, еще 2,3% — частный сектор. По мнению Натальи Комаровой, наращивание инвестиций — важный для России пример участия государства в управлении системой общественного здоровья: «Каждый десятый житель ФРГ так или иначе задействован в работе системы здравоохранения, что говорит о престиже отрасли».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: