Язык и общество. Социолингвистика - ABCD42.RU

Язык и общество. Социолингвистика

Язык и общество. Социолингвистика

Социолингвистика – языковедческая дисциплина, развивающаяся на стыке общего языкознания , социологии , этнографии , культуроведения , социальной психологии , политологии .

Предмет социолингвистики – языковая стратификация общества и влияние на язык социальных процессов (социальная дифференциация языка), языковая политика.

Языковая стратификация общества означает, что различные социальные группы в ходе своей деятельности вырабатывают характерные варианты использования языка, особые идиомы. Любое общество как языковой коллектив разделяется на этнические, возрастные, территориальные, профессиональные группы, различающиеся характером речи, использованием различных языков ( билингвизм – полное владение человеком двумя языками и диглоссия – функционирование в обществе двух языков), созданием особых сленгов, жаргонов, тайных языков.

Одной из важнейших теоретических проблем социолингвистики является определение отдельного языка – русского, китайского, немецкого, молдавского, азербайджанского. Дело в том, что надежных чисто лингвистических критериев различения языка и диалекта не существует. Например, проблема китайских, немецких или итальянских диалектов не может быть разрешена лингвистически, поскольку лингвистический статус диалекта определяется по различным признакам. Так, некоторые северные итальянские диалекты проявляют значительные исторические и структурные сходства с французским, окситанским или рето-романским языками, но рассматриваются как диалекты итальянского языка. Поэтому надежно определить статус идиома как языка, диалекта, наречия (группы диалектов), варианта языка (английский, американский, австаралийский, канадский, язык русских эмигрантов) можно в основном на основе языкового самосознания его носителей и языковой политики государства, что возможно только применением социологических методов .

Исследование лингвистической стратификации общества имеет существенное значение в общем и частном языкознании, но также и при решении прикладных задач. Язык исторически изменяется в трех аспектах, которые можно обозначить как эволюцию, развитие и нормирование.

Эволюционные процессы, свойственные любому языку в любом его состоянии, определяются звуковыми и морфологическими историческими законами и состоят в постепенной дивергенции и конвергенции языковых систем. Например, освоение иноязычных слов: так слово кофе под действием аналогии получает средний род. Развитие языка представляет собой усложнение в ходе истории общества его грамматической, лексической и стилистической систем. Нормирование представляет собой сознательное включение тех или иных фактов языка в состав культуры.

Влияние на язык социальных процессов и влияние языка на социальные процессы означает, что в ходе исторического развития общества его язык меняет свои состояния и развивается. Традиционно существуют понятия «этнический язык», «язык племени», «язык народности», «язык нации», «межнациональный язык», «мировой язык». Помимо того, что эти обозначения связывают язык с определенным историческим типом общества, они имеют определенное лингвистическое содержание. Так, язык народности, а тем более, национальный язык должен быть письменным, литературным, то есть для реализации соответствующей функции должен располагать определенными системными ресурсами, культурой языка в виде системы словесности, нормативным грамматическим описанием и быть предметом преподавания.

Вместе с тем, каждое состояние языка предполагает определенный характер его внутренней дифференциации. Так, формирование национального языка предполагает развитие в нем так называемых функциональных стилей (обиходно-разговорный, документально-деловой, научный, публицистический, литературно-художественный), в отличие от «донационального» языка народности, для которого характерны жанровые стили (жития, летописи, проповеди и.т.д.).

Языковая ситуация является важнейшей задачей социолингвистических исследований, поскольку отражает состояние культуры и определяет возможности организации деятельности общества. В отношении к языку выделяются культура общества в целом, этноса, региона, профессии, поколения, анклава (компактного проживания инокультурной и иноязычной группы населения), конфессии, землячества (рассеянного проживания иноязычной группы), антикультура (характерная для маргинальных, обычно криминальных групп населения). Каждый такой тип культуры характеризуется особой идиомой – языком, диалектом, особенностями речи. Соотношение различных идиом в данном обществе и образует языковую ситуацию. Языковая ситуация определяется наличием разносистемных языков, среди которых выделяются языки с глубокой письменно-культурной традицией и развитой системой словесности (русский), младописьменные (мордовский, якутский) и бесписьменные (шорский, ительменский) языки. При этом каждый литературно-письменный язык в своих нормах и системе словесности опирается на определенную культурную традицию, восходящую к классическому языку. Для русского языка классическими являются церковнославянский, древнегреческий и латинский; для языка хинди – санскрит, для азербайджанского – арабский. Для ряда младописьменных языков России таким классическим языком является русский.

Наряду с языковыми отношениями в речевом коллективе обнаруживаются речевые отношения: устная литературная речь и различные формы просторечия; письменная и печатная речь: художественная, философская, научная, документально-деловая, конфессиональная, публицистическая; устно-письменная речь в виде ораторской прозы, гомилетики, сценической речи; массовая коммуникация в виде массовой информации, рекламы, информатики, Интернета, включающего все перечисленные виды речи. Речевые отношения в обществе сложным образом соотносятся с языковыми. Так, существуют государственные языки, не имеющие развитой литературы, документально-деловой письменности, научной и правовой терминологии, но представленные массовой информацией. Такова, например, культурно-языковая ситуация в ряде регионов России и стран СНГ.

Языковая политика – это деятельность государственных структур и общественных организаций, направленная на оптимизацию языковой ситуации в обществе и на гармонизацию культурно-языковых отношений. Даже отказ от целенаправленной языковой политики является языковой политикой, поскольку влечет за собой стихийное развитие культурно-языковых отношений, неизбежно приводящее к социальным конфликтам. Языковая политика государства проявляется в законодательной деятельности, в организации системы образования, в государственном или общественном регулировании средств массовой информации и издательской деятельности, в установлении норм публичной аргументации, в регулировании научно-технической и социально-политической терминологии и документооборота.

Возникновение социолингвистики

Термин «социолингвистика» впервые употребил в 1952 американский социолог Герман Карри. Лингвистические исследования, учитывающие обусловленность языковых явлений явлениями социальными, с большей или меньшей интенсивностью велись еще в начале нынешнего века во Франции, России, Чехии. Иные, чем в США, научные традиции обусловили то положение, при котором изучение связей языка с общественными институтами, с эволюцией общества никогда принципиально не отделялось в этих странах от «чистой» лингвистики. «Так как язык возможен только в человеческом обществе, – писал И.А.Бодуэн де Куртенэ , – то, кроме психической стороны, мы должны отмечать в нем всегда сторону социальную. Основанием языковедения должна служить не только индивидуальная психология, но и социология».

Важнейшие для современной социолингвистики идеи принадлежат таким выдающимся ученым первой половины 20 в. Это, например, идея о том, что все средства языка распределены по сферам общения, а деление общения на сферы имеет в значительной мере социальную обусловленность (Ш.Балли); идея социальной дифференциации единого национального языка в зависимости от социального статуса его носителей (работы русских и чешских языковедов); положение, согласно которому темпы языковой эволюции зависят от темпов развития общества, а в целом язык всегда отстает в совершающихся в нем изменениях от изменений социальных (Е.Д.Поливанов); распространение идей и методов, использовавшихся при изучении сельских диалектов, на исследование языка города (Б.А.Ларин); обоснование необходимости социальной диалектологии наряду с диалектологией территориальной (Е.Д.Поливанов); важность изучения жаргонов, арго и других некодифицированных сфер языка для понимания внутреннего устройства системы национального языка (Б.А.Ларин, В.М.Жирмунский, Д.С.Лихачев ) и др.

Характерная черта социолингвистики второй половины 20 столетия – переход от работ общего плана к экспериментальной проверке выдвигаемых гипотез, математически выверенному описанию конкретных фактов.

Основные методы социолингвисики

Методы, специфические для социолингвистики как языковедческой дисциплины, можно разделить на методы сбора материала, методы его обработки и методы оценки достоверности полученных данных и их содержательной интерпретации.

В первой группе преобладают методы, заимствованные из социологии , социальной психологии и отчасти из диалектологии, во второй и третьей значительное место занимают методы математической статистики . Есть своя специфика и в представлении социолингвистических материалов. Кроме того, полученный, обработанный и оцененный с помощью статистических критериев материал нуждается в социолингвистической интерпретации, которая позволяет выявить закономерные связи между языком и социальными институтами. При сборе информации социолингвисты чаще всего прибегают к наблюдению и разного рода опросам; достаточно широко используется и общенаучный метод анализа письменных источников. Разумеется, часто эти методы комбинируются: после предварительного анализа письменных источников исследователь формулирует некоторую гипотезу, которую проверяет в процессе наблюдения; для проверки собранных данных он может прибегнуть к опросу определенной части интересующей его социальной общности.

Направления социолингвистики

Выделяют синхроническую социолингвистику, которая занимается изучением преимущественно отношений между языком и социальными институтами, и социолингвистику диахроническую, которая изучает преимущественно процессы, характеризующие развитие языка в связи с развитием общества.

В зависимости от масштабности объектов, которыми интересуется социолингвистика, различают макросоциолингвистику и микросоциолингвистику. Первая изучает языковые отношения и процессы, происходящие в крупных социальных объединениях – государствах, регионах, больших социальных группах, нередко выделяемых условно, по тому или иному социальному признаку (например, по возрасту, уровню образования и т.п.). Микросоциолингвистика занимается анализом языковых процессов и отношений, имеющих место в реальных и при этом небольших по численности группах носителей языка – в семье, производственной бригаде, игровых группах подростков и т.п.

В зависимости от того, на что направлены социолингвистические исследования, – на разработку общих проблем, связанных с отношением «язык – общество», или на экспериментальную проверку теоретических гипотез, различают теоретическую и экспериментальную социолингвистику. Теоретическая социолингвистика занимается изучением наиболее общих, основополагающих проблем – таких, например, как:

1. выявление наиболее существенных закономерностей языкового развития и доказательство их социальной природы (наряду с такими закономерностями, которые обусловлены саморазвитием языка);

2. исследование социальной обусловленности функционирования языка, зависимости его использования в разных сферах общения от социальных и ситуативных переменных;

3. анализ процессов речевого общения, в которых определяющее значение имеют такие факторы, как набор социальных ролей, исполняемых участниками коммуникации, социально-психологические условия реализации тех или иных речевых актов и т.п.;

4. изучение взаимодействия и взаимовлияния языков в условиях их существования в одном социуме; проблемы интерференции и заимствования элементов контактного языка; теоретическое обоснование процессов формирования промежуточных языковых образований – интердиалектов.

Теоретики социолингвистики достаточно рано осознали необходимость подкреплять общие положения о зависимости языка от социальных факторов массовым эмпирическим материалом. М.В.Панов в России и У.Лабов в США были, по-видимому, первыми социолингвистами, которые в начале 1960-х годов независимо друг от друга обратились к эксперименту как необходимому этапу в социолингвистических исследованиях и способу доказательства определенных теоретических построений.

Социолингвистика: как язык зависит от общества

На стыке двух наук (социологии и лингвистики) возникло в двадцатом столетии особое направление в языкознании — социолингвистика. Предмет ее изучения — не процессы, происходящие внутри языка, а особенности его использования различными группами людей.

Заместитель директора Института русского языка имени В.В. Виноградова Леонид Крысин, один из авторов вышедшей несколько лет назад книги «Социолингвистика», приводит такой пример: «Если мы возьмем грамматику — систему падежей, систему спряжений и так далее, то никаких видимых влияний общества в этом мы не обнаружим. Но надо стремиться обнаружить влияние в том, как использует человек язык, то есть зависимость использования языка от возраста людей, от пола, от профессии, от уровня образования, от уровня культуры. Все эти факторы, оказывается, в каких-то участках языка сильно влияют, а в каких-то — меньше. В каждом национальном сообществе возникают свои какие-то острые углы, которые лингвисты изучают. Допустим, если брать многонациональное общество, там не просто есть зависимость языка от общества, а там еще часто очень острой проблемой является взаимодействие и взаимоотношение этих языков: кто главный, так сказать, а какие языки в подчиненном положении (они используются лишь в семье, в быту и так далее). Это тоже одна из проблем социолингвистики».

Читайте также  Стоики и стоицизм

— Ну, а если говорить об одном языке, в нашем случае — русском, какие конкретно механизмы использует социолингвистика, чтобы понять, что происходит с обществом и языком?
— Существуют разные методы изучения этих зависимостей. Рассказывая об этом, нельзя обойтись без некоторых имен. Два имени я хотел бы назвать, это Евгений Дмитриевич Поливанов, лингвист первого поколения советских лингвистов. Он погиб в конце 1930-х годов, его расстреляли. Но до этого он успел многое сделать. Он обратил внимание, что многие процессы, которые происходили в русском языке после революции 1917 года, в 1920-е годы, в них очень наглядно прослеживается влияние социальных факторов, каких-то социальных изменений, которые в обществе происходят.
И второе имя — это Михаил Викторович Панов, который придумал разные методы изучения вот этих самых влияний, этих самых зависимостей. Первое, что он придумал, — это вопросник. Казалось бы, вопросник — это такая скучища бумажная в лингвистике. И многие очень скептически к этому относятся до сих пор. Но он так хитроумно составил этот вопросник, что с помощью перекрестных вопросов и, естественно, разных способов получения ответов на одно и то же, удается добиться какой-то объективной картины.
Что можно изучать с помощью этих вопросников? В частности, варианты. Вы знаете, что в русском языке, в литературном языке существует какое-то число вариантов. Булочная — булошная, шеги — шаги, езьжю — езжу: произносительные варианты.

Прежде всего, как фонетист, Панов изучал именно произносительные варианты. К примеру, известно, что до середины XX века преобладала старомосковская литературная норма в произношении, а именно надо было говорить езжю, жюжжать, дрожжи, дощь, верьх, четверьг, сливошный и так далее. Но в середине XX -го и уже ко второй половине XX-го века происходила смена вот этой нормы. И вот этот процесс интересно было зафиксировать, какие слои людей, говорящих на литературном, подчеркнем, языке еще придерживаются старой нормы, а какие уже полностью перешли на новые типы произношения.

— И вот это он смог зафиксировать с помощью своего вопросника?
— Вопросник распространялся среди говорящих на русском литературном языке. Было получено несколько тысяч ответов. Это довольно представительная цифра. Все это было обработано. Получились некоторые зависимости. По типу этого вопросника был составлен вопросник по морфологии, по словообразованию, и тоже получены такого рода материалы о том, как используют люди разные варианты. Ну, там, прожектора́ — прожекторы. Такого рода варианты тоже могут быть.

— Директора́ — дире́кторы.
— Да. И на этой основе была сделана работа большая — «Русский язык по данным массового обследования», и получилась довольно интересная картина. Ну, например, то, что касается вот этих старых произносительных вариантов. Оказалось, что в основном все-таки москвичи старшего поколения еще держатся за эти типы произношения, ну, и не только старшего. Поскольку это проводилось в 60-е годы, когда я еще был помоложе несколько, и вот мои товарищи, моего возраста, то есть 30-40-летние люди в то время, совершенно не собирались отказываться от произношения типа четверьг (москвичи, я имею в виду, потомственные), езьжю, дощь.

— Да что там 1960-е годы! Моя подруга и моя ровесница до сих пор говорит коришневый, потому что так говорят старшие члены ее семьи.
— Да, конечно. Но уже эта норма, исчезая, стала такими точками оставаться в каких-то словах. Мы не говорим, к примеру, шеги, но жылеть еще говорим. Лышедей — мы говорим, а не лашадей. Такие точки этого старого московского произношения еще сохраняются даже в речи тех, кто не считает себя потомственными москвичами, а просто грамотными носителями литературного языка.

— И все-таки мы сейчас говорили об истории не сегодняшнего дня. А вот сегодня какие тенденции обозначают социолингвистические исследования?
— Здесь тоже довольно много проблем. Смешение разных стилей. Они не только разные по направлению их использования, но и социально разные. Просторечие, жаргон — это все такие компоненты национального русского языка, которые сейчас в сильной степени влияют на литературный язык. И это тоже социолингвистическая проблема, потому что, в общем-то, нет достаточно глубоких хороших исследований, которые бы расставили все по местам — где жаргон допустим, где сленг допустим, какая разница между жаргоном и сленгом, кто носители, каковы сферы, в которых все это можно использовать. Ну, допустим, в бытовой сфере ясно, что никакой лингвистический контроль невозможен.

— Но, может, и не нужен?
— И не нужен, правильно. Все зависит от внутренней культуры человека. Если человек, общаясь с товарищем, с приятелем, считает возможным сказать «я отстегнул ему две сотни», ну и ради бога, пусть так говорит. Если он не считает возможным, если его внутренняя культура не позволяет, он как-то иначе выразится, более литературно. Но дело в том, что некоторые жаргонные слова и выражения очень хлесткие, меткие и гораздо лучше выражают соответствующую мысль, чем описательный вялый литературный традиционный оборот. И говорящие на литературном языке люди, многие, во всяком случае, это осознают. Другое дело, что в публичную речь это нельзя тащить, нельзя, чтобы с экрана звучало все это — «отстегивать», «разборки», ну, я не знаю. «Разборки» уже, по-моему, неконтролируемо используется.

— К сожалению, причем, сплошь и рядом. Леонид Петрович, в последнее десятилетие, может быть, лет пятнадцать, усилились миграционные процессы внутри страны. Как это отражается на языковых процессах?
— Тут самая острая, по-моему, проблема — это образовательная. Она тоже имеет отношение к социолингвистике. В городах (особенно в крупных городах — в Москве и в Петербурге) в школах средних смешанные классы далеко не редкость, когда в одном классе учатся русские дети, по рождению русские.

— Этнически русские.
— Да, с детства владеющие русским языком, и дети, для которых русский язык — второй язык. И вот этот второй язык ими освоен в разной степени. Одни говорят свободно и хорошо, другие — с акцентом, но более-менее свободно, а третьи — вообще на букварном уровне. И вот все это в одном классе, и как обучать этих детей? Вот сейчас и педагогическая общественность, и лингвисты озабочены этим в сильной степени. Разрабатываются методики обучения детей в такого рода классах. Есть публикации соответствующие. Но я не видел еще хороших методик, из которых было бы понятно, как же выходить из этого положения. Я, например, не знаю, как выходить из этого положения, потому что ведь ясно, что по-разному надо преподавать не только русский язык, но и предметы на русском языке — физику, математику, биологию — для детей, столь по-разному владеющих русским языком.

К сказанному профессором Леонидом Крысиным добавлю: неудивительно, что социолингвистика тесно взаимодействует с такими направлениями, как психолингвистика и этнолингвистика. В языкознании бывают задачи, решить которые можно только с привлечением других наук.

Социолингвистика: понятие и сущность (лекция)

СОДЕРЖАНИЕ

Ключевые слова: социальная сущность языка, социолингвистика, социальные факторы, взаимоотношения социального и внутриструктурного в языке, языковая ситуация, языковая политика.

Структурная организация языка – это материализация социального. Лексическое, грамматическое, идеологическое, познавательное и функциональное выступают в языке как специфические проявления социального. В связи с этим правильное понимание социальной сущности языка имеет определяющее значение а) для познания законов исторического развития, функционирования и взаимодействия разных языков; б) для познания влияния общества и отдельного человека на язык; в) для познания роли языка в жизни общества и индивида; г) для познания роли языка в развитии человеческого общества в прошлом, настоящем и будущем.

Проблема соотношения социального и внутриструктурного в языке относится к числу наиболее важных в современном языкознании, поскольку невозможно устранить влияние социальных «человеческих» факторов на язык. Социальный фактор – это системно организованное социальное действие разной структуры в определенной сфере человеческой деятельности. Социальный фактор в процессе речевой деятельности порождает и обусловливает конкретное проявление социальности языка.

Социальный фактор имеет свою структуру. Главными элементами структуры социального фактора являются: 1) субъект действия; 2) объект воздействия; 3) среда, к которой относится субъект действия; 4) среда, к которой относится объект действия; 5) средства действия субъекта; 6) цели и задачи действия субъекта.

К числу основных социальных факторов функционирования и развития языка относятся: социальные факторы, обусловленные социально-экономическими формациями; массовой коммуникацией и системой образования; различной интерпретацией явлений природы и общественной жизни представителями религиозной идеологии; взаимодействием языков; социальные факторы научно-познавательного значения; идеологического содержания; эстетического плана; нравственно-этического осмысления явлений общественной жизни; социально-профессиональной дифференциации языка.

Внутренние законы языка не являются ни божьим даром, ни творением природы. Они складываются исторически в процессе длительного функционирования и развития языка в рамках речевой деятельности людей. Речевая деятельность – это разновидность социальной деятельности. Вне этой деятельности не могут формироваться и внутренние законы языка. Внутренние законы языка – главная сила, организующая язык, его структуру, в частности, это сила, обеспечивающая функционирование языка в соответствии с потребностями его носителей. Именно по этой причине с самого начала процессы формирования и развития фонологической, морфологической, синтаксической, лексико-семантической, стилистической подсистем являются социализированными. Все уровни языка внутренней структуры языка формируются и развиваются в условиях взаимодействия социальных факторов и внутренних законов языка.

Наиболее сильному влиянию социальных факторов подвержен словарный состав. Это по-разному отражается в различных пластах лексики. Примат разного рода социальных факторов над внутриструктурными закономерностями развития словарного состава является очевидным, в отличие от фонетики, морфологии и синтаксиса, где ведущая роль принадлежит внутриструктурным закономерностям. Однако в некоторых слоях лексики могут происходить и изменения, обусловленные действием внутриструктурных закономерностей (ср.: пеку – печешь – печение – пекли, где определяющая роль принадлежит постоянно действующим внутриструктурным закономерностям развития лексической и морфологической систем данного языка). Следовательно, социальные факторы и внутриструктурные закономерности развития лексики необходимо рассматривать в их взаимодействии, а не изолированно.

Читайте также  Философия в исламе и мусульманские философы

Развитие лексики необходимо рассматривать как отражение основных этапов развития общества.

Менее заметно влияние социальных факторов в фонетической системе языка. Взаимодействие внутренних законов языка и социальных факторов наблюдается при заимствовании фонем (например, заимствование фонемы /ф/ из греческого языка. Вместе с тем оно может препятствовать освоению фонемы.

Морфологическая система языка формируется исторически в процессе речевой деятельности определенного относительно устойчивого социума, то есть социальность должна быть присуща и природе морфологической системы языка. Она испытывает воздействие главным образом трех основных факторов: а) социального развития в широком смысле; б) внутриструктурных изменений; в) иноязычного влияния.

Доказана и возможность позитивного влияния социума и социальных факторов и на синтаксис. Это, например, появление новых словосочетаний. В этих процессах огромную роль играют такие социальные факторы, как а) многонациональный состав коллективов на производстве; б) широкое применение национально-русского или какого бы то ни было двуязычия; в) высокая частотность употребления новых типов словосочетаний, простых и сложных предложений в национальных языках.

Стилистические системы в большей степени зависят от развития общественных функций языков, разных социальных субъективных факторов, чем лексика, фонетика, морфология и синтаксис. Формирование функциональных стилей зависит от: а) объема и жанрового своеобразия систематически в течение длительного времени издаваемой литературы; б) частотности систематического массового употребления этой литературы в течение длительного времени; в) от темпов и границ развития общественных функций языка.

В социолингвистике необходимо различать понятия национальный язык, язык народности, литературный язык. Национальный язык – это язык определенной нации в совокупности всех его форм существования (территориальных и социальных диалектов, обобщенных типов устной речи – просторечия и койне, литературного языка). Доминирующее положение в архисистеме национального языка занимает литературный язык – высшая форма существования национального языка, характеризующаяся: 1) обработанностью и упорядоченностью; 2) нормативностью и кодифицированностью; 3) стабильностью и непрерывностью традиций; 4) развитой стилистической дифференциацией; 5) обязательностью для всех членов коллектива; 6) универсальностью (обслуживание всех сфер общения); 7) наличием устной и письменной разновидности.

Мир, в котором мы живем, сложен, противоречив и многообразен. К тому же он, развиваясь, весьма динамично видоизменяется: меняются расстановка и соотношение противоборствующих сил, меняются социальные приоритеты, происходит переоценка этнокультурных ценностей. Вместе с политической картой мира меняется его лингвистическая палитра.

Языковая ситуация в западноевропейских странах отражает коммуникативные возможности языков, социально-экономическую структуру государства, а также историко-культурные традиции народа. В отличие от Западной Европы ситуация в странах Северной Америки сложилась под влиянием социально-функционального «распределения» между колониальными языками (английским, французским, испанским, голландским, немецким, шведским), с одной стороны, и между языками колонистов и языками аборигенов, с другой. Современное многоязычие на этом континенте складывалось столетиями. Сформировалась политика «плавильного котла» на почве британского имперско-колониального шовинизма и расизма. Главными каналами ее реализации стали школа, средства массовой информации, масс – культура, административный аппарат, производственное общение. Отличительными чертами языковой политики США являются американоцентризм, антидемократичность, авторитаризм и шовинизм. Основную тенденцию изменений языковой ситуации на постколониальном пространстве можно определить термином «национализация», под которым понимается: 1) планомерное вытеснение бывшего колониального языка и замена его автохтонным языком; 2) нормализация и модернизация автохтонных языков (обогащение лексического состава, развитие терминологии, упорядочение грамматической системы, стилистическая дифференциация); 3) пуристическое движение, направленное на очищение языка от заимствований и пополнение соответствующей лексики и терминологии ресурсами автохтонного языка; 4) демократизация языка путем уменьшения различий между его письменной и разговорной формами, а также путем реформирования письменности. Таким образом, вопрос о перспективах развития и расширения общественных функций автохтонных языков относится к первостепенным аспектам языковой политики большинства «развивающихся» стран.

1. Бондалетов В.Д. Социальная лингвистика. М.,1987.

2. Дешериев Ю.Д. Социальная лингвистика. М.,1977.

3. Карасик В.И. Язык социального статуса. М., 2002.

4. Крысин Л.П. Язык в современном обществе. М., 1977.

5. Леонтьев А.А. Язык как социальное явление. // Известия АН СССР. Сер. лит. и яз. 1976.Т. 35. Вып. 5. С. 299-307.

6. Онтология языка как общественного явления. М., 1983.

7. Сергеев Ф.П. Языковые ситуации и языковая политика в странах мира. Волгоград, 2001.

Язык и общество

одна из центральных проблем современной лингвистики, связанная с исследованием общественного характера возникновения, развития и функционирования языка, природы его связей с обществом, его социальной дифференциации в соответствии с разделением общества на классы, слои и группы, социальных различий в использовании языка, функционального многообразия языка в связи с многообразными сферами его применения, взаимоотношения языков в дву- и многоязычных обществах, условий приобретения одним из языков функций средства межнационального общения, формы сознательного воздействия общества на язык, и т. п.

Существует непосредственная связь возникновения языка с возникновением человеческого общества (см. Происхождение языка). «Развитие труда по необходимости способствовало более тесному сплочению членов общества, так как благодаря ему стали более часты случаи взаимной поддержки, совместной деятельности и стало ясней сознание пользы этой совместной деятельности для каждого отдельного члена. Коротко говоря, формировавшиеся люди пришли к тому, что у них появилась потребность что-то сказать друг другу» (Энгельс Ф., Диалектика природы. — Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 489). К. Маркс и Ф. Энгельс указывают, что «язык возникает лишь из потребности, из настоятельной необходимости общения с другими людьми» (см. Маркс К., Энгельс Ф. о языке). Консолидирующую роль языка в процессе образования наций отмечал В. И. Ленин (см. Ленин В. И. о языке).

Существуют разные взгляды на природу и характер связей языка и общества. Одни учёные считают, что развитие и существование языка полностью детерминировано развитием и существованием общества (см. «Новое учение о языке», Французская социологическая школа), другие — что язык развивается и функционирует по своим собственным законам и попытки объяснять языковые факты социальными причинами — лишь свидетельство «краха лингвистической методологии» (Е. Курилович). Американские и некоторые западноевропейские лингвисты разделяют гипотезу Сепира — Уорфа, согласно которой специфика языка обусловливает специфику духовной культуры данного общества (см. Сепира — Уорфа гипотеза).

Советское языкознание исходит из различения внутренних стимулов развития языка, связанных с особенностями его системы (см. Система языковая), и внешних по отношению к языку социальных факторов, которые оказывают влияние и на развитие, и на характер функционирования языка. Внеязыковые социальные факторы, как правило, влияют на язык не прямо, а опосредствованно (наиболее непосредственное отражение социальные изменения получают лишь в лексике); они могут ускорять или замедлять ход языковой эволюции, но не могут изменять ее направление (Е. Д. Поливанов). Одна из форм влияния общества на язык — социальная дифференциация языка, которая обусловлена социальной неоднородностью общества; такова дифференциация многих современных развитых национальных языков на территориальные и социальные диалекты, выделение литературного языка как социально и функционально наиболее значимого языкового образования, существование в некоторых обществах «мужского» и «женского» вариантов языка и т. п. Другая форма связи языка с обществом — обусловленность использования языковых средств социальными характеристиками носителей языка (возрастом, уровнем образования, профессией и др.), социальными ролями участников коммуникации, ситуацией общения. Поскольку сферы использования языка многообразны и специфичны (ср. науку, производство, средства массовой информации — газеты, радио, телевидение, нужды делового и бытового общения и т. п.), в языке вырабатываются своеобразные функциональные стили — свидетельство зависимости языка от потребностей общества.

Особое значение получает проблема языка и общества при изучении языковой жизни многоязычных обществ (см. Языковая ситуация): изучаются отношения между обществом и обслуживающими его языками, взаимоотношения различных языков, процессы, связанные с выдвижением одного из языков на роль средства межнационального общения, приобретение некоторыми языками статуса международных языков.

Различают спонтанное влияние общества на язык и языковую политику — воздействие сознательное, целенаправленное, призванное способствовать наиболее эффективному функционированию языка в различных сферах его применения (создание письменностей и алфавитов для бесписьменных языков, усовершенствование орфографии, специальных терминологий, нормализаторская и кодификаторская деятельность учёных и т. п.).

Марксистскому пониманию взаимоотношений языка и общества противостоят различные теории, нередко рассматривающие эти отношения с позитивистских позиций. Такова, например, «унифицированная модель человеческого поведения» К. Л. Пайка, трактующая язык и общество как поведенческие структуры в терминах бихевиористской теории «стимул — реакция» (см. Бихевиоризм, Тагмемика), теория изоморфизма, отстаивающая тезис о «взаимной детерминации» языка и социальных структур и тем самым пытающаяся примирить Сепира — Уорфа гипотезу и концепцию детерминирующего влияния общества на язык. Прямолинейно-вульгаризаторским подходом к анализу отношений между языком и обществом отличается теория «языкового дефицита» Б. Бернстайна, однозначно соотносящая «ограниченный» языковой код с рабочим классом, а «разработанный» код — со «средним классом». В ряде работ американских социолингвистов о языке и обществе получило отражение символико-интеракционистское направление современной социологии, отводящее языку роль системы символов, обеспечивающих социальное взаимодействие; при таком аспекте рассмотрения социальной сущности языка преобладает микросоциологический анализ проблемы языка и общества в рамках малых групп, без учета широкого социального контекста существования и развития языка и соответствующей культуры. Крайнее выражение микросоциологическая ориентация получила в так называемой этнометодологии — исследовании «рациональной стороны повседневной жизни», т. е. той практической логики, которая лежит в основе интерпретации речевого поведения; этнометодологи сводят социальные категории к категориям индивидуального восприятия. См. также Социолингвистика.

  • Маркс К., Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 29, т. 20. с. 489;
  • Ленин В. И., Полное собрание сочинений, 5 изд., т. 24, с. 113—50;
  • Шор Р. О., Язык и общество, М., 1926;
  • Жирмунский В. М., Национальный язык и социальные диалекты, Л., 1936;
  • Крысин Л. П., Язык в современном обществе, М., 1977;
  • Русский язык и советское общество, [кн. 1—4], М., 1968;
  • Язык и общество, М., 1968;
  • Readings in the sociology of language, The Hague — P., 1970;
  • Ammon U., Probleme der Soziolinguistik, 2 Aufl., Tübingen, 1977;
  • Language and social context, Harmondsworth (Middlesex), 1977;
  • см. также литературу при статье Социолингвистика.

Л. П. Крысин, А. Д. Швейцер.

Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия . Гл. ред. В. Н. Ярцева . 1990 .

  • Язык и мышление
  • Язык художественной литературы

Смотреть что такое «Язык и общество» в других словарях:

Язык и общество — Одна из центральных проблем современной лингвистики, связанная с исследованием общественного характера возникновения, развития и функционирования языка, природы его связи с обществом, его социальной дифференциации в соответствии с разделением… … Словарь социолингвистических терминов

Читайте также  Планирование семьи и репродуктивное здоровье

язык и общество — Одна из центральных проблем современной лингвистики, связанная с исследованием: 1) общественного характера возникновения, развития и функционирования языка; 2) природы его связи с обществом; 3) его социальной дифференциации в соответствии с… … Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

Язык и общество — Одна из центральных проблем современной лингвистики, связанная с исследованием: 1) общественного характера возникновения, развития и функционирования языка; 2) природы его связи с обществом; 3) его социальной дифференциации в соответствии с… … Общее языкознание. Социолингвистика: Словарь-справочник

Язык — Язык основной объект изучения языкознания. Под языком прежде всего имеют в виду естественный человеческий язык (в оппозиции к искусственным языкам и языку животных), возникновение и существование которого неразрывно связано с возникновением и… … Лингвистический энциклопедический словарь

ЯЗЫК — знаковая система, используемая для целей коммуникации и познания. Системность Я. выражается в наличии в каждом Я., помимо словаря, также с и н таксиса и семантики. Синтаксис определяет правила образования выражений Я. и их преобразования,… … Философская энциклопедия

Общество белорусского языка имени Франциска Скорины — (ТБМ) (белор. Таварыства беларускай мовы імя Францішка Скарыны) белорусское общественное объединение, занимающееся культурно просветительской деятельностью в сфере сохранения, возрождения и популяризации белорусского языка и белорусской… … Википедия

ЯЗЫК — (language) Суть политики состоит в борьбе принципов и теорий общества. Поэтому язык для политики – то же, что кислород для атмосферы: язык является особым, исключительно важным компонентом политики. Восприятие политических реалий формируется… … Политология. Словарь.

общество — Община, сообщество, артель, ассоциация, банда, беседа, братство, братия, ватага, группа, землячество, каста, клика, коалиция, конгломерат, корпорация, кружок, кучка, лагерь, лига, мир, партия, плеяда, секта, совет, собрание, союз, сфера,… … Словарь синонимов

Общество украинцев в Финляндии — Товариство Українців у Фінляндії Turun Ukrainalaisten Yhdistys Suomessa … Википедия

Общество инженеров кино и телевидения — Society of Motion Picture and Television Engineers Членство: в 64 х странах Тип организации … Википедия

Язык как общественное явление.Социолингвистика

Язык возникает, развивается и существует как социальный феномен. Его основное назначение заключается в том, чтобы обслуживать нужды человеческого общества и прежде всего, обеспечить общение между членами определенного социального коллектива. Понятие общества относится к одному из трудно определимых. Общество— это не просто множество человеческих индивидов, а система разнообразных отношений между людьми, принадлежащими к тем или иным социальным, профессиональным, половым и возрастным, этническим, этнографическим, конфессиональным группам, где каждый индивид занимает своё определённое место и в силу этого выступает носителем определённого общественного статуса, социальных функций и ролей. Индивид как член общества может быть идентифицирован на основе большого количества отношений, которые его связывают с другими индивидами. Особенности языкового поведения индивида и его поведения вообще оказываются в значительной мере обусловлены социальными факторами. Вопрос о связи языка и общества до сих пор остается дискуссионным в науке. Однако наибольшее распространение получила точка зрения, согласно которой связь языка и общества является двусторонней. Язык, как общественное явление,занимает свое, особое место среди других общественных явлений и обладает своими специфическими чертами. Общее у языка с другими общественными явлениями состоит в том, что язык – необходимое условие существования и развития человеческого общества и что, являясь элементом духовной культуры, язык, как и все другие общественные явления, немыслим в отрыве от материальности. Итак, язык выступает как универсальное средство общения народа. Он сохраняет единство народа в исторической смене поколений и общественных формаций, вопреки социальным барьерам, — тем самым объединяя народ во времени, в географическом и социальном пространстве.. Язык способен отражать изменение в жизни общества во всех его сферах, что существенным образом отли­чает его от всех других общественных явлений. Язык не может быть равнодушен к социальным в своей основе членениям, которые возникают внутри общества, обслуживаемого данным языком. «Там, где в структуре общества выделяются обособленные классы и группы,- пишет в этой связи Р. Шор,- служащие различным производственным целям, язык этого общества распадается на соответствующие социальные диалекты. Там, где только есть разделение труда (а подобное разделение наблюдается всюду, совпадая у народов примитивной культуры с дифференциацией полов, откуда возникновение особых «женских языков»), каждая отрасль производства принуждена создавать свой особый запас «технических терминов» — наименований орудий и процессов работы, связанных с ее ролью в производстве и непонятных для членов иной производственной группы».Для подробной характеристики языка как общественного явления и выявления его специфики именно в этом плане,необходимо рассматривать язык в следующих аспектах: 1) специфика обслуживания языком общества, 2) зависимость развития языка от развития и состояния общества, 3) роль общества в создании и формировании языка.Язык не может быть равнодушен к социальным в своей основе членениям, которые возникают внутри общества, обслуживаемого данным языком.
Языковые явления, порожденные социальной дифференциацие общества подразделяются на три следующие группы: 1 социальное и специальное использование языков;
2.создание специальных «языков»; 3. социальная и профессиональная дифференциация общенародного языка.Не следует недооценивать влияния общей культуры на развитие и функционирование языка. Развитие производительных сил общества, техники, науки и общей культуры обычно связано с возникновением большого количества новых понятий, требующих языкового выражения. Приток новой терминологии вместе с тем сопровождается исчезновением или оттеснением к периферии некоторых терминов, уже не отражающих современного уровня развития наук.

То, что язык далеко не единообразен в социальном от­ношении, известно давно. Лингвистические исследования, учитывающие обусло­вленность языковых явлений явлениями социальными, с большей или меньшей интенсивностью стали вестись уже в начале нынешнего века во Франции, России, Чехии. В 1952 г. американский социолог Г.Карри ввел в научный оборот термин «социолингвистика». «Так как язык возможен только в человеческом обществе,- пи­сал И. А. Бодуэн де Куртенэ, — то, кроме психической сто­роны, мы должны отмечать в нем всегда сторону социаль­ную. Основанием языковедения должна служить не только индивидуальная психология, но и социология». Таким выдающимся ученым первой половины 20 века, как И. А. Бодуэн де Куртенэ, Е. Д. Поливанов, Л. П. Якубинский, В. М. Жирмунский, Б. А. Ларин, А. М. Селищев, Г. О. Винокур в России, Ф. Брюно, А. Мейе, П. Лафарг, М. Коэн во Франции, Ш. Балли и А. Сешеэ в Швейцарии, Ж. Вандриес в Бельгии, Б. Гавранек, А. Матезиус в Чехо­словакии и другим, принадлежит ряд идей, без которых со­временная социолингвистика не могла бы существовать. Это, например, идея о том, что все средства языка распре­делены по сферам общения, а деление общения на сферы имеет в значительной мере социальную обусловленность (Ш. Балли);Один из основателей современной социолингвистики
американский исследователь Уильям Лабов определяет социолингвистику как науку, которая изучает «язык в его социальном контексте». Если расшифровать это определение, то надо сказать, что внимание социолингвистов обращено не на собственно язык, не на его внутреннее устройство, а на то, как пользуются языком лю­ди, составляющие то или иное общество. При этом учиты­ваются все факторы, могущие влиять на использование языка,- от различных характеристик самих говорящих (их возраста, пола, уровня образования и культуры, вида профессии и т. п.) до особенностей конкретного речевого акта. В отличие от порождающей лингвистики, представ­ленной, например, в работах Н. Хомского, социолингвистика имеет дело не с идеальным носителем языка, порождающим только правильные высказы­вания на данном языке, а среальными людьми, которые в своей речи могут нарушать нормы, ошибаться, смешивать разные языковые стили и т. п. Важно понять, чем объясня­ются все подобные особенности реального использования языка. Итак, объект социолингвистики — язык в его функци­онировании. А поскольку язык функционирует в обществе, обладающем определенной социальной структурой, по­стольку и можно говорить о социолингвистике как о науке, исследующей язык в социальном контексте. Социолингвистика изучает различные воздействия социальной среды на язык и на речевое поведение людей. Общая лингвистика анализирует языковой знак сам по себе: его звуковую и письменную форму, его значение, сочетаемость с другими знаками, его изменения во времени. Социолингвистика делает упор на то, как используют языковой знак люди, -все одинаково или по-разному, в зависимости от своего возраста, пола, социального положения, уровня и характера образования, от уровня общей культуры. Возьмем для примера слово добыча. Описывая его с точки зрения общей лингвистики, надо указать следующее: существительное женского рода, I склонения, неодушевленное, в форме мно­жественного числа не употребляющееся, трехсложное, с ударением на втором слоге во всех падежных формах, обо­значает действие по глаголу добывать <добыча угля) или ре­зультат действия (Добыча составила тысячу тонн или, в дру­гом значении: Охотники вернулись с богатой добычей).Социолингвист отметит еще такие свойства этого су­ществительного: в языке горняков оно имеет ударение на первом слоге: добыча и употребляется как в единственном, так и во множественном числе: несколько добыч. Люди одной профессии или одного узкого круга обще­ния нередко образуют довольно замкнутые группы, которые вырабатывают свой язык. В старину был известен жаргон офеней — бродячих торговцев, которые своей непонятной непосвященным манерой речи как бы отгораживались от остального мира, сохраняя втайне секреты своего промысла. В наше время язык программистов и всех тех, кто профессионально имеет дело с компьютером, также превратился в своеобразный жаргон: монитор у них именуется глазом, диск — блинами, пользователь — юзером и т. п.В каждом языке есть различные формы обращения к собеседнику. В русском языке две основные формы: на «ты» и на «вы». К незнакомому или малознакомому взрослому надо обращаться на «вы» (так же — к старшим по возрасту, даже и знакомым), а обращение на «ты»- знак более близких, сердечных отношений. Изучение социальных условий, влияющих на выбор форм личного обращения (и, кроме того, приветствий, извинений, просьб, прощания и т. п.), — также область интересов социолингвистики. Социолингвисты ставят перед собой и такую задачу: регулировать развитие и функционирование языка (язы­ков), не полагаясь целиком на самопроизвольное течение языковой жизни.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: